Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.
Финка Реетта-София Маунумаа — о русском балете, Финском заливе и экологических проектах в Петербурге

Молодая художница Реетта-София Маунумаа четыре года назад переехала в Петербург из маленького финского города. Она мечтала изучать академическую живопись и заниматься балетом. И хотя с последним в итоге не сложилось, Реетта-София поступила в Академию художеств и теперь называет Петербург своим домом.

Почему в Петербурге меньше стресса, чем в Финляндии, что делает темперамент россиян жестким и различаются ли побережья Финского залива в двух странах — рассказывает финка.

Возраст

25 лет

Род деятельности

Студентка

В Петербурге

Четыре года

Я переехала в Петербург, потому что здесь есть Академия художеств — единственное место в мире, где можно основательно изучать именно академическую живопись. Я год училась в финской частной школе, где преподавали русский язык и где я впервые начала писать картины. Там у меня появилась мечта поступить в Академию — и в 2014 году она исполнилась.

Я родом из Сейняйоки (город с населением 62 тысячи жителей — прим. «Бумаги») и привыкла к природе и компактности. Поэтому в первые дни в Петербурге меня поражало, что на улице ты постоянно встречаешь людей, которые куда-то спешат, что здесь много культурных мероприятий, а у каждого дома огромная история. Общаться с петербуржцами оказалось легко: выяснилось, что наши менталитеты очень схожи.

В первый год после переезда, когда я еще учила русский язык на подкурсах, мне очень хотелось пойти на курсы балета. Я 15 лет занималась класическим балетом в Финляндии, и для меня эти занятия были отдыхом. Моя финская преподавательница танцевала в Петербурге, когда была молодой, и я думала: приеду и снова займусь балетом. Но языковой барьер и проблемы с обустройством помешали — я отложила это дело.

Лишь год назад смогла пойти в студию русского балета на Петроградской. И хотя меня учила петербурженка и я всё это знала, нагрузки выдержать не смогла: возраст не тот. Меня хватило на семестр; русский балет — это очень тяжело. Я решила, что буду больше заниматься живописью. И с тех пор, можно сказать, у меня совсем нет хобби: хватает только лечь на кровать и смотреть в потолок.

Я практически всё время провожу в Академии художеств. Здесь есть искусство. Академическая живопись занимает меня полностью, и я даже не слежу за современным искусством в широком его понимании. В моем представлении, правда, я тоже занимаюсь современным искусством — современной академической живописью. Но всё равно живу в мире классического искусства.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Спустя четыре года могу сказать, что стала петербурженкой. Я люблю этот город — за его культуру, красивые парки и редкую хорошую погоду. Единственное, что меня выбивает из колеи, когда в магазине, например, кассир грубит из-за плохого настроения. Иногда говорят что-то плохое — и настроение падает и у тебя. В Финляндии такое тоже бывает, но реже, там клиент всегда прав. Я не знаю, что здесь с этим делать. Думаю, это просто жесткий темперамент россиян: люди пытаются жить сами по себе, не считают, что должны нравиться каждому.

В России, как я поняла, ничего не происходит сразу, а если и происходит, то не всегда так, как ожидаешь. И я точно научилась терпению и спокойствию, разбираясь с документами или стоя в очередях. Финны с ума посходили бы от того, что всё идет не по плану. А я теперь думаю: «Эх, да и ладно. Двигаемся вперед».

Сейчас я смотрю на ту себя, которая жила в Финляндии, и понимаю, что изменилась. Мне нравится, что здесь у меня нет сильного стресса, я не планирую ничего дальше, чем на завтра. Финны же всё планируют на год или два вперед. А здесь просто есть чувство, что всё будет нормально, что можно спокойно жить сейчас, не думая о неопределенности будущего. Просто нужно меньше переживать.

При этом, конечно, я всё еще финка и даже пытаюсь соблюдать привычные мне финские традиции. В бане и сауне я здесь еще, правда, не была, но на кэмпинг с палаткой выезжала, как это популярно в Финляндии. Получилось здорово — с шашлыком и костром.

Кто сыграл для вас важную роль?

В моменты, когда всё становится плохо, я знаю, что могу позвонить друзьям. Да, дружба есть везде, но здесь дружба какая-то особая. Когда я переехала в Петербург и у меня было много проблем, мой русский друг из церкви Святой Марии [на Большой Конюшенной] помог мне найти жилье. Я думала, что нужно будет ему за это заплатить, а он сказал, что нет. В дружбе с русскими есть бескорыстность: тебе помогают за просто так — и потом ты помогаешь так же. Но не потому, что обязан, а потому, что это твой друг.

Мне кажется, понятно, как [много] помогают иностранцу хорошие преподаватели и другие студенты. Наравне с ними за эти четыре года мне сильно помогла церковь.

Еще до моего переезда мы звонили в церковь Святой Марии и спрашивали совета. Я приехала, никого тут не знала, и люди оттуда меня не только встретили, но и просто поддержали.

Что вы хотели бы перенести из своей страны в Петербург?

В Петербурге мне иногда некомфортно из-за экологии, меня расстраивает, что здесь нет переработки отходов. Я с детства помню, как родители собирали бумажки отдельно, а металл отдельно, и всё было легко. А здесь это практически невозможно: обычному жителю сложно понять, где центры переработки.

Сейчас, насколько знаю, многие петербургские хипстеры делают экологические проекты, и я надеюсь, что у них получится. Петербург вообще очень европейский город, и я всё чаще вижу классные проекты, развивающие важные для европейцев темы.

Правда, мои знакомые петербуржцы очень часто опаздывают. У нас, в Финляндии, это не принято, а в России каждый будто живет по своему расписанию. Мне очень хотелось бы добавить каждому пунктуальности.

При всем этом меня радует, что Петербург находится близко к Финляндии: здесь даже есть магазины с финскими продуктами, которые действительно финские. В Хельсинки мне приходится ездить только за сыром, который в России из-за санкций теперь, скажем так, не такой вкусный.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Пять находок в Петербурге

1.

Академия художеств

Академия — это мой дом. Если я не в Академии, то точно где-то рядом: в окрестных кафе «Василеостровской» или где-то еще. Я до сих пор считаю, что здесь лучше всех учат академическому рисунку.

2.

Набережные и каналы

Для меня важно, чтобы рядом была вода. Я люблю смотреть на Петербург с самых необычных ракурсов. Если постараться и найти правильный угол, можно с обычной набережной увидеть практически весь Петербург.

3.

Финский залив

Еще в детстве мы с семьей выезжали на Финский залив — на берег со стороны Финляндии. Там очень красиво. И сейчас, когда я приезжаю на Крестовский остров или в парк 300-летия, вспоминаю тот берег — и всё чаще замечаю, что они похожи.

4.

Канонерский остров

Мое самое любимое место в Петербурге, о котором практически никто не знает или где мало кто был. Я не знаю, с чем его сравнить: с диким парком или лесом. Но там очень красиво и чувствуется природа. Там всё будто по-другому, не как в городских парках.

5.

Русские народные песни

Я люблю музыку с душой. И когда старенькие дедушки и бабушки поют русские народные песни, я слышу в этом одновременно боль и радость от того, что у них будто всё есть для счастья и ничего для богатой жизни. И они всё равно любят жизнь. Мне кажется, это часть русского менталитета.

Зачем вы здесь?

Всё из-за искусства, живописи, Академии. Мне кажется, в Петербурге изобразительное искусство играет очень важную роль. Я вижу очень много любителей, профессионалов, выставок, даже обычных курсов. Всё кипит — и это потому что у живописи здесь очень глубокие корни.

Теперь я считаю, что Петербург и Россия — это мой дом. При этом часто забываю, насколько это большая страна. Мой родной город всего в пяти часах езды от Хельсинки, как и многие другие города Европы. А здесь, когда мне нужно съездить, например, в Москву, это занимает много времени.

Я уже два раза была в Сибири, летела на самолете целых шесть часов. В следующем году мы поедем на Байкал, и это займет столько же времени. И это только середина России — удивительно. Хочется многое посмотреть и при этом жить в этом городе. Может, я и останусь здесь навсегда.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.