17 января 2018

Как петербурженка обнаружила в квартире росписи начала ХХ века, 2,5 года реставрировала их за свой счет и теперь хочет открыть музей

Петербургский дизайнер интерьеров Елена Юрченко, ремонтируя квартиру, обнаружила под слоями краски росписи начала XX века. Реставрационные работы, которые заняли почти три года, очистили альфрейную живопись — разновидность интерьерной росписи — в стиле модерн на всех стенах и потолках квартиры.

Елена рассказала «Бумаге», как несколько лет тратила свободное время на восстановление росписей и других деталей дореволюционного декора, почему не озвучивает стоимость ремонта и зачем хочет защитить интерьер квартиры через КГИОП.

Елена Юрченко

— Три года назад я купила квартиру на улице Марата. Выбирала долго, потому что хотела, чтобы в интерьере сохранились исторические элементы. Здесь же, когда я заехала, были две белые кафельные печи, две розетки на потолке, стены и потолки, закрашенные толстым слоем белой масляной краски. Печи, как и вся квартира, были в не очень хорошем состоянии, и я стала искать того, кто их отреставрирует.

Реставратор приступила к работе — это было два с половиной года назад — и предложила «поисследовать» то, что может быть под слоем краски: инструментом, говорит, чувствовалось. Мы начали ходить по квартире, снимать толстые слои масляной краски — и нам потихоньку начал открываться какой-то другой цвет [под краской].

Тогда я проконсультировалась с руководителем реставрационной компании, сотрудница которой это обнаружила. Я боялась, что мне [найденное] может не понравиться и [реставрационные работы] окажутся дорогими. Тогда мне предложили использовать ленточную расчистку: мы снимали 10 сантиметров [краски] в разных комнатах. Выяснилось, что в каждой комнате что-то есть и выполнено в разном цвете: серый — в гостиной, синий — в кабинете, терракотовый потолок — в холле, там же бордовые панели. Везде свой мотив, везде свой орнамент. Всё выдержано в едином стиле. У меня был такой всплеск эмоций, что я решила: надо доделывать до конца и оставить в каждой хоть что-то.

В некоторых местах удалось расчистить только фрагменты — например, некоторые элементы панелей и фриза, — а остальное красили в тон им. Детали, конечно, оставляли: темно-бордовый низ панелей, деревья с корнями на стенах в столовой, потолок с кессонами. Всё это заняло около полутора лет.

До обнаружения [альфрейной живописи] я думала делать ремонт, у меня уже были закуплены материалы для создания интерьера. Но после того, как мы нашли росписи, нельзя было не сделать на них акцент. Сейчас всё размещено и спланировано таким образом, чтобы они — росписи — были главными в квартире.

Все эти три года я тратила свое свободное время на реставрацию, ведь работали над этим и я, и реставраторы — вечером и в выходные. А для каждого же элемента нужен свой мастер: мы восстанавливали и ручки, и детали печей, а не только росписи. И еще не закончили.

Публикация от Maxim (@maax_sf)

Публикация от Maxim (@maax_sf)

Всё это стоило денег, причем больших: нужно было платить самым разным специалистам. С некоторыми реставраторами до сих пор не расплатилась. Я никому не называю эти суммы даже не столько из-за того, что не хочу, сколько из-за того, что мне самой страшно вспоминать. Но я уже за это взялась, так что доведу до конца — хотя одно время думала, что никогда не получится закончить.

Из-за самой реставрации я не успела до сих пор провести исследования. Знаю только историю этого дома: его построили в самом конце XIX века, а росписи появились уже примерно в 1900-х годах. Предполагаю, что всё закрасили краской уже после Революции, когда барские дома и их жители стали врагами народа.

Наш дом и сейчас памятник архитектуры Петербурга. Но внутри, как я вижу, ничего не охраняется: во всех соседних квартирах подобные росписи тоже могут быть, но они планомерно уничтожаются жителями. Так как у меня самый высокий потолок в холле, могу предположить, что это часть барской квартиры. И та же анфилада тянется и в другие квартиры. Значит, росписи могут быть и там.

Сейчас я думаю над тем, чтобы обратиться в КГИОП и установить охрану, защитить эти росписи. Ведь у меня же не ручная альфрейная живопись, как в Зимнем, Мраморном или Юсуповском дворцах, а трафаретная в стиле модерн, не менее сложная, но встречающаяся лишь в жилых домах. С соседями я еще не говорила из-за занятости, но это тоже в планах. Мне нужно признание комитета, чтобы рисунки хотя бы в этой квартире не уничтожили в будущем; я же тоже человек смертный.

Вообще, сейчас у меня есть цель — сделать музей-квартиру. Еще и для этого нужно одобрение сотрудников КГИОП. Важно сохранить эти детали интерьера, и я готова и дальше делать это за свой счет. Главное, чтобы государство помогло защитить и кто-нибудь не захотел взять и расселить здание, которое и так наполовину пустует.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Читайте еще
Петербуржец нашел первую квартиру своей бабушки на Васильевском острове. И привел ее туда спустя 70 лет
Лисьи шубы, муфты и шерстяное белье: что носили петербуржцы зимой в XIX и XX веках. Рассказывает историк костюма
Как петербуржцы живут в разрушающихся домах 1900-х годов. Три истории с «Площади Восстания», «Чкаловской» и «Чернышевской»
Четвертая волна коронавируса
В Смольном рассказали, что за подделку QR-кодов горожанам грозит уголовная ответственность
Противники QR-кодов устроили флешмоб в соцсетях. Они ставят тег #ктакимнеходим под постами компаний — в Петербурге пострадали «Этажи»
Власти Москвы потребовали, чтобы алкомаркеты закрылись на время локдауна. А что говорят в администрации Петербурга?
В Ленобласти в нерабочие дни закроют большие торговые центры и запретят проводить концерты. Кафе и рестораны будут открыты
В России больше трети заболеваний коронавирусом приходятся на три региона. В их числе Петербург
Как меняется Петербург
На площади перед РНБ реконструировали фонтан. Показываем, как он изменился ⛲
В Кронштадте за 480 миллионов рублей выставили на продажу бывший военный завод. Его предлагают приспособить под гостиничный комплекс
Намывы — это зло или благо? Эксперты рассуждают, стоит ли дешевое жилье проблем с экологией и инфраструктурой
В Петербурге закрылось Bio My Bio — заведение со здоровой едой от Матильды Шнуровой
«Благотворительность уже прорастает отовсюду». Директор «Ночлежки» — о кафе в центре Петербурга, где бывшие бездомные будут обучаться новым профессиям
Научпоп
Как прошел самый большой Science Bar Hopping в Москве — с экскурсиями в наукограды и лекциями 42 ученых (!) о еде будущего, бионических протезах и патологоанатомии
Рецепторы, глобальное потепление и экономика труда. Главное о научных исследованиях нобелевских лауреатов — 2021
Космический туризм, астрономия и облачные технологии. Присоединяйтесь к нашему фестивалю Science Bar Hopping в Москве!
Петербургские археологи нашли геоглиф в виде быка в Тыве. Рассказываем, что это и почему находку называют уникальной
Откуда берутся слухи про чипирование, как фейки о бесплатных лекарствах рекламируют БАДы и можно ли зарабатывать на фактчекинге в России? Рассказывает сооснователь Fakecheck
Вакцинация от коронавируса
Изменилось ли число вакцинирующихся в Петербурге после объявлений о QR-кодах и локдауне? Показываем на графике
Минздрав разрешил прививаться от коронавируса и гриппа одновременно. Как будут вводить вакцины?
В России разработали вакцину «Спутник V» в виде спрея для носа. Когда ее начнут использовать?
В Петербурге разнятся данные о вакцинации от коронавируса. Это связано с разными методиками подсчета, говорят власти
Роспотребнадзор: ограничения в Петербурге снимут, когда будет вакцинировано 80 % населения
Коллеги «Бумаги»
Кто реально победил на выборах в Госдуму? В чем не правы противники «Умного голосования»? Как были устроены фальсификации?
Как протест против ввоза мусора из Москвы пробудил в ярославцах интерес к экологическим проблемам
Как «Независимая ассоциация врачей» отговаривает россиян прививаться
Гид по пригородам Петербурга
Прогулки с видом на реку, 100-летняя ГЭС и краеведческий музей в доме инженера — приезжайте в Волхов
В Петяярви — маршрут для долгой бодрой прогулки и идеальные места для пикников. Осмотрите заброшенную финскую ГЭС с водопадом и лесные озера
В Гатчине — не только дворец и парки. Осмотрите замок мальтийских рыцарей, деревянную дачу с башней и старинную слободу, где жили егеря
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
Подкасты «Бумаги»
Зачем мы участвуем в онлайн-флешмобах и к чему они могут привести? В подкасте «Все мы медиа» обсуждаем #MeToo, флаги на аватарках и солидарность в соцсетях
Как спасти планету от мусора? Придумываем варианты во время мозгового штурма: от геймификации до новой экономики
«Нахрен все эти деньги, открываем бар!». Каково запустить бизнес своей мечты — и закрыть его
Вместе со школы❤️ Выпуск про первые отношения и неловкие романы
«Твой умный кореш»: слушайте подкаст «Бумаги» — с историями про безумный автостоп, жизнь с пятью детьми и отказ от алкоголя
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.