8 января 2019
Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Сириец Саид Джаудех — о странных русских приметах, общении с бабушками и работе актера в Петербурге

Саид Джаудех приехал в Петербург из Дамаска, чтобы учиться в театральной академии, которую когда-то закончил его отец. Сейчас Саид играет в театре, снимается в рекламе и говорит, что Петербург — единственное место, куда ему хочется возвращаться. 

Сириец рассказывает, почему любит разговаривать с петербургскими бабушками, как научился в России искать выход из сложных ситуаций и делать ремонт и чем его удивило слово «таракан».

Возраст

31 год

Род деятельности

Актер

В Петербурге

5,5 лет

Я жил в Дамаске, столице Сирии, и учился на актера. Мой отец был режиссером, в 1970-е годы он окончил ЛГИТМиК (сейчас — Российский государственный институт сценических искусств — прим. «Бумаги») и вернулся домой. Он открыл для Сирии жанр детского театра. Отец хотел, чтобы в одном из спектаклей я сыграл Маугли, но этому было не суждено сбыться: он умер, когда мне было десять лет.

Я не успел закончить сирийский университет, потому что произошла революция и началась гражданская война. У меня был выбор: идти в армию воевать против своих же или уехать учиться за границу. Мой друг-сириец жил в Нальчике, и я поехал туда. Начал учить русский язык и поступил на актерский курс. Но я очень хотел в Петербург. С первого раза поступить на Моховую, в РГИСИ, не получилось — семестр я был вольнослушателем.

Однажды на занятие пришел Иван Иванович Благодер (актер театра и кино, музыкальный руководитель Александринского театра — прим. «Бумаги») и услышал, как я пою. Он набирал эстрадный курс и предложил поступать к нему. В Сирии нет такого театра: ты либо актер, либо певец — мюзиклов никто не ставит. Мне стало интересно, я подумал, что было бы хорошо, если смогу одновременно выступать как актер и петь.

Но на втором курсе понял, что большинство ребят больше хотят петь, чем играть. Им хотелось быть солистами, а в актерстве главное — партнерство. Я ушел на другой курс, где готовили драматических актеров, там мне очень нравилось, но не сложилось. Я решил, что лучше уйти, чем портить с кем-то отношения. Хотел вообще отчислиться из Академии, но мне позвонил Иван Иванович Благодер и сказал: «Ты что, дурак? Осталось полтора года», — и взял обратно к себе в мастерскую. Так я закончил отделение музыкального театра, с которого и начинал. Сейчас снимаюсь в рекламе, клипах, в коротком метре, играю в театре «Ковчег».

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Находить выход. В жестких обстоятельствах кто-то поможет, но в основном ты должен всё делать сам. Русский мужик умеет делать всё: починить кран, поставить дверь. С одной стороны, это очень круто — у тебя что-то сломалось, и ты можешь это восстановить. Но с другой — ты же сделаешь это хреново, потому что это не твоя специальность!

Однажды у меня сломался кран на кухне. Я звоню подруге, она говорит: «Мой брат всё сделает». Спрашиваю: «Он техник?» Подруга отвечает: «Нет, но это легко, он это делает постоянно». Думаю, ну ладно, пусть приезжает. И он сделал такую штуку, что у меня рот открылся: взял банку от газировки, сплющил и закрепил под краном, чтобы его зафиксировать. Конечно, какое тут качество — это же банка от газировки, но ведь держит! Была проблема, и ее решили за секунду. Может, для русских это нормально, но у меня был шок.

Здесь я научился делать ремонт: недавно подруга позвала ей помочь. Раньше казалось, что клеить обои так сложно. Теперь думаю, что на самом деле это легко. Просто нужно брать и делать. Я даже начал получать от этого удовольствие. В Сирии такие умелые люди тоже есть, но там их десять человек из ста, а тут наоборот — десять тех, кто не сможет работать руками.

Кто сыграл для вас важную роль?

Я очень уважаю Ивана Ивановича Благодера. Отучившись у него какое-то время, я ушел к другому мастеру — в России это считается предательством. Но ведь я приехал учиться, искать себя. Хотел попробовать другие школы, другие вещи. Когда я объяснил это Ивану Ивановичу, у него изменилось лицо — я думал, он убьет меня. Я сказал, что люблю курс, ребят, его и не хочу терять хорошие отношения между нами.

Когда я закончил говорить, мне показалось, что он меня понял. И когда в другой мастерской отношения не сложились, Иван Иванович позвал меня обратно к себе. Я понимаю, что в обществе, где уход с курса расценивается как предательство, он поступил очень круто. 

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

Тепло по отношению к людям. В России это чувствуется в маленьких городах, где все друг друга знают, а в Сирии везде так. Если на улице конфликт и люди ругаются, все бегут выяснять, что происходит. Иногда я думаю, умри я тут — всем будет наплевать. Но с другой стороны, если у тебя есть какая-то менее серьезная проблема, тебе готовы помочь.

Когда я приехал в Питер, снял гостиницу на три дня: не знал, сколько длятся экзамены. Думал, что мне сразу дадут общежитие, но оказалось, я понял всё неправильно. Продлить аренду номера я не смог — он был уже забронирован, — а других свободных комнат не было.

Я оказался на улице с чемоданом в руке. Иду и понимаю, что потерялся в этом городе. Он огромный, и все дома для меня одинаковые. Я стоял и смотрел по сторонам. Подошла какая-то женщина и спросила, что случилось. Я показал бумагу с адресом другой гостиницы, и она стала объяснять, как пройти. Потом посмотрела на меня, поняла, что я ничего не понимаю, взяла за руку и просто отвела туда. Я ее не просил, но она сама помогла. Это меня удивило.

Еще я бы хотел, чтобы в Петербурге были дамасские фонтаны. У нас в старом городе они есть прямо в домах. Там построены террасы с фонтанами, из которых можно пить воду.

Пять находок в Петербурге

  1. Странные приметы
    Один раз друг меня чуть не убил за то, что я поздоровался с ним через порог. Он накричал на меня, а я не понял за что. Вначале подумал: может, он не так понял, когда я хотел его обнять? Он говорит: «Так нельзя, заходи». Я зашел, и только тогда он разрешил поздороваться. Потом друг объяснил, что это [здороваться через порог] плохая примета.
  2. Рыбаки на Неве 
    В Петербурге люди ловят рыбу в Неве! Холодно, а они стоят и ждут, когда попадется рыба.
  3. Необычные слова 
    Мне было сложно учить язык, но я страшный болтун. Это мне очень помогло. И хотя я уже довольно неплохо знаю русский, попадаются слова и выражения, которые меня удивляют. Например, «таракан» — это звучит так красиво! Когда я узнал, что оно означает, ужаснулся. Или ругательство «ты с ума сошел!» — это же созвучно какому-то французскому признанию в любви.
  4. Общение с бабушками
    Я настолько люблю поболтать, что если бабушка на улице начинает разговаривать со мной, я стою тридцать минут и обсуждаю, что у нее произошло. Особенно если ты улыбаешься — она может подойти и начать рассказывать, что готовила сегодня. Бабушкам скучно — особенно, если дети уехали, а тут это происходит часто. Одна назвала сына плохим человеком, потому что он переехал в другой город. Я постарался объяснить, что это нормально, это жизнь. А еще все бабушки постоянно говорят, что раньше было лучше.
  5. Отношение к женщинам
    Когда я первый раз ехал в маршрутке, зашла женщина и никто не уступил ей место. Я сразу встал, а все на меня так странно посмотрели, как будто я хочу с ней познакомиться. Но уступить место — это же логично, даже если не брать в расчет культуру. А сегодня я не встал, чтобы не выглядеть странным. Хотя, конечно, я должен поступать так, как считаю правильным.

Зачем вы здесь?

Кроме Сирии я жил в Египте, Иордании, Ливане, Нальчике — но мне не хочется никуда возвращаться. А в Петербурге есть такая штука, к которой привыкаешь, — атмосфера. Это не то, как выглядит город, не красота зданий, это что-то другое. Тут чувствуется империя. Человек, который пожил здесь хотя бы год, обязательно вернется. Я люблю этот город. Конечно, холодно, но во всей России так.

Стоит кому-то узнать, что я иностранец, как все тут же начинают задавать тысячу вопросов и очень удивляются. Как будто я не из другой страны, а из космоса! Мне нравится такое повышенное внимание. Но при этом здесь я не чувствую себя чужим. Одно время было ощущение, что я просто маленький русский человек, который криво говорит.

У меня были мысли уехать из России. Для меня работа — это 80 % моей жизни. А тут с этим сложно, если ты актер или режиссер. Мне легко найти работу в определенном амплуа — иностранца, приезжего. Но сложно развиваться. Мне нужна постоянная тренировка. Когда нет работы даже месяц, я начинаю снимать себя на видео, записывать какие-то пробы.

Поэтому я думал уехать в Англию — не так много проблем с языком, так как я его знаю. Еще думал про Сирию и Дубай. Но ненадолго — может, на год или на два, чтобы потом вернуться. Мне нравится Петербург и театр здесь.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.