30 апреля 2021

«Петербург — музей, а администрация — бабушки в этом музее». Стрит-арт с Хармсом снова хотят закрасить. Вот что рассказывает о работе ее автор Паша Кас

Власти Петербурга требуют удалить стрит-арт с портретом Хармса — Дзержинский районный суд начал рассматривать иск администрации Центрального района к местному ТСЖ. Жильцы хотят сохранить работу, ценность которой признали даже в Русском музее.

Рисунок на фасаде дома по улице Маяковского появился в 2016 году. Власти еще тогда требовали очистить стену, но в поддержку работы развернулась общественная кампания, и портрет удалось сохранить.

Уличный художник Паша Кас рассказал «Бумаге», как и зачем нарисовал портрет Хармса и почему власти до сих пор не признают стрит-арт.

Как появился портрет Хармса на улице Маяковского

— Мы сделали эту работу в 2016 году вместе с [уличным художником] Павлом Мокичем, а курировал это всё Rush X. В то время мы втроем жили по соседству в доме в Ковенском переулке. Столкнувшись с творчеством Хармса, начали изучать его жизнь и работы.

Творчество Хармса научило меня тому, как можно жить в тоталитарном государстве, когда вокруг происходят массовые репрессии, а у тебя нет возможности что-то изменить и быть противоборствующей стороной. Кажется, что эти идеи находят отклик в думающих петербуржцах — и становятся всё более и более актуальными.

В Петербурге очень мало мест памяти Хармса, мы решили исправить это. Разработали эскиз портрета, всю ночь вырезали трафарет. В шесть утра приехала автовышка — и мы с баллончиками полезли красить фасад с риском быть арестованными полицией.

Мы пытались согласовать это с администрацией района, но у них не было и нет сформированного процесса согласования стрит-арта. Потому решили сделать это, получив согласие жителей дома.

В 2016 году, спустя месяц после появления работы, ее попытались закрасить. Мы создали петицию, и за портрет вступился губернатор Георгий Полтавченко. Сейчас [работу] снова пытаются закрасить. Может быть, сменилась администрация — но не суть: там всё такие же консервативные люди, которые до сих пор воспринимают стрит-арт как вандализм. Ужасно, что власть не сохраняет уличное искусство, а уничтожает его.

Фото: Евгений Курсков / «Бумага»

Почему в Петербурге до сих пор не признают стрит-арт

— Мои работы в Петербурге часто закрашивали. Это забавно. Приезжает телевидение, мне дают премию Курехина за работу — и тут же приходят коммунальщики с ведром желтой краски и закрывают ее.

Есть ощущение, что Петербург — это музей, а администрация города — бабушки в этом музее. Им главное, чтобы никто ничего не трогал, а они иногда могли бы сдувать пыль с картин. Но иногда было бы неплохо сдувать пыль с этих бабушек. Они говорят, что фасады охраняются ЮНЕСКО, но весь город заполонен уродливой рекламой — для меня это вандализм, а не уличное искусство.

Администрация очень жестко обращается с уличным искусством. Они уничтожают всё яркое и заметное. Им нужно это убрать или согласовать через 15 кабинетов, чтобы было что-то доброе и хорошее.

Я участвовал в дискуссии с другими художниками и представителями администрации и понял, что они пытаются увидеть стрит-арт через что-то академическое и институциализированное. Они не могут понять, что стрит-арт — это голос улиц, который идет с низов. Они не понимают, что согласованный стрит-арт теряет свою силу. Они не спрашивают петербуржцев, что оставить, а что закрасить. Нужен диалог.


Петербургские депутаты с конца 2018 года обсуждают законопроект о легализации граффити. В соответствии с ним уличные художники должны будут согласовывать свои работы с властями, а в городе могут появиться специальные зоны для граффити.

Читайте, что о легализации стрит-арта в Петербурге думают художники Миша Маркер, Hioshi и Владимир Абих, арт-группа «Явь», автор законопроекта и руководительница Института исследования стрит-арта.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
«Ночлежка» рассказала, что потеряла 12 % частных пожертвований в начале войны. Но ситуацию удалось стабилизировать 🙌
«Пока сможем работать, мы будем работать». «Ночлежка» — о том, как помогает бездомным во время войны и что будет дальше
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.