По всей России идет «Человек из Подольска» — спектакль о допросе полицейскими-интеллектуалами. О чем эта постановка и почему она так популярна — в интервью автора пьесы

В ноябре сразу в двух петербургских театрах покажут спектакль «Человек из Подольска». Главного героя там допрашивают и пытаются перевоспитать полицейские-интеллектуалы. Параллельно спектакль идет в театрах Москвы, Самары, Красноярска и других городов России.

О чем эта пьеса, как к ней относятся настоящие полицейские и почему ее так активно ставят по всей стране? «Бумага» поговорила с автором пьесы, драматургом Дмитрием Даниловым.

Постановка «Человека из Подольска» в «Театре.doc». Фото: afisha.ru

«Человек из Подольска» — это полуторачасовой допрос главного героя родом из Подольска, который довольно грубо проводят полицейские-интеллектуалы. Они задают герою философские вопросы и пытаются убедить его жить иначе — ценить то, что он имеет. Например, они утверждают, что Подольск не хуже Амстердама. В Петербурге спектакль впервые покажут 10 ноября в театре «На Литейном» и 28 ноября в «Приюте комедианта».

— В некоторых рецензиях «Человека из Подольска» называют «спектаклем о том, какой могла бы быть полиция в идеальном мире». Вы согласны?

— Я приветствую любые трактовки — чем их больше, тем интереснее, но сам я ничего хорошего не вижу в описанной в пьесе полиции. Мы видим довольно грубое психологическое насилие, а главного героя задерживают не за преступление, а просто так. Это не образ идеальной полиции, но одновременно  зловещие полицейские говорят герою много правильных и важных вещей.

Я присутствовал на нескольких зрительских обсуждениях: пьесу трактуют очень по-разному. Кто-то видит идеальную полицию и хочет, чтобы всё было именно так. Более того, в прошлом году была читка пьесы в Тольятти, и туда пришло целое полицейское подразделение — посмотреть пьесу их отправило начальство. Им очень понравилось. Сказали, что это прекрасный образ полиции.

Другие зрители видят в пьесе даже политическое высказывание — в полицейских они угадывают образ нынешнего государства, которое насаждает патриотизм. Эта точка зрения мне не близка, я такой смысл не вкладывал, но это дело зрителей. Некоторые вообще считают полицейских некими ангелами или представителями потустороннего мира.

— Как бы вы сами в одном предложении сформулировали, о чем ваша пьеса?

— В большей степени эта пьеса о нашей ненаблюдательности. О том, что почти всегда мы не замечаем ничего интересного, красивого в окружающей нас реальности.

— Почему вы вообще решили написать пьесу о допросе в полиции?

— Никакого личного опыта за пьесой не стоит. Толчком послужило то, что я в интернете случайно увидел заголовок о том, что кто-то подвергся в полиции очень странному допросу. При этом я особо не слежу за всей этой повесткой, у меня никогда не было цели во что бы то ни стало написать пьесу о полиции. Я уже точно не помню, о чем шла речь в той новости, но я подумал, что интересно написать что-нибудь о странном допросе.

Потом у меня появилась идея о странных полицейских-интеллектуалах, которые непохожи на привычных нам сотрудников полиции. Так всё постепенно и начало придумываться, пьеса зрела у меня в голове очень долго — года три.

— Пьеса представляет собой диалог задержанного и полицейских. Вы изучали протоколы реальных допросов?

— Нет. Когда живешь в России, понимаешь, в какой интонации ведется допрос. Мне кажется, все мы так или иначе это знаем.

— В спектакле полицейские противопоставляют свои действия и реальные пытки. Вы действительно считаете это противоположными вещами или приравниваете их поучения о том, как надо жить, к пыткам?

— Я исхожу из простой мысли, что физическое насилие хуже психологического. Оно может повлечь увечья или смерть, а от психологического насилия люди обычно не умирают. Я далек от идеалистических рассуждений о том, что слово может убивать. Может убивать, но обычно убивает кулак. Так что, конечно, лучше, когда люди подвергаются даже такому странному допросу, но им не ломают кости и не выбивают глаза.

— Вы критикуете методы полицейских из пьесы, но не их взгляды?

— Да, я их действительно разделяю. Они действуют дикими методами, но говорят правильные вещи. Например, когда указывают герою, что он живет как автомат и вокруг себя ничего не видит и не хочет видеть.

— А такие методы, на ваш взгляд, могут заставить изменить образ жизни?

— Могут, но это не значит, что в таких методах есть что-то хорошее. Человек может о чем-то задуматься и после того, как его на улице изобьют. Или человек может додуматься до каких-то хороших вещей, пока сидит в тюрьме. Но лучше, когда человека в тюрьму просто не сажают.

— Как вы считаете, есть ли в нашей полиции сейчас такие интеллектуалы? Возможна ли ваша история в жизни?

— Думаю, что с интеллектуалами можно столкнуться, не все полицейские — тупые машины для насилия. Но сама история полностью, конечно, вряд ли может повториться.

Постановка «Человека из Подольска» в «Театре.doc». Фото: afisha.ru/performance/191183

— Сколько театров сейчас играют «Человека из Подольска»?

— В Москве два театра — «Театр.doc» и театр «Практика», где идет спектакль сразу по двум моим пьесам — «Человек из Подольска» и «Сережа очень тупой». В Петербурге в ноябре спектакль покажут в двух театрах — в «Театре на Литейном» и в «Приюте комедианта». Также его показывают в Минске, Челябинске, Норильске, Йошкар-Оле, Иркутске, Красноярске, Ярославле, Самаре, городе Тара Омской области.

— Ситуация, когда пьесу начинает играть десяток театров по всей стране — редкость для современного драматурга?

— Нет. Например, пьесы [драматурга] Ярославы Пулинович и некоторых других драматургов, как я слышал, играют более чем в ста театрах. До них мне далеко.

— Насколько сильно отличаются постановки в разных городах?

— Режиссеры разные, и пьесу они видят по-своему. Например, моя любимая версия — постановка Михаила Угарова в «Театре.doc» (режиссер и художественный руководитель «Театра.doc» Михаил Угаров умер в апреле 2018 года — прим. «Бумаги»). Режиссер убрал какие-то реплики, другие добавил, а второго полицейского, который в пьесе является абсолютно второстепенным персонажем, сделал ярче и важнее. И это сделало спектакль только лучше.

Или в Минске вышла очень хорошая постановка режиссера Дмитрия Богославского, где человек из Мытищ (второстепенный герой пьесы, также задержанный полицейскими — прим. «Бумага») ближе к концу спектакля срывает с себя спортивный костюм и оказывается третьим полицейским. Из полудурка он превращается в грозного полицейского и зачитывает «приговор» задержанному.

— Такие изменения режиссеры с вами согласовывают?

— Иногда да, чаще — нет. Да и меня не смущают такие изменения. Наоборот, приятно — в большинстве случаев они придают тексту объем и дополнительный смысл.

— Как вы думаете, вашу пьесу стали широко ставить из-за нелюбви к полиции? И как вы в целом относитесь к хайпу вокруг?

— А что плохого в хайпе? Я не представляю себе драматурга, который был бы против того, что его пьесу ставят в десятках театров. Нет ничего плохого, даже  если люди придут на спектакль просто потому, что это модно. Это нормально. Человек придет в театр и увидит на сцене что-то хорошее.

С пьесой вышло довольно удачно, потому что она играбельная. Ее интересно играть, а актеры могут что-то слепить из своих персонажей. Плюс вопрос трактовок — каждый видит пьесу по-разному. Например, борец с режимом увидит метафору государственного насилия, а ультра-патриота порадуют рассуждения о том, что Подольск не хуже Амстердама. Эта пьеса всем угодила, что редко получается.

Плюс, конечно, сыграло роль недоверие людей к полиции. Тема полиции всеми воспринимается остро, у людей есть запрос на такое. Чувака допрашивают в полиции — это интересно.

А еще мне очень повезло, что эту пьесу первым заметил и поставил выдающийся режиссер Михаил Угаров, из-за чего люди сразу начали ходить на нее, про нее начали писать. Мне действительно повезло — она ведь могла пройти абсолютно незамеченной.


Чтобы каждую неделю получать письма о главных культурных событиях города, подпишитесь на тематическую рассылку «Бумаги»

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
У «Бумаги» есть платные рассылки — с историями петербургских домов и рассказами о вине и спектаклях. Что это такое и как на них подписаться?
Как слушать классическую музыку и не заскучать на концерте? Рассказывает музыковед
Как полюбить современный петербургский театр, если вы в нем ничего не понимаете? Рассказывает театральный критик Виктор Вилисов
Вторая волна коронавируса
Как растет число заболевших коронавирусом в Петербурге — показываем на графике
В школах Петербурга COVID-19 выявили более чем у 1000 учеников и 300 учителей
БДТ отменил три спектакля из-за положительных тестов на коронавирус у артистов
«Это имитация меры». Кафе и барам запретят работать после 23:00 — что об этом думают рестораторы
У петербургского бизнеса начали отзывать разрешения на работу за нарушение масочного режима
Поддержка протестующих в Беларуси
Беларусь объявила Тихановскую в межгосударственный розыск за призывы к свержению конституционного строя
На «Марше гордости» в Беларуси задержали почти 600 человек, сообщают правозащитники
В Минске произошли столкновения милиции и протестующих. На акциях задержали несколько десятков человек, в том числе журналистов
В Петербурге прошла акция солидарности с протестующими в Беларуси. Ее участники проехали по рекам и каналам с бело-красно-белыми флагами
В центр Минска стянули автобусы с силовиками, бронетехнику и водометы. На акции протеста накануне в городе задержали около 400 человек
Коллеги «Бумаги»
Документальное кино о женщинах в ожидании свободы
В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
Надежда малых городов
Отравление Навального
Евросоюз ввел санкции против нескольких российских чиновников из-за отравления Навального
Из-за чего обвалился рубль, как на него повлияло отравление Навального и будет ли доллар по 100? Рассказывает экономист
«Санкции против всей страны не работают». Навальный призвал ЕС ввести санкции против окружения Путина
Эксперты ОЗХО подтвердили, что Алексея Навального отравили «Новичком»
«Это как дементор: тебе не больно, а жизнь уходит». Алексей и Юлия Навальные дали двухчасовое интервью Дудю — об отравлении и выздоровлении
Конфликт баров и жителей Рубинштейна
Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Жители Рубинштейна попросили ужесточить правила работы летних кафе во время пандемии
Озеленение Петербурга
Петербургские активисты высадили каштаны на площади Шевченко в Петроградском районе
Смольный продлил компании «Анна Нова» аренду участка в Муринском парке до августа 2024 года, сообщают активисты
Кто и как борется за сохранение деревьев в Петербурге и почему в городе так мало зелени
Петербуржцы убрались и посадили многолетние растения во дворе на Загородном проспекте
Активисты высадят каштаны на площади Шевченко у «Петроградской». Акцию согласовали с властями
Закон о «наливайках»
В Закс Петербурга внесли новый проект закона о «наливайках». Требование о 50 квадратных метрах будет касаться только заведений в домах массовой серии. Обновлено
В центре Петербурга могут разрешить работу баров площадью более 20 квадратных метров, сообщила рабочая группа по «закону о наливайках»
Закон о «наливайках» могут смягчить. Барам меньше 50 метров разрешат работать, если они находятся в историческом центре
Беглов посетил петербургский бар Spontan, попадающий под закон о «наливайках». Губернатор выпил там соку и пригласил владельца на встречу в Смольном
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.