«Скрежет металла, отлетающие куски железа и драйв»: как проходит битва 100-килограммовых боевых роботов и кто их создает

В Петербурге впервые прошел один из крупнейших турниров России по боям роботов «Бронебот». На арене «Юбилейного» 100-килограммовые роботы били друг друга топорами и молотами и подбрасывали оппонентов в воздух. В боях участвовали чемпионы Европы и мира, но первое место заняла петербургская команда.

Как студенты собрали робота, способного подбросить легковую машину, почему участники шоу считают, что подобные битвы развивают российскую робототехнику, и зачем в соревнованиях участвуют дипломированные инженеры и физики со всего мира? Команды из Петербурга, Москвы и Лондона рассказали «Бумаге», как создают своих роботов и зачем участвуют в шоу.

Робот Major Damage, известный по лиге Robot Wars. Принимает участие в показательных боях «Бронебота»

Первые в России бои роботов прошли в октябре 2015 года в московском «Олимпийском». За основу организаторы взяли международное шоу Battle Bots, в котором радиоуправляемые роботы сражаются на ринге. Как утверждают создатели российского турнира, проект создан, чтобы отечественные разработчики могли продемонстрировать свои умения в робототехнике и инженерии.

Чтобы попасть на турнир, нужно предоставить робота из определенных материалов — зачастую пластика или акрила толщиной до 5 мм — и с установленными параметрами веса, высоты, длины и ширины. Роботы могут использовать, к примеру, подбрасывающее и режущее оружие, но огнестрельное, огнеопасное, электрическое и жидкое запрещены.

Выигрывает тот робот, который за время турнира смог вывести из строя большее количество соперников или нанести им максимальное количество повреждений. Судьи также могут добавлять очки роботу, поведение и стратегию которого они посчитают наиболее зрелищными.

Команда-победитель Energy из Петербурга

На фото: Карина Хаткевич, Петр Кравченко и Александр Орлов

Робот

«Барракуда»

Скорость

25 км/ч

Вес

100 кг

Оружие

Пневмолифт

Капитан команды Петр Кравченко:

— В 2015 году я увидел в интернете объявление о первом «Бронеботе». В нем всех призывали делать роботов и участвовать. И я решил: почему бы и нет? Для меня это была возможность показать свои умения.

В команду позвал своего друга, с которым мы в детстве копались в гараже — мотоциклы чинили, делали всякие картинги. К нам присоединилась моя бывшая одноклассница. Так у нас набралось достаточно рук, и мы начали работу над роботом.

Собрали небольшую сумму денег на детали, смастерили что-то, похожее на робота, и поехали на турнир. Приехали — там большая сцена, а на ней несколько [радиоуправляемых] роботов бьют друг друга топорами, молотами, подбрасывают друг друга вверх, переворачивают. Не то чтобы мы этого не ожидали, но было круто. Видно, что роботы были проработаны.

Конечно, с нашей первой версией робота мы быстро проиграли: у нас были самые распространенные в сфере таких битв проблемы с электроникой. Но мы успели покататься, побиться и получить опыт. Это очень втянуло, так что мы вернулись [в Петербург] и сразу же начали делать нового робота, учитывая ошибки.

С тех пор мы многое переосмыслили, посетили несколько чемпионатов и кардинально изменили подход к строительству робота. Мы пришли к простой истине: любой боевой робот — это огромное количество эксклюзивных деталей, которые каждая команда подбирает индивидуально под себя, их нужно комбинировать и достигать своего результата. У каждой команды свой неповторимый робот, для которого разрабатывается дизайн, техника и оружие. Такие турниры — это возможность продемонстрировать, что вы собрали.

Если в первый раз мы видели робота английской команды и могли его только догнать и чуточку стукнуть (причем догнать, только если нам позволят), то сейчас мы можем бороться с ними на равных. Дошли до того, что наш робот может подбросить легковой автомобиль. Иногда есть недочеты, но это нормально: мы в этом деле два года, а западные и европейские команды — десяток лет.

Сейчас в России уже почти нет такого, что робот выезжает на сцену и просто стоит: новички слушают советы о моторах, контроллерах и за счет этого развиваются быстрее. Когда мы начинали, обмена опытом в России просто не было: нам помогали иностранные команды и какие-то сайты, которые в нулевые нужно было искать на форумах.

Сфера развивается очень быстро. За последний год у нас в городе появилось несколько новых команд. Мы пытаемся организовывать в своих университетах арены, развивать тему, привлекать новых людей, показывать, насколько это круто. Но большого притока нет: многие боятся, не решаются, не могут найти средства.

Мне кажется, создавать роботов [для битв] может каждый. Мы, например, делаем их в нашем гараже. Начинали с самого простого набора: болгарка, шуруповерт и дрель. Сейчас, конечно, нам уже нужно практически всё сварочное оборудование. Мы не всё просчитываем, эксперементируем: бывает, жжем по несколько моторов за одно шоу, чтобы понимать, что к чему. В этом вся магия.

До битв роботов мы не занимались робототехникой напрямую. Я учусь в университете на радиотехнологиях и электронике, а друг закончил колледж по специальности «механизатор сельского хозяйства». Но всего за два года мы успели съездить на международный чемпионат в Китай и занять там третье место.

Мне кажется, это как спорт: нельзя сразу начать побеждать. Главное, тренироваться, набираться опыта. Ты не победишь в первый, третий и пятый раз, но в будущем поймешь, как это делается.

Хотя боевым роботам применения и мало, они учат работать с электроникой. Ну и это круто: всем нравится скрежет металла, отлетающие куски железа и драйв. Когда видишь, как 100-килограммовая махина подлетает на три метра и с грохотом падает, ощущение только «вау».

Команда Solarbot из Москвы

На фото: Борис Лонкин и Дмитрий Мелькин (третий участник Павел Лонкин за кадром)

Робот

Archie

Скорость

30 км/ч

Вес

100 кг

Оружие

Пневмолифт

Член команды Борис Лонкин:

— Наш командир [Дмитрий Мелькин] осенью 2015 года сходил на первое шоу боевых роботов в России и объявил, что может лучше. И подал заявку.

Особенно забавно он решил формировать команду: мы знакомы давно, учились вместе в Бауманке (Московский государственный технический университет имени Баумана — прим. «Бумаги») на факультете робототехники. И тут ни с того ни с сего Дима пишет в чат: мы будем участвовать там-то и там-то через год. А мы такие: что? где? Поговорили, он объяснился. Делать нечего — собрали робота. Вскоре на этом турнире заняли второе место. Так и продолжаем.

У нас в команде три человека: наш капитан — самый рукастый, он всё собирает, я отвечаю за технику, третий участник — за программирование. Все роли как-то случайно распределились.

Для нас это, конечно, хобби. Мы все дипломированные инженеры, у каждого из нас — своя работа. Просто нам прикольно собираться по вечерам в гараже, что-то придумывать и мастерить. А потом видеть, как это что-то побеждает.

Подготовка к строительству робота достаточно простая: мы рисуем от руки модель, просчитываем его параметры, моделируем, чтобы попасть в вес. А потом всё выкидываем, потому что что-то пошло не так, и начинаем собирать с нуля. В среднем на сборку и доработку робота уходит полгода. Бывает, берем на работах отпуск и сутками собираем, иногда — с утра отрабатываем смену, едем в гараж делать робота и спим по два часа.

Всё это далеко не дешевое удовольствие. Первого робота мы собирали на свои средства — потратили около 100 тысяч рублей. А окупить это победами в соревнованиях не получается: призовой фонд может покрыть только себестоимость, но никак не ремонт и потраченное время.

Сейчас к этой сфере тянутся спонсоры, всё больше людей готовы финансировать команды. Но найти подходящего тоже сложно: мы в последний раз обошли около 250 компаний. И опять же на полученные деньги только купили оборудование и оплатили половину нового робота. Так как все запчасти завозятся из-за рубежа, сейчас роботы для соревнований стоят около 300 тысяч.

Бросать из-за подобного, конечно, никто не собирается. В любом случае это крутая разминка для мозгов: ты одновременно и применяешь свои знания на практике, и сбрасываешь пыл, когда твой робот всех выносит.

Команда Toon из Лондона

На фото: Клив Браун и Алекс Браун (третий участник Венди Браун за кадром)

Робот

TR3

Скорость

18 км/ч

Вес

100 кг

Оружие

Флиппер

Капитан команды Алекс Браун:

— Я родился и вырос в Лондоне, с детства ходил в школу с техническим уклоном. Лет в семь, наверное, заинтересовался робототехникой: мы с папой — физиком по образованию — мастерили роботов в гараже, я придумывал им имена. Папе нравилось проводить со мной время, а я любил что-то делать руками.

Однажды, когда мне было девять, отец записал нашу семью на городской чемпионат роботов. Мы к нему очень долго готовились, создали подходящего робота с вылетающими копьями и отправились на шоу. Там меня записали в командиры команды, я сам управлял роботом. И мы внезапно победили. Так я стал чемпионом Англии.

Сейчас мне уже 16, я в команде со своими родителями. Живем практически только на доход от наших роботов: мы участвовали и в телевизионном шоу Robot Wars, и в нескольких международных чемпионатах, я получал стипендию, меня звали в большие компании. Нам всем это нравится, даже папе, который всегда занимался серьезной наукой.

Как говорит мой отец, за этой сферой будущее. Здесь сейчас многие-многие ученые: для некоторых это хобби, некоторые тестируют свои изобретения. И это развивает робототехнику в целом, все это понимают. Здесь проверяются новые возможности, открываются таланты. Шоу привлекает внимание, чтобы появлялось больше специалистов. Не думаю, что я бы связал свою жизнь с робототехникой, в которую я сейчас практически влюблен, если бы не бои.

Насколько я понимаю, в России сфера начала развиваться не так давно, но я уже вижу прогресс. Мы сейчас на огромном стадионе, где забита как минимум половина зала! Я верю, что кто-нибудь из присутствующих детей вдохновится тем, что таких роботов можно сделать собственными руками, а потом создаст самого крутого робота в мире, который уже будет помогать нам в старости.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Сейчас я понимаю, что в боях главное — даже не расчеты и материалы, а идея. Когда многие только начинают, у них появляются проблемы с двигателями, натяжителями, цепями и редукторами, и это занимает большую часть времени. Но всё это быстро исправляется, дальше идут соревнования — и тут важно помнить про идею, ради чего ты это делаешь.

Мы, например, организовывали аукцион, продавая части наших роботов (каждый стоил около 30–40 тысяч долларов), а потом передавали заработанные деньги больным раком. И такие мероприятия важны. Можно пустить деньги на науку, на собственное образование. Но нужно, чтобы была идея: надо делать всё ради чего-то.

Здесь мы именно ради идеи, чтобы поддержать Россию. Сейчас робототехника во всем мире развивается как никогда быстро: проводятся подобные чемпионаты, снимаются шоу, сфера востребована. Россия позже начала, но догоняет весь мир огромными шагами. Я вижу в этой стране большие таланты, которые скоро выйдут на мировую арену.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
Это петербургский робот Сэлдон: он играет на гитаре и знает бюджет Ленобласти. Кто его создал и почему он так вызывающе выглядит 🤖
Как студенты СПбГУ готовились к чемпионату мира по программированию и чем занимаются в свободное время
Как фанаты «Назад в будущее» отметили 21 октября 2015 года и что на самом деле произошло в этот день
Конфликт на Петровской косе
«Мы все связаны братством». Четыре петербуржца рассказывают, как влюбились в парусный спорт и почему город не должен лишиться яхт-клуба на Петровской косе
Что известно о будущем Речного яхт-клуба и Петровской косы. Яхтсменов выселили в разгар сезона, им негде швартоваться
«Нет консенсуса, нет договоренностей, нет развития». Что будет с речным яхт-клубом и что сейчас происходит на Петровской косе
Глава Ленинградской федерации профсоюзов подтвердил выселение речного яхт-клуба с Петровской косы. Там срезают понтоны, суда вынесут на сушу
Приставы пришли в яхт-клуб на Петровской косе и срезали трапы, ведущие к судам
Поддержка независимых театров
Сколько на самом деле стоит один поход на спектакль? Режиссер Семен Александровский рассуждает, почему бюджету выгодны частные театры
Более 20 независимых театров Петербурга не получили господдержку после пандемии: некоторым грозит закрытие. Десятки миллионов достались патриотическим фестивалям
Независимым театрам Петербурга обещают выделить субсидии в конце августа, заявила член комиссии
Независимые театры пожаловались, что остались без субсидий во время пандемии. Смольный запустил второй этап конкурса на финансирование
Коллеги «Бумаги»
Как ростовские наркополицейские бежали в Украину и задумались о карьере правозащитников
Как приговор по делу Юрия Дмитриева изменит Россию и нас
История отца Сергия, захватившего монастырь
Смягчение режима самоизоляции
В Петербурге 8 августа возобновляется работа парков аттракционов, на улице можно будет проводить культурные и спортивные мероприятия
Петербуржцы жалуются, что пассажиров перестали пускать в метро без масок. В метрополитене говорят, что так было и раньше
В комплексах «МЕГА» и большинстве торговых центров Ленобласти разрешили открыть фудкорты
Петербургские суды зарегистрировали больше 600 дел об отсутствии СИЗ за июль. Протоколы составляли в том числе на горожан, которые ели шаверму без маски
В Петербурге открылись визовые центры десяти стран ЕС
Закон о «наливайках»
Беглов посетил петербургский бар Spontan, попадающий под закон о «наливайках». Губернатор выпил там соку и пригласил владельца на встречу в Смольном
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках
Беглов призвал до 2021 года изменить закон о «наливайках» в интересах предпринимателей и жителей. Вот как он объяснил подписание «непроработанного» законопроекта
«Принятие закона о „наливайках“ — поспешность отдельных депутатов». Александр Беглов заявил, что в закон внесут изменения
В Петербурге прошло первое заседание рабочей группы по закону о «наливайках». На нем предложили создать особые правила для баров в исторических домах
Снос хрущевок в Петербурге
Какие хрущевки готовятся снести в Петербурге, куда переселяют жильцов и почему проект реновации затянулся на 10 лет?
Как в Сосновой Поляне сносят первую хрущевку по программе реновации. Демонтаж продлится несколько дней
В Петербурге возобновляется программа реновации — первыми сносят дома в Красносельском районе. Что об этом известно
В Петербурге начали сносить первую расселенную хрущевку по программе реновации
Жители попавших под реновацию кварталов смогут переехать в другие районы
Лето в Петербурге
Театр, похожий на космический корабль, старинные церкви и медовуха в купеческом доме. Приезжайте в Великий Новгород
Как долго в Петербурге продлятся дожди и ждать ли лета в августе? Рассказывает главный синоптик города
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
В Петербурге прошел ливень. Конечно же, улицы по всему городу затопило, а машины «плыли» по дорогам
Сотни людей на набережных, разведенные мосты и военные корабли: как в Петербурге прошел парад в честь Дня ВМФ
Озеленение Петербурга
Петербургские активисты озеленят сквер на улице Марата. Принять участие в высадке растений сможет любой желающий
Жители Петроградского района намерены вернуть виноград, сорванный ветром с дома на Лизы Чайкиной. Вот как они это сделают
С дома на Лизы Чайкиной сорвало виноград, много лет покрывавший половину стены. Местные жители планируют вернуть растение на место
На парковке на Марата на один вечер создали зону отдыха со стульями и растениями в горшках. Вот как она выглядела
На Чкаловском проспекте появился прицеп со скамейкой и растениями. Небольшую зону отдыха оборудовали активисты

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.