25 мая 2022

Петербургская художница провела в Сортавале трехдневную выставку об исчезающем карельском языке. Она рассказала нам о проекте

С 20 по 22 мая в арт-резиденции Сортавалы прошла персональная выставка петербургской художницы Анны Слобожаниной. Она создала инсталляцию из объектов, графики и видео, разместив свои работы внутри художественной мастерской и во дворе.

Проект «Спи-засыпай» Анна выстроила вокруг двух основных тем: карельского языка и процесса засыпания. Работы для выставки художница создавала там же, в Сортавале, поделив их на две условные части: «зимнюю» и «весеннюю».

«Бумага» поговорила с Анной о ее проекте. Читайте, почему художница считает карельский язык «растворяющимся», как устроены российские арт-резиденции, повлияли ли на выставку события в Украине и можно ли будет увидеть работы в Петербурге.

Анна Слобожанина

художница

Почему художница решила обратиться к карельскому языку

— Одна из главных тем, с которой я работаю как художница, — исследование национальной идентичности. Я родилась в Петербурге, но мои родители были не отсюда. И у меня всегда была под вопросом идентичность, принадлежность к этому городу. А еще меня в детстве часто отправляли к бабушкам, так что я всегда ощущала себя как будто в поезде — между городом, где я родилась, и моими корнями, от которых я уже оторвалась. На это наложился интерес к этнографии — в детстве моим любимым музеем был Российский этнографический музей. Для меня всегда было важным понимание того, что я часть нейросети. Ее изучение и есть работа с традиционной культурой различных регионов.

Север — территория, которая для меня является самой близкой по внутреннему ощущению. Я уже работала в Поморье и Пинежье в Архангельской области. Так как мне интересна эта тема и нравится формат арт-резиденций, а под Архангельском я уже была, захотелось найти что-то подобное в Карелии. Это удалось на встрече с представителями российских резиденций, которую организовал ГЦСИ-Петербург.

Карельская арт-резиденция предлагает художникам три локации: в Петрозаводске, Костомукше и Сортавале. Ехать в лес в Костомукше я была не готова — в описании говорилось, что там надо будет что-то делать с генератором. Петрозаводск — это город, туда мне тоже не хотелось. Так что выбрала Сортавалу в качестве промежуточного варианта с природой вокруг.

Фото: Самария Нурулова

Я изначально хотела работать с темой «Колыбельная» и выстраивать проект вокруг карельских колыбельных. Эта мысль возникла из-за того, что в Сортавалу я приехала зимой 2020–2021 годов, это время года — период самых длинных ночей и коротких дней.

Я познакомилась с карельским языком и решила включить его в исследование. Это ественным образом совпало с темой колыбельной, засыпания: там я почувствовала некую ассимиляцию языка, его растворение. Да, карельский язык является государственным в республике, но мои карельские ровесники его уже не изучают. А многие знакомые, узнавая о проекте, удивлялись, что такой язык вообще есть. Всё это меня очень тронуло, поскольку в своих работах я часто говорю об эфемерности, процессах исчезновения.

Зачем выставку показали сразу в двух пространствах: в мастерской и во дворе дома на берегу озера

— Для меня самым главным в этом проекте является настроение пространства, его хотелось передать в первую очередь. Важно, что выставка сделана на улице и в мастерской — в историческом здании «Сеурахуоне» на берегу залива Ляппяярви, где сейчас расположен социально-культурный молодежный центр. Это не галерея, не музей, а личное пространство. Хочется, чтобы посетители получили возможность сблизиться с автором. Это такое обнаженное состояние, но, кажется, нужное мне именно сейчас.

Фото: Самария Нурулова

Наверное, самой важной частью проекта стали видео: зимнее «Засыпай» и весеннее «Просыпайся». Именно они являются основным нарративом выставки: их можно было увидеть в спальне, где я жила. Так я сделала из помещения «колыбельку», в которой можно спрятаться от внешнего мира.

«Просыпайся» состоит из серии фотографий, одна из них моя: с цветами на лужайке, выросшими в форме слова uni — «сон». Другая серия документирует инсталляцию в лесу с руками на деревьях, эти снимки сделала моя подруга художница Самария Нурулова. Кроме того, я сделала графические листы и вышивки с карельскими словами. Например, nukkundu — это «дремота», а rajatoi — «бескрайний».

Фото: Анастасия Павлова

Когда я занята проектом, всегда думаю о форматах, материалах и техниках, которые в него можно органично вписать. В Сортавале я вообще планировала работать с керамикой. Но в итоге много снимала — получилось множество фотографий, а до керамики добралась в самом конце работы: сделала слепки своих рук для «весеннего» проекта. То есть это живой процесс: я выбираю то, что вписывается в выбранную идею.

Как проект привел к запуску бренда керамики и что изменили события в Украине

— Я работала над проектом в резиденции зимой 2021 года и в марте — апреле 2022-го. Но идеи формировались и вне этого периода — например, у меня есть бренд интерьерной керамики Lumi uni, возникший как раз после первой поездки в Сортавалу. Там всё выстроено вокруг исчезающих карельских слов. Например, в серии сосудов Havita на каждый из объектов нанесены карельские слова или словосочетания: paista karjalakse («говорить по-карельски»), pohjaine («север») и другие.

Брендом я занимаюсь до сих пор, но керамика для меня — отдельная история, стоящая чуть в стороне от художественной практики. Разделение здесь необходимо: у Lumi uni есть отдельный аккаунт в социальных сетях.

Со временем изменилось и видение выставки, открытие которой мы перенесли с 2021 года на эту весну. Я изначально хотела сделать этот проект уличным, поэтому был нужен теплый сезон. После 24 февраля очень трудно было работать и что-то создавать, но мы всё же решили показать выставку. Последние события частично повлияли на проект. Во-первых, я добавила к нему «весеннюю» часть, хотя сперва выставка была абсолютно «зимней». Название проекта — «Спи-засыпай» — мы менять не стали, но новые работы объединили под названием «Просыпайся».

Фото: Самария Нурулова

Мне кажется, вторая часть как бы иллюстрирует потребность в надежде и круговорот природы, воскрешение после умирания. Думаю, эта мысль появилась у меня как раз после [начала военных действий в Украине]. Хочется, чтобы такой взгляд утешил зрителей — насколько я знаю, сейчас представители сортавальского арт-сообщества находятся в упадническом настроении. Как и мы все.

Покажут ли выставку в Петербурге

— Скорее всего, в полном и исходном формате — таком, как сейчас — выставки не будет больше нигде. Для меня важна эфемерность искусства, а самыми классными выставками я считаю короткие экспозиции, привязанные к конкретному месту. Они как раз очень мимолетные, в этом и заключается их ценность.

У меня нет задачи специально расширить свой проект, представляя его везде, но отдельные объекты, наверное, буду где-то показывать. Если это будет органично — почему нет? Можно вписать отдельные работы в другие выставки.

Хотя с планами сейчас сложно: многие проекты отменяются, не очень понятно, что будет дальше, а то, что было актуальным раньше, теряет значимость. Но я доделываю те проекты, о которых уже договорилась.

Один из них — коллективная выставка «Открытие Севера. Дивование» в Каргополе. Это проект Натальи Плехановой и Саши Генераловой, основная тема — женский костюм и образ женщины. Участие принимают Эрмитаж и Музей театрального искусства, а также пять современных художниц, в том числе я.

Фото на обложке: Глеб Смирнов

Спасите «Бумагу» прямо сейчас 💚

Нам нужны деньги, чтобы продолжить работу

поддержать «Бумагу»

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Петербургские музеи и выставки
4 петербургские выставки современного искусства. Спросили у их авторов, каким может быть искусство в кризисные времена
После 24 февраля художник Родион Китаев создал «черную» серию картин. Посмотрите, как выглядят его работы с выставки в 3120 Gallery
«В 5 лет меня пугали домовым, в 35 — участковым». Посмотрите на работу Максима Имы в «Третьем месте»
В «Манеже» пройдет арт-ярмарка в рамках ПМЭФ. О событии известно мало, но его уже критикуют в сообществе
Куда сходить бесплатно в Петербурге в Международный день музеев? Список
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
Давление на свободу слова
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.