24 августа 2018
Герои рубрики «Идеи» — это люди, получившие уникальный опыт благодаря собственным усилиям. Они рассказывают о том, как прошли путь от задумки до реализации, чему научились и как завершился их проект.

Добраться пешком от Петербурга до Эльбруса и ночевать у трасс и в храмах, чтобы собрать миллион рублей на лечение детей с ДЦП

В мае 2018 года Евгений Кутузов отправился пешком из Петербурга до горы Эльбрус, чтобы собрать 2,5 млн рублей на лечение трех детей с ДЦП. По пути он питался на заправках и у незнакомых людей, спал около трассы, в мотелях и храмах. За три месяца активист собрал 1 млн рублей — этого хватит на лечение одного ребенка, который сможет впервые пойти после реабилитации. Сейчас Кутузов возвращается обратно в Петербург.

Как Кутузов собирается собрать еще 1,5 млн на лечение детей, кто его поддерживал и чем в пути ему помогли «всевидящий» священник и жители разрушающихся деревень? «Бумага» поговорила с Кутузовым, который больше двух месяцев шел пешком до Кавказа.

Евгений Кутузов

Идея

Идея бежать до Эльбруса сформировалась сама собой. Для меня самое главное в жизни — это возможность помогать другим людям. Зарабатываю я тем, что организую коммерческие мероприятия для компаний, свободное время трачу на благотворительность. Я состоял в российском Красном Кресте, в благотворительном фонде «Энергия жизни», сейчас — в фонде [Александра] Кержакова «Звезды детям», с которым мы и решили устроить забег.

Мне всегда нравилась физкультура; вместе с фондом мы проводили тренинги у Петропавловской крепости и на Дворцовой площади. В 2013 году я познакомился с литовским пожарным Айдасом Ардзияускасом, который бежал через Петербург супермарафон «Пробег вокруг Балтийского моря» — 3,5 тысяч км, чтобы собрать деньги на благотворительность. Мне очень хотелось повторить такой пробег, но я всё не решался.

В 2017 году я участвовал в проекте «Бегу — Олесе помогу»: бежал с флагом благотворительного фонда марафон, чтобы привлечь внимание к сбору средств для девочки со сложным генетическим заболеванием. Мы собрали тогда всю необходимую сумму за два месяца — 600 тысяч рублей на реабилитацию и покупку коляски и отхаркивателя. Это было очень круто.

На волне успеха проекта для Олеси мы решили сделать подобную акцию, но масштабнее. Я объединил это с мечтой посетить Эльбрус и повторить марафон Айдаса, чтобы помочь детям с ДЦП: Насте, Тимуру и Вадику. Чтобы снова пойти, каждому из них нужна реабилитация, которая стоит 2,5 млн рублей.

Подготовка

Мой забег был ориентирован на то, что рано или поздно на нас обратят внимание СМИ, а через них — люди, которые будут жертвовать деньги. Изначально мы планировали, что я побегу не один, а с машиной сопровождения, которая в случае чего поддержит и поможет ориентироваться на местности. Но подготовить это не получилось. Бежать, кроме меня, ни у кого не вышло: из-за здоровья, работы или других обстоятельств. Денег на машину мы не нашли — вообще говоря, нас никто не смог поддержать. Я бегу за свои деньги и средства, которые взял в долг, потому что не рассчитал, во сколько это обойдется.

Конечно, у меня не было никакой специальной подготовки. Я никогда не лазил по горам, а бегал только марафоны 42 км. Но в этом и была фишка: совершенно обычный человек может сделать что-то необычное.

Более того, у меня с детства проблемы с сердцем — пролапс митрального клапана, и врачи мне не советовали отправляться в такой дальний путь. Но я не смог отказаться, потому что уже договорился с родителями детей.

Готовился к забегу не особо торопливо. Бегать по утрам я начал только за три месяца до отправления, собираться в поход и прокладывать маршрут — за несколько дней. Основная подготовка была в сфере медиа: я общался с телеканалами и писал в газеты, чтобы про нас сняли сюжеты в день отправления, а также собирал людей, которые будут вести группу проекта в соцсетях. Хотя в итоге их ведут мои друзья, сотрудники фонда и родственники.

Близкие, конечно, не хотели меня отпускать и пытались отговорить. Да и я сам не был стопроцентно уверен, что побегу, были мысли из разряда: «Боже, чем я занимаюсь, этим же придется заниматься еще ближайшие несколько месяцев». Но меня провожала моя девушка Маша, с которой я познакомился месяц назад, родители детей, сами дети, мои друзья, телеканалы, и даже актер Сергей Мигицко пришел. Стало понятно, что отступать уже некуда, — и я побежал.

Евгений Кутузов с девушкой Марией на Эльбрусе

Путешествие из Петербурга на Эльбрус

Первые 30 км я бежал из Петербурга до Пушкина. Пошел сильный ливень, и я промок до нитки. Всё началось очень грустно — хотелось повернуть обратно. Идея была красивой и интересной в теории, но когда я буквально окунулся в нее с головой, стало не очень весело. Изначально собирался всё время бежать и каждый день добираться до нового жилого места, но сразу же всё пошло не по плану.

В первый же день я перешел с бега на шаг на какое-то время. Вскоре бежать практически полностью перестал, потому что болело всё: на ногах появились кровавые мозоли, а лицо и руки обгорели из-за аномальной жары. Мне пришлось тогда же выбросить палатку и котелок, потому что они были очень тяжелые. Было ощущение, что меня будто бросили в море и сказали плыть, — а я не умею.

Вскоре у меня перестало болеть сердце, которое тревожило меня за месяц до отправления. И я, как и планировал, стал проходить примерно по 30-40 км в день, это примерно 6–7 км/ч. Первые дни спал у знакомых и в гостинице. Всё решалось в последние моменты, когда я уже прибегал в определенную точку. Ел там, в придорожных кафе и на заправках: старался на всем максимально сильно экономить, потому что покупал еду за свой счет. Но я уже понимал, что иду не зря.

На шестой день мне пришлось переночевать у незнакомых людей — и меня обокрали. Дело было в деревне Бабино в Ленинградской области: меня приютила на ночь пара случайно встреченных людей, и пока я пил чай с главой семейства и рассказывал свою историю, его жена вскрыла мой рюкзак и вытащила все деньги, которые у меня были, — 6 тысяч рублей.

Пропажу денег я заметил позже. Пришлось возвращаться. В итоге мне прямым текстом сказали, что меня пригласили, чтобы обокрасть. Я ничего не понимал, а мне отвечали: «Попробуй докажи». Но в итоге эта история привлекла к нам внимание, ко мне прониклись люди, и у нас увеличился сбор средств.

После этого случая незнакомые люди из интернета стали помогать мне искать ночлег, и я спокойно проходил город за городом. Особых проблем не возникало до Воронежского и Краснодарского края — это были, кажется, 60–65-е дни. На трассах там были дикие водители, которые пытались меня сбить на обочине, двигаясь в три ряда. К тому же началась дикая жара под +35. Но меня это не останавливало, я уже привык к такому ритму.

В дороге меня многие поддерживали, даже прохожие. Например, в Павловске (Липецкая область) ко мне подошла девушка Наташа, руководительница местного кризисного центра для женщин, подвергшихся насилию, — она помогла мне едой, а потом еще и звонила и писала в различные СМИ, чтобы о нас заговорили. И ее подопечные — женщины, которые подверглись домашнему насилию, — нашли силы и деньги, чтобы помочь нам. Не помню, сколько перевели. Это стало приятной неожиданностью.

Иногда я сбивался с пути и был вынужден ночевать, где придется. В различных храмах и монастырях я встречал тех, кто считал своим долгом отдать последнее.

Случались и просто милые моменты. Однажды на заправке, например, я встретил котенка, которого бросили там, видимо, умирать. Я его забрал и выдвинулся дальше с ним. Стало веселее. Назвал Мурлыкой, потому что он часто мурчал. Мы долго шли вместе, но потом я все-таки отправил его в Петербург — сейчас он живет в моей квартире и крушит горшки.

Меня поразило, насколько много вокруг интересных людей. Так, в один день мне пришлось потратить последние деньги на ночевку в мотеле, потому что церковь, где я хотел остановиться, была закрыта. На что существовать дальше, я не знал, поэтому просто выспался и пошел в сторону следующего города. По дороге меня нагнал священник — он высунулся из окна машины и предложил подвезти меня. Я отказался, но он продолжил разговор и попросил рассказать мою историю.

Священник был с длинной бородой и в рясе. Его очень удивило, что я спал в мотеле, и он сказал: «Давай я тебе фантики дам?». Я ничего не понял, а он засунул руку в карман и протянул точную сумму, которую я заплатил за ночь в мотеле. В итоге я дошел до ближайшего города под названием Ефремов и разговорился с еще одним прохожим. Он сказал, что мне нужно познакомиться с местным «всевидящим священником-пророком». Я сразу понял, кто это. И это действительно оказался тот самый священник.

Самым главным моментом всего пробега была Тула. Тогда Маша, моя девушка, вновь приехала ко мне, чтобы меня подбодрить. Я сделал ей предложение, и она согласилась. Это прибавило сил, чтобы бежать дальше.

Риски

Примерно на 70-й день, когда в общей сложности я прошел уже около 2500 км, добрался до минеральных вод Кавказа. Вместе с гидом Александром Смагиным и его командой, которые помогали нам бесплатно, и моей девушкой мы забрались на высоту 4800 м над уровнем моря.

Но дальше не смогли: у меня внезапно впервые в жизни проявилась горная болезнь — очень сильно заболела голова, началось несварение живота и участилось сердцебиение. Я подумал, что мне моя жизнь дороже, чем достижения. И мы повернули обратно.

Помимо горной болезни во время путешествия у меня были и другие проблемы со здоровьем: мозоли, ожоги, регулярное несварение желудка, потому что я питался не очень хорошей пищей.

75 дней

занял путь от Петербурга до Минеральных Вод

Примерно 2500 км

прошел Евгений от Петербурга до Эльбруса

4800 м

высшая точка, куда забрался Евгений

Больше 70 тысяч рублей

потратил Евгений из своих денег на пробег

Больше 300 человек

перевели деньги на реабилитацию детей

Более 1,1 млн рублей

собрано денег на третью неделю августа 2018 года

Опыт

В итоге благодаря забегу мы собрали миллион. Самые крупные суммы, которые нам поступали, — 80 и 110 тысяч рублей. Эти деньги пошли на реабилитацию одного из детей — Тимура. Это очень здорово, но не так уж и много, потому что нужно еще 1,5 млн рублей — на лечение Вадику и Насте.

Обратно я возвращаюсь не пешком, а на автобусах. Иногда мне приходится идти пешком по 30–35 км, потому что заканчиваются деньги или куда-то опаздываю. Я очень сильно устал и не в состоянии бежать столько же обратно, а врать не хочется. 5 сентября я прибуду в Москву и буду бежать до Петербурга в течение двух-трех недель. Так, я надеюсь, мы привлечем внимание Москвы. В Петербург я прибегу 21 сентября.

Получается, я пробежал где-то четверть страны. И меня очень удивило, какая Россия маленькая — ее буквально можно пройти пешком. Нам кажется, что наша планета огромна, но мы можем побывать практически в любой ее точке за всю жизнь. А еще понял, что Россия совсем не такая, как я думал изначально. В ней гораздо больше добрых и небезразличных людей, чем мы считаем.

Это был очень интересный для меня опыт. Благодаря этому пробегу я обрел семью, дом и кошку. И еще помог как минимум одному ребенку. Если не получится собрать деньги для двух других детей этой акцией, мы продолжим сбор другими методами. Надежда у меня не пропала.

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.