21 сентября 2017
Чтение на «Бумаге»: истории трех семей, которые провели блокаду в одном доме на Конной улице

Петербуржец Юрий Исаакович Вульф написал книгу с историями всех семей, живших в блокаду в его доме на Конной улице. В годы войны из 400 жильцов погибли, пропали без вести и умерли 159 человек. 

Юрий Исаакович записал воспоминания жильцов о блокаде и доме на Конной улице, а также собрал информацию по домовым книгам и архивам. «Бумага» публикует отрывки из его книги «Конная, 10: Память и имя».

Ирина Александровна Иванова

Родилась 15 сентября 1933 года в Ленинграде. После рождения была зарегистрирована по адресу: улица Конная, дом 10, квартира № 3а

<…>

В июне 1941 года призвали в армию дядю Борю и моего папу. Дядя Боря пропал без вести, и за него моя бабушка получала пенсию до своей смерти в 1952 году. Папа попал в плен к финнам. Он до 1945 года находился на территории Финляндии и занимался сельскохозяйственными работами. После освобождения папу домой не пустили, и он был направлен в город Шахты Ростовской области на «свободное поселение». Никаких документов о службе отца в армии не сохранилось.

Я плохо помню первую зиму 1941–1942 годов, когда в квартире жили мы, трое детей, мама и бабушка, а в маленькой комнате жил мамин старший брат Василий. Мама сдавала кровь и меняла вещи на еду, чтобы как-то прокормить нас. Рынок был на территории Овсянниковского сада.

В марте 1942 года дядя Вася умер. В мае 1942 года, когда, казалось бы, уже всё самое страшное было позади и увеличили нормы выдачи продуктов, мама заболела дизентерией. Она умерла не в нашей квартире, а пошла, видимо, за помощью к своей подруге Тамаре, которая жила на первом этаже дома на Конной, 12, рядом с прачечной. Где похоронили маму, я не знаю.

Рогова (Иванова) Антонина Сергеевна, 1913–1942 гг. Иванов Александр Иванович, 1912–1976 гг. Дочь Ирина, 1933 г. р.

Летом 1942 года мы с бабушкой поехали в эвакуацию на родину папы, в город Чухлому Костромской области. Нас с Раей распределили по детским домам в Чухломе, а Мишу (ему было чуть более года) отправили в Ярославль. После окончания войны я с бабушкой в ночь с 1945 на 1946 год выехали без вызова в Ленинград. Нас могли высадить при проверке документов перед подъездом к городу. Меня назвал своей дочерью какой-то военный, а бабушку спрятали под лавкой, и при проверке документов ее не заметили. С Московского вокзала мы пришли в свою квартиру № 3а на Конной, 10, в которой жили чужие люди.

В больших двух комнатах жила Елизавета Баум с дочерью Соней и сыном Изей, а маленькую комнату занимала одинокая женщина. Управдомом работал тот же человек, который работал и до войны, а мы формально не были выписаны, и он переселил одинокую женщину куда-то, а нас поселил в маленькую комнату. Отопления не было, а новая соседка отказалась топить для нас печь в своей комнате, и пришлось бабушке покупать буржуйку и пристраивать дымоход в окно. Соня работала в милиции, и, видимо, поэтому эта семья получила нашу квартиру, в которой двое ушли на фронт, мама и ее брат умерли в блокаду, а бабушка с тремя детьми выехала в эвакуацию.

Бабушка устроилась работать в магазин уборщицей (угол 5-й Советской улицы и Суворовского проспекта). Меня сразу записали в школу № 162, но учиться пошла только 1 сентября 1946 года в 4-й класс. В 1950 году я закончила 7-й класс. Школа была в помещении, где раньше была районная администрация. Потом, когда отстроили здание на Невском, 174, школу перевели в это новое здание. После 7-го класса я поступила в Торфяной техникум на Моховой улице.

Летом 1947 года по просьбе бабушки из детского дома привезли сестру Раю и мы стали жить втроем с бабушкой. Бабушка умерла в 1952 году. Мне было 19 лет, я ходила по квартирам и собирала деньги на похороны. Бабушку похоронили на Охтинском кладбище, но могила не сохранилась. Помню только название дорожки — «Конная». Остались мы вдвоем с сестрой.

Дети Конной, 10

Я помню, как папа приехал на один день домой нелегально в 1947 году, переночевал и уехал обратно. В тот день я выходила из дома, он шел мне навстречу. Папа не знал, что в блокаду умерла мама, и не знал, где же были трое его детей. Он ушел от нас утром, а вечером бабушка получила вернувшуюся из детского дома мою младшую сестру Раю. Позже бабушка написала отцу, в каком детском доме жил Миша, и отец забрал его к себе. Папа умер в феврале 1976 года. Перед смертью он приехал к нам с сестрой в Ленинград. Брат Миша и сейчас живет в Вышнем Волочке.

По окончании техникума в 1954 году меня направили на работу в Ленгипроторф техником-изыскателем. За первые четыре года я объездила всю Белоруссию и Прибалтику. В 1958 году вышла замуж за Ивина Василия Алексеевича 1930 года рождения. В 1958 году у нас родилась дочь Лена.

После смерти бабушки соседка уговорила нас поменять свою комнату на комнату ее родственницы, и мы согласились. В результате мы попали в комнату на улицу Тюшина, где с 1954 по 1961 год мы жили с сестрой, а потом я с мужем, дочкой, мужем сестры и их сыном. Жили шесть человек в маленькой комнате на пятом этаже без лифта и парового отопления, пока моей семье не дали в 1961 году комнату в коммунальной квартире в доме Перцова на Лиговском проспекте (дом 44), но с ванной и паровым отоплением. Сестра с семьей остались в старой квартире.

В 1991 году я вышла на пенсию. Мой муж, который в годы войны еще ребенком служил на Ладоге юнгой, после войны работал водителем в 1-м автопарке. У меня двое внучек: Ольга 1980 года рождения и Наташа 1987 года рождения.

Галина Петровна Тихонова

Родилась в 1949 году.  Живет в квартире № 9 с семьей дочери и внуками

История нашей семьи начинается с жизни моей мамы, Ивановой Антонины Дмитриевны. Мама родилась 17 февраля 1914 года. По записям в домовой книге, она прибыла в квартиру № 11 (5-й этаж) на улице Конной, 10 с улицы Исполкомской, 5 4 ноября 1934 года вместе с первым мужем, Ивановым Александром Александровичем, который родился 7 мая 1903 года. Оба родом из Чухломского района Костромской области. Александр Иванов работал в РЖО, был призван в РККА (Ра­бо­че-кресть­янс­кая Красная армия – прим. “Бумаги”) в 1939 году, вернулся 14.11.1939 года и вновь был призван 01.07.1941 года. Он пропал без вести в марте 1942 года, по донесению, уточняющему потери, от 31 мая 1947 года, в адресе записана его мать, Иванова Александра Власьевна.

Сын Юрий родился в 1936 году. Мама выбыла в эвакуацию 7 апреля 1942 года. Это указано и в домовой книге, и в городских документах по эвакуации. Местом эвакуации значится Ярославль. Но все вернулись обратно в Ленинград, так как лед на Ладоге уже растаял.

Сын Юра умер, но в списках нигде не был отмечен. После войны мама познакомилась с отцом, который жил в квартире № 51 (7-й этаж), а окна маминой комнаты были на 5-м этаже напротив. Вот и посматривали в окна изредка, да и увидали друг друга. А я, Тихонова Галина Петровна, родилась у них в 1949 году. В 1950 году они оформили брак. В августе 1950 года переехали в квартиру № 6а на 3-м этаже, которая позже получила номер 59.

Галина Петровна с матерью. Конец 50-х

Папа, Тихонов Петр Антонович, родился 26 декабря 1907 года (БССР, Городенский район, деревня Семеновка). На улицу Конную, 10, квартира 51 он переехал 29 января 1940 года с Васильевского острова.

15 октября 1941 года отец был призван в РККА и вернулся с войны 26 сентября 1946 года. После войны он работал мастером материальной базы Октябрьской железной дороги, управхозом в РЖУ Смольнинского района. Папа умер 18 апреля 1972 года в возрасте 65 лет.

Уже много лет прошло, как я вернулась после длительных отъездов в дом своих родителей. Теперь живу в квартире № 9 с семьей дочери и внуками. Если считать с переезда мамы на улицу Конную, 10 в 1934 году, то семья наша живет в этом доме уже 73 года.

Жаль, что мама и папа не рассказывали мне, как, впрочем, и другие родители, прошедшие войну и блокаду, о своей жизни в те трудные годы. Жаль, что из-за переездов не сохранились документы, фотографии моих родителей, да и мои тоже. Те несколько фотографий, что случайно сохранились, напечатаны в этой книге.

Анна Архиповна Смирнова

Родилась в 1922 году. В квартиру № 9 на Конной улице переехала в 1938 году

Я, Смирнова Анна Архиповна, родилась 7 августа 1922 года в Новосокольническом районе. В те годы Новосокольники входили в Ленинградскую область. Папа умер от болезни сердца, когда я была еще маленькая. В конце 20-х годов я с мамой переехала в Ленинград. Устроиться маме на работу помогли ее подруги, ленинградские мужья которых были маленькими, но начальниками. Вначале мама устроилась готовить для семьи. В той же квартире дали нам и комнату.

Потом маме подруги опять помогли получить комнату и поменять работу. Мы переехали на улицу Конную, дом 5/3, квартира 30. Я училась в школе № 161 на Калашниковской (Синопской) набережной. После школы в 1939 или 1940 году я поступила во 2-й Ленинградский медицинский институт.

К моей маме, Смирновой Екатерине Васильевне (родилась 5 февраля 1899 года в городе Великие Луки), в Ленинград переехал ее отец, Гусаков Василий Антонович (родился 3 мая 1865 года в деревне Лядово Новосильницкого района Калининской области). Все вместе мы переехали по обмену на другую сторону Конной улицы, в более светлую комнату в квартиру № 9 на Конной, 10.

<…>

Самую тяжелую первую зиму блокады 1941–1942 года наша семья Смирновых, как и все ленинградцы, перенесла с трудом. Мама работала в булочной на проспекте 25 Октября (Невском), 153, но возможности получить лишние граммы хлеба у нее не было.

В декабре 1941 года в возрасте 76 лет умер мой дедушка, Гусаков Василий Антонович. В феврале 1942 года умерла соседка Марейно М. Б. Когда соседка умерла, моя мама стала звать ее дочь Ревекку к себе в комнату, но та не пришла и ночевала в одной комнате с умершей матерью. На следующий день кто-то из соседей увез тело в Александро-Невскую лавру.

Анна Архиповна с мамой и сыном Сергеем Сажиным. 50-е годы

В 1942 году Райна Вульф помогла маме перейти на работу уборщицей в столовую госпиталя № 2012, в котором она работала сама. Возможно, это спасло жизнь маме и мне самой, так как в госпитале маму кормили, и хлеб по карточкам в 1942 году уже прибавили. Занятий в институте в это время не было, и я в отряде МПВО дежурила на крышах. 22 декабря 1942 года я была награждена своей первой медалью «За оборону Ленинграда», которую мне вручили 4 октября 1943 года.

В сентябре 1946 года в моей трудовой книжке появилась первая запись о работе врачом и заведующей врачебным участком. В 1948 году меня перевели в клиническую ординатуру Ленинградского научно-исследовательского института нейрохирургии имени профессора А. Л. Поленова. С 1951 года я работала врачом-нейрохирургом в больнице в Новгородской области, в Ставропольской клинической больнице. С 1955 по 1957 год я была направлена на работу по линии Красного Креста за границу.

С 1957 по 1962 год я работала невропатологом в Пролетарской больнице. С 1962 по 1965 год я работала нейрохирургом в объединенной больнице имени В. В. Куйбышева, затем в поликлинике № 3 УД АН СССР и межвузовской поликлинике № 359. С 31 декабря 1997 года я вышла на пенсию. В моей трудовой книжке записано множество поощрений и благодарностей за работу.

Мой сын, Сажин Сергей Степанович, родился 4 февраля 1949 года. В 1963 году с Конной, 10 я с сыном и мамой переехала на проспект Космонавтов, д. 18. Моя мама, Смирнова Екатерина Васильевна, умерла 15 сентября 1981 года в возрасте 82 лет.

Мой сын в начале 70-х годов закончил Ленинградский университет и работал на кафедре по специальности «физика Земли». Сережа защитил диссертацию, но в 1988 году был вынужден эмигрировать по очень настоятельной просьбе КГБ СССР. С начала 90-х годов мы уже могли встречаться. Сейчас я, мой сын Сергей и его жена Елена живем в городе Брайтоне на юге Англии. Дочка Сергея от первого брака Анна живет в США с мужем Петером и моей правнучкой Зоей. У внучки Кати родились замечательные мои правнуки Ленни, Петр, Ксения, Кассия и Марина.

© Ю. И. Вульф, 2017
© Издательство «Нестор-История»

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.