Что значит «партнерский материал»
Меткой «Партнерский материал» отмечена наша нативная реклама. Это журналистские тексты, которые редакция «Бумаги» подготовила при спонсорской поддержке. Наши партнеры помогают выпускать материалы на темы, которые им кажутся важными. Например, компании, разделяющие ценности здорового образа жизни, могут поддержать публикации о любительском спорте, вузы и технологические компании — рубрику о науке, а петербургские бренды — истории о городских героях.
Сделать спецпроект с «Бумагой»
Серб Драган Московлевич — о привычке петербуржцев здороваться в лифте, Владимире Высоцком и Москве 90-х

Сербский инженер Драган Московлевич переехал в Россию из Белграда и больше 20 лет прожил в Москве. После того как ему предложили работу в «Лахта Центре», он перебрался в Петербург, который с первого посещения напоминал ему Париж. Теперь Московлевич собирается «стать петербуржцем» и остаться здесь до пенсии.

В партнерском материале с «Лахта Центром» серб рассказывает, как после первой зимы в России начал носить головной убор, почему не понимает, как можно пить водку залпом, и из-за чего петербургская дамба — это произведение искусства.

возраст

53 года

Род деятельности

Инженер-механик

В Петербурге

2 года 3 месяца

— После окончания университета в Белграде я работал на сербском заводе по производству вентиляционного оборудования. Но у меня всегда было желание уехать из своей страны. Так получилось, что я попал в Россию.

Я приехал в Москву в мае 1995 года и начал работать инженером по сетям пожаротушения в гостинице «на 1000 мест», как она тогда называлась. Сегодня это Holiday Inn в Сокольниках. Когда я приехал, жизнь проходила на объекте — он был огромный, 55 тысяч квадратных метров. Там работали сербские фирмы, у нас были свои общежитие и столовая.

Спустя некоторое время я решил заняться собственным бизнесом. Компания выступала подрядчиком, занималась монтажом инженерных систем, а также — в меньшей степени — проектированием. Так я проработал где-то до 2010 года.

Вообще мне хотелось пораньше выйти на пенсию, но как-то не получилось. После перерыва, который длился где-то два года на Кипре под пальмами, я решил вернуться обратно [в Россию]. Стал работать инженером у своего бывшего заказчика в Москве, где задержался еще на четыре года.

А потом поступило предложение, от которого нельзя было отказаться. Моя подруга, с которой я вместе учился в университете Белграда, раньше работала с главным инженером «Лахта Центра» Сергеем Никифоровым. Однажды он спросил ее, есть ли у нее знакомые с таким же образованием. Вот так я попал сюда. Полностью переехал в Петербург и теперь живу здесь.

До этого я уже был знаком с Петербургом: приезжал сюда и по делам, и просто так. Город мне очень понравился. Мое первое впечатление было, как будто я приехал в Париж — мне кажется, Петербург на него очень похож. Люди здесь другие — я заметил это и в транспорте, и в общественных местах. Все такие любезные, особенно никуда не спешат. Хотя, может быть, просто я попадал на таких людей. Но хочу заметить: здесь соседи здороваются в лифтах. Такого я не встречал за 22 года в Москве.

Фото: Валерий Зайцев

Чему вас научила Россия?

Поскольку Сербия тоже православная страна, я считаю, что русский народ близок сербскому. Не могу сказать, есть ли разница в менталитете — может быть, в каких-то экстремальных случаях ее можно подметить, но в общем народы очень похожи. Языки тоже очень похожи — даже имеют одинаковые слова. Обычаи, связанные с православием, практически одинаковые. Так что я чувствую себя здесь как дома.

Единственным шоком была первая зима в Москве. Столько снега я до этого в жизни не видел! И морозы были -30–32.

Когда я только переехал в Россию, начал носить шляпу. Раньше никогда не носил головной убор, а здесь это необходимость — потому что холодно. Но теперь к зиме я абсолютно привык. Когда решил переехать в Петербург, меня пугали, что тут холодно, но, на мой взгляд, это не так — по крайней мере, если сравнивать с Москвой. Единственное, чем тут погода хуже, — это то, что очень ветренно. Если ветер дует, то дует по-настоящему, серьезно. Но это мое единственное замечание к климату Санкт-Петербурга.

В Москве в свободное от работы время я ходил в Театр на Таганке, который мне безумно понравился. Как и все произведения Владимира Высоцкого, особенно — «В сон мне — желтые огни». Этот артист меня сильно впечатлил.

За эти 20 лет в России очень многое изменилось до неузнаваемости — на мой взгляд, в лучшую сторону. Хотя иногда было удобно спуститься на улицу в палатку — за буханкой хлеба или сигаретами. Сейчас этого больше этого нет. Но мне нравится — я за порядок.

Кто сыграл для вас важную роль?

Моя работа на том заводе [в Белграде] была не совсем связана с моей узкой специальностью. Но тем не менее я там работал очень успешно и нашел лазейку попасть в Россию. С этого завода тогда достаточно много народа разных профилей — от рабочих до инженеров и руководителей — переезжало сюда. Можно сказать, что директор меня помиловал: разрешил уйти.

Вообще по друзьям я иногда очень скучаю: все остались в Москве. Приглашаю постоянно, но только один был — заскочил на кофе. Посидели, повспоминали старые времена.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Петербург?

Здесь нет каймака. Каймак — это что-то среднее между сметаной и творогом, но не похоже ни на то, ни на другое. Он бывает молодой и старый, его можно мазать на хлеб, а можно есть и просто так.

Кроме того, я большой любитель шашлыка и всего, что готовится на углях. Хотелось бы перенести сюда наше копченое мясо. Само мясо можно взять и здесь, но такого способа приготовления в России нет. У меня есть личный опыт, могу рассказать такой случай. 1993 год был тяжелым для Сербии в экономическом смысле. Тогда я вместо зарплаты получил половину свиньи и коробку растительного масла — 12-15 бутылок. Представляете холостяка с 50 килограммами мяса и 15 литрами масла? Что я буду делать? Масло — бог с ним — оно может стоять. А с мясом я поехал к своему хорошему другу в ресторан, где тот работал поваром. Он мне всё это как надо порезал, дал посуду, рассказал, как солить, как переворачивать, как хранить. И потом даже дал адрес, куда можно было отнести мясо коптить.

Пять находок в Петербурге

1.

Невский проспект

Мне очень нравится Невский и все улицы, которые его пересекают, а также Дворцовая площадь.

2.

Манера пить водку залпом

Выпить сто граммов водки залпом — меня это удивляет. Мне становится плохо от одной мысли о таком. У нас этот алкоголь употребляют немного по-другому — маленькими глотками.

3.

Дамба

Когда я вник, как дамба работает, как спасает город от наводнения, меня это поразило. Это такое инженерное произведение искусства.

4.

«Лахта Центр»

Это сложное здание во всех смыслах. Если посмотреть и на его размер, и на объем инженерных систем, и на количество разных способов отделки, впечатляет, что всё это делает достаточно небольшая команда людей.

5.

ЗСД

Я часто пользуюсь Западным скоростным диаметром, и он мне очень нравится, потому что быстро доводит до моего дома на Парашютной.

Зачем вы здесь?

Я точно остаюсь здесь — обратно в Москву не собираюсь. Планирую скоро стать петербуржцем: купить жилье. Думаю, что буду жить здесь до пенсии. Потому что это очень красивый город и я люблю близость моря.

Гражданство я не получал: у меня сербский паспорт, работаю по визе. Получить квоту сложно, потому что она маленькая. Но пока в этом нет необходимости.

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.