Находить в заброшенных домах старинные зеркала и рубли 1919 года и искать под обоями дореволюционные газеты

Петербургский инженер Георгий вместе с друзьями лазит по старым заброшенным домам, ищет дореволюционные газеты под обоями, аптечные пузырьки и посуду, оставленную жильцами. Среди находок — пачка бумажных денег 1919 года, старинное зеркало и механический звонок. 

Георгий рассказал «Бумаге», чем опасны вылазки в заброшенные здания, как реагируют на посетителей бездомные, обитающие в домах, можно ли найти на чердаках клад и чем интересны газетные объявления начала XX века.

Георгий

Инженер

Идея

По профессии я инженер, занимаюсь экспертной работой в крупной компании. В Петербурге живу третий год, переехал сюда из Москвы. Петербург мне всегда нравился своей необыкновенной красивой архитектурой и историей.

С детства я интересовался историей нашего государства, читал про походы Суворова, баталии Нахимова, подвиги русских и советских солдат во все исторические эпохи. По прошествии времени осилил «Историю государства Российского» Н. М. Карамзина и прочел летопись «Повесть временных лет».

До 2013 года, когда еще можно было ходить с прибором и лопатой (в 2013 году был принят «закон о кладоискателях», по которому запретили любительское кладоискательство), мы с товарищами выезжали в распаханные, но не засеянные зерновыми колхозные поля. Там могли попасться монетки-потеряшки различных эпох (в подавляющем большинстве медные и так называемые советы — монеты советской эпохи, серебряных очень мало), различные нательные кресты (от «домонголов» до современных), пуговицы от кафтанов и мундиров и тому подобное. Все находки не представляли материальной ценности, но с точки зрения истории были интересны, поэтому мы сдавали их в местные краеведческие музеи. Сейчас я и мои товарищи состоим в официальных поисковых отрядах, которые находят и поднимают советских солдат, погибших в бою и забытых.

Моей первой находкой на распаханных полях была медная монета номиналом 2 копейки чеканки 1842 года. На реверсе написано: «2 копейки серебром», ну я и стал ее по незнанию тереть и намывать, ожидая, когда же появится это серебро. Среди моих находок также есть и так называемая чешуйка. Это русская серебряная средневековая монета, которую чеканили с правления царя Ивана IV Васильевича до царя Петра Алексеевича.

Этой зимой уж очень сильно приспичило «покопать», и мой товарищ по хобби нашел в интернете информацию про заброшенный дом, который должны снести. Мы решили отправиться туда. Смысл был в том, чтобы найти не что-то стоящее с точки зрения денег, а что-то интересное.

Например, бутылек с двуглавым орлом от духов фирмы «Брокаръ», коробочку от знаменитых конфет «Монпансье» или обрывок дореволюционной газеты с интересной статьей. Для меня это не кладоискательство, а скорее желание узнать историю своего родного края и предков.

Подготовка

В «походе» понадобится обувь на толстой подошве, чтобы обезопасить себя от проколов и порезов, костюм маляра (можно купить в строительном магазине). Нужен также респиратор, так как очень грязно и пыльно, хороший фонарик, ножик для соскабливания со стен газет и лопатка для разбора отсыпки на чердаке.

Бумажные рубли 1919 года, найденные на чердаке бывшего доходного дома

Информацию о сносимых объектах мы находим в интернете. Но можно найти, просто прогуливаясь по городу. У нас сформировалась небольшая команда товарищей по хобби. У нас один интерес — история города. Можем просто гулять по Петербургу и любоваться архитектурой и порой разрушенными временем зданиями, сокрушаясь, почему же власти не реставрируют такую красоту.

VIII–X вв.

период, к которому относится самая старая найденная в поле монета (саманидский дирхем)

~ 30

листов дореволюционных газет в коллекции

4–5 часов

в среднем длится вылазка

1901 год

дата постройки дома, где была первая вылазка

~ 200 м

удаленность дома от Невского проспекта

0

продано найденных вещей

Вылазки в заброшенные здания

Впервые побывав на «чердачной» вылазке, я увидел, что мы опоздали лет на десять. Всё интересное снято и разбито, полы вскрыты. И, к сожалению, уже не увидеть ту былую обстановку. Я взял себе парочку кирпичей с клеймами, которыми интересуюсь, пофотографировал остатки лепнины на потолке. Это был заброшенный доходный дом 1901 года, когда-то принадлежавший какому-то промышленнику и инженеру. Точное место не хочется раскрывать, могу лишь сказать, что это Центральный район, 200 м от оживленного Невского проспекта.

В одной из комнат на стене мы заметили обрывок дореволюционной газеты с объявлениями. Стали отдирать по 6–10 слоев обоев, и под ними оказались газеты 1901 года, пестрящие рекламой и забавными объявлениями: «Кольцо с одним камнем (3,5 карата бриллиант) потеряно по дороге с Б. Морской в цирк в субботу или в цирке. Просят доставить: Бол. Морская угол Вознесенского „Бристоль“, спросить швейцара, (первый подъезд). Получите хорошее вознаграждение»; статьями о мировой обстановке и даже с прогнозом погоды: «13 июня 1901 года в Санкт-Петербурге жарко, дождь или гроза». Кое-что из газет удалось снять со стен и аккуратно сохранить в альбоме, но большинство так и осталось на стенах доходного дома. К сожалению, этот дом вскоре снесут и на его месте, скорее всего, построят офисное здание.

В старых домах я в основном просто хожу и любуюсь дореволюционной архитектурой, фотографирую. На чердаках бывшие жильцы домов сваливали ненужные вещи, которые спустя годы интересны таким людям, как я и мои товарищи. Например, дореволюционные бутылки и аптечные бутылечки, пачки и коробки от конфет, сигарет и так далее.

Самое интересное для меня — это дореволюционные газеты. Если сложить все обрывки и кусочки из моей коллекции, то, наверное, будет листов 30 газетного формата. Еще у меня есть пара разбитых тарелок с клеймами Кузнецовского фарфорового завода, такой же обломок чашки, кирпичи с клеймами. А еще как-то на одной из дверей я увидел старый механический звонок с надписью «Прошу повернуть» и пару табличек с фамилиями жильцов. В другом доме под снос обнаружил стеклянную табличку «ГлавУтильСырье», для кого-то это будет ценной находкой.

В одной из комнат мы заметили гигантское зеркало в раме. Высотой метра 3 и шириной 1,5. До нас никто не смог его вынести, вот оно и сохранилось. Так и стоит, наверное, в том доме, ждет своей участи быть погребенным под обломками клейменых кирпичей.

Дореволюционные газеты я бережно храню в альбоме. Порой достаю их, читаю объявления. Например, 1902 года: «Санкт-Петербургский градоначальник генерал-лейтенант Николай Васильевич Клейгельс принимает просителей и лиц, имеющих к нему надобность, ежедневно от 9 до 12 часов утра; в случае же крайней надобности просители принимаются во всякое время» и мысленно переношусь в тот период.

Целых газет нет, в основном обрывки страниц, так как от стен и обоев весьма сложно отделить тонкие и старые газеты. Порой мы снимали обои со стен и на внутренней стороне обнаруживали дореволюционные газеты, так и брали их, а дома в воде аккуратно отделяли. Но не всё удается разделить и сохранить. Четверть фонда таких слипшихся газет с обоями я уже разделил — и только малую часть прочитал.

Ничего из найденного не продаю — родиной не торгую. Думаю, что люди, которые гонятся за монетой с целью наживиться, недалекие. Все мои товарищи по хобби не такие. Всеми нами движет любознательность: а что было в этом доме? Интересно, а какие жили люди в этой парадной?

Да, не скрою, если возле дома под снос или в нем валяется интересная вещь, то кто-то может взять ее себе на сохранение. Порой кто-то сдает их в музеи, но музеям они, скорее всего, не нужны. Несколько моих знакомых находили старинные рубли от времен Петра Алексеевича до Николая II. В прошлом году, например, слышал, что в наших краях нашли порядка 100 монет, но не рублей, а полтинников (50 коп.) 1924–1925 годов. На месте бывшей деревни, в чугунном горшке.

Культурные походы мы совершаем по наитию. Днем кинул клич, кто-то отозвался, после работы собрались и поехали часов так до 23. Не так часто, как хотелось бы, у всех работа и семьи. Вот первые вылазки начали ранней весной. Лазим мы исключительно в дома, которые давно расселены и под снос. Желательно дореволюционные.

Риски

Опасностей на вылазках полно: от стекол и гвоздей на полу, до крыс и провалов в полу. Бывает и страшно, особенно когда прочитаешь в интернете про привидения в доме или несчастные случаи с жильцами. А потом попадаешь в этот дом, и любой скрип или тень будоражат твое воображение.

Во всех домах до нас уже поработали самые настоящие мародеры, сняли всё, что представляет ценность: чугунные батареи, железные перила в парадных, разрушили печи и кирпичные стены в поисках кладов, вскрывали паркет. Как-то мы столкнулись с такими. Это безработные ребята, которые в поисках заработка сдают этот чугун и железо на базы по приему цветного металла. И таким образом зарабатывают свою копеечку. Дома ведь всё равно под снос.

Бывало, что попадали на логово бездомных, но они милые и добрые люди: идут на контакт и готовы рассказать о доме всё, что знают. Так как в расселенных домах нет электричества, то там всегда темно, а мы ходим с фонариками, и яркий свет обескураживает их.

Как-то нам удалось побеседовать с ними. В парадных, как правило, все двери раскрыты нараспашку или вообще отсутствуют, а тут дверь была закрыта. Мы сразу поняли, что там живут бездомные, плюс из-за закрытой двери доносился легкий запах алкоголя. Мы прошли в соседнюю квартиру в поисках старых газет на стенах, но, вероятно, их привлек шум, и у выхода из квартиры нас встретили два человека.

В итоге мы разговорились с одной из женщин на отрешенные темы типа текущей погоды и политической обстановки в виде санкций, наложенных на страну. По окончании разговора она попросила сопроводить ее на улицу, так как мы могли подсветить дорогу. По пути в подробностях и интересно рассказала про дом, в котором они живут, про то, как зимой холодно без отопления и электричества, что брошены они государством и никому не нужны и что жалко, если разрушат их дом и снова надо будет искать подобное убежище. Она достаточно грамотно излагала свои мысли, и мы подумали, что в Петербурге даже бездомные — до глубины души интеллигентные люди.

Опыт

Любой поход запоминается надолго и приносит массу положительных эмоций. После него мы бурно обсуждаем увиденное, делимся фотографиями и впечатлениями. Мы любители истории нашего города, а не грабители или разрушители. Главное для нас — это дух истории, мы хотим к ней прикоснуться.

В свою первую «чердачную» вылазку я испытал море эмоций: от восхищения до разочарования. Восхищение от того, как строили дома во времена Российской империи. А разочарование от того, что люди не смогли значительную часть этих домов сохранить для потомков. К сожалению, перекрытия в таких домах деревянные, от протечек крыши они прогнивают и разрушаются. Но фасады домов можно сохранить. Жаль терять свою историю.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.