7 сентября 2017

Как петербуржцы живут в разрушающихся домах 1900-х годов. Три истории с «Площади Восстания», «Чкаловской» и «Чернышевской»

В начале сентября в России закончилась программа расселения аварийного жилья. В Фонде содействия реформированию ЖКХ заявили, что в Петербурге программа выполнена полностью. Однако петербуржцы продолжают жаловаться на разрушения и аварии в жилых зданиях в историческом центре города.

Обвалившийся потолок, прикрытый фанерой, трещины в доме рядом с «Галереей», в которые можно просунуть руку, и коты в каждой комнате для ловли мышей — «Бумага» поговорила с тремя петербуржцами о том, как они живут в ветхих домах и по каким причинам еще не переехали.

Доходный дом Перцова, построен в 1910 году

Лиговский проспект, 44, станция метро «Площадь Восстания»

Двор дома Перцова. Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Андрей Клюев

Председатель общественного совета дома, живет в собственной квартире с 2003 года

— Этот дом признан историческим памятником и находится под попечительством комитета по охране памятников. Я в нем живу где-то с 2003 года вместе с семьей. Ребенок здесь родился и вырос. Я председатель общественного совета этого дома.

Еще в советское время здесь бил фонтан. Это было ведомственное здание Министерства путей сообщения, и всё было очень красиво. Когда в 90-е годы избавлялись от непрофильных активов, домом перестали заниматься. Фонтан зарос землей и травой, дом разрушился.

На фото: Андрей Клюев

Особенно дом подкосила история с котлованом, на месте которого сейчас стоит «Галерея». Поскольку Лиговский проспект — это бывший Лиговский канал (канал был заложен на месте нынешнего Лиговского проспекта в начале XVIII века и почти полностью высушен к середине XX века — прим. «Бумаги»), тут много воды. И когда отрыли котлован, получилось такое «озеро» — и дома начали «сползать» в яму, пошли трещины. Когда начали строить «Галерею», дом тоже стало трясти. Со стороны, которая ближе к «Галерее», трещины такие, что руку можно просунуть насквозь.

У нас здесь есть система подвесных дворов. Это значит, что под двором есть еще пространство, раньше там хранили уголь, дрова, потом перестали использовать, наконец провели коммуникации, водопровод. В итоге они начали проваливаться, а секрет их изготовления, как выяснилось, был утерян. Никто их не может отремонтировать. Вроде как нас включили в какую-то программу на 2018 год, чтобы привести эти дворы в порядок.

Подвесные дворы периодически проваливаются

Что-то одно в доме не выделить, общее состояние очень плохое. Мансарды в совершенно жутком состоянии: их съели жуки. Крыши текут. Трубы поотваливались. Клопы есть, блохи. У меня блохи скакали, когда я вскрывал полы.

Власти всегда рады выслушать: говорят, мол, да, потерпите еще чуть-чуть, но это разговор бесконечный. Нас приглашают, обсуждают какие-то проблемы, всё записывают, обещают — и ничего не делается. Даже с подвесными дворами выяснилось, что делать будут не во всем доме, а только в одной части двора. Мы и сами проводим собрания, но, к сожалению, нет толку, хотя виртуальное какое-то движение есть (жильцы ведут активное обсуждение проблем дома в группе во «ВКонтакте» — прим. «Бумаги»).

Сюда даже полиция не приезжает на вызов. Один раз мы закрыли ворота (на входе во двор есть ворота, однако они чаще всего открыты — прим. «Бумаги»). Наши же пьяные соседи — была у нас компания из пяти гопников — сели в машину в хламину пьяные, разогнались и протаранили их. И машину, и ворота поломали. Мы, естественно, вызвали полицию. Два дня ждали. На третий день приехал участковый, посмотрел документы на ворота и сказал: всё в порядке, проблем быть не должно, я проведу беседу.

В нашем доме куча организаций: прокуратура, Следственный комитет, какие-то отделы МВД, психдиспансер. Они не собственники, и им наплевать. Они занимают лучшую часть дома. За порядком не следят: на лестнице, где находятся СК, милиция и прокуратура, бомжатник. Насколько я знаю, однажды там бездомный умер — лежал два-три дня. Они через него переступали.

Вся молодежь, студенты у нас посиделки устраивают. Особенно в белые ночи. Тут же жизнь, клубы всякие. И все афтепати проходят у нас.

Последствия посиделок в доме Перцова

Здесь бывали всякие ситуации. Дети из окон выпадали, от балконов отваливались куски и падали на машины. Что тут скажешь: все под богом ходим. В принципе, если здесь живешь, как-то уже привыкаешь, учишься избегать неприятностей. Наверное, было бы лучше, если бы был охраняемый двор.

Здесь много расселенных аварийных квартир. Сам дом целиком не аварийный. Даже если бы признали, людям-то куда переезжать? В Купчино, в Колпино? Из центра? Никто не хочет. Я здесь прижился и никуда не поеду: врос корнями. В моей квартире комфортные условия. У многих хорошие квартиры, большие. Дом, на самом деле, можно отремонтировать: сделать фасад, сделать двор, починить лифты.

Доходный дом Бойцова, построен в 1906 году

Митавский переулок, 3, станция метро «Чернышевская»

Фасад дома Бойцова

Зинаида Федоровна

Бабушка жильцов дома, жила в коммунальной квартире
с 1963 года

— Мы живем здесь 54 года. За это время ни разу не делали капитальный ремонт. Последний раз заделывали трещины в 1985 году. Трещины пошли от того, что снаряд попал (видимо, во время Великой Отечественной войны — прим. «Бумаги»). Они продолжают «расходиться».

На кухне у нас очень плохой потолок. Сыплется штукатурка. Если я шваброй задену, то всё посыплется. У меня нет возможности [ремонтировать], я уже не могу туда лазать. Ребят тоже не допроситься.

На фото: Зинаида Федоровна

Раньше мы жили тут втроем: сын, муж и я. Квартиру нам оставила моя старшая сестра. Потом сын лет 10 жил один, пока в 2011-м инсульт не случился. Нога отошла, с тростью еще ходит, а рука как плеть. За ним нужен уход. Мы договорились, что сюда въедет его сын — с женой и ребеночком. Они уже года четыре тут живут, а я приезжаю, помогаю. Еще тут снимают комнату, но съемщики часто меняются.

Аварийность нам не давали. Как приватизация началась, мы приватизировали, так что это частная собственность — делайте сами. Нас не расселяют. Везде обращалась, к депутату ходила в Центральном районе (уже забыла фамилию). Отказывают, говорят, что санитарные условия позволяют [жить].

Мы думали две комнаты продать и взять ипотеку. Квартира нужна трехкомнатная — не меньше. У них же семья, и папе надо отдельную комнату. В Ленинградскую область нам нельзя: у ребенка детский сад и школа, у внука с невесткой работа, у сына врачи. Смотрели в Девяткино, но там еще дом строится. И надо какую-то сумму внести, а у нас нет. Думали про «Пионерскую», «Старую деревню», а там еще дороже.

Вообще, место хорошее. Тут и «Чернышевская», и площадь Восстания. Общее состояние дома ничего. Раньше хорошо давали за место в центре, но тогда мы не задумывались продавать, нас устраивало: мы с мужем работали близко и соседи были великолепные.

Нам в любом случае надо переезжать отсюда. Ребята ведь растут. Но, наверное, здесь перезимуем.

Доходный дом на Большой Зелениной, построен в 1902 году

Большая Зеленина улица, 1/44, метро «Чкаловская»

Мария Березкина

Живет в коммунальной квартире с 2013 года

— Сейчас по документам это дом 1902 года. Но до этого год был другой, его периодически «передвигают», чтобы сделать дом младше. Я живу здесь четыре года. Но квартира мужа, свекра — они здесь уже лет 30.

У меня двое маленьких детей. Живем на пятом этаже, лифт поставили лишь недавно, а лестница, прямо скажем, так себе. До того как дети научились ходить, нужно было самой таскать их вместе с коляской. Среди соседей есть пьющие. Да и инфраструктуры никакой, хоть и центр.

В соседнем подъезде какое-то время не было половины лестничной площадки: она обрушилась. Сделали ее только в этом или прошлом году. Дом периодически ставят на аварийность, ничего не делают, снова снимают с аварийности. В последний раз нашу аварийность оценили на 75 % (если износ здания составляет более 70 %, оно считается ветхим и правительство Петербурга может включить такой дом в адресную программу — прим. «Бумаги»). В итоге всё равно сняли. Ходил слух, что [дом не ремонтируют] из-за башни, которая над нами, — мол, это памятник. Мы так и не знаем наверняка, правдив ли этот слух.

Из-за протечек балки гниют и обваливаются без нашего ведома. Ремонт в квартире никто делать не собирается, потому что это наша собственность. Даже то, что происходит в общем коридоре, — дело самих жильцов. Они нам будут делать ремонт, только если дом поставят на аварийность.

На фото: Мария Березкина

Нам сказали, что расселять не будут. У меня муж уже 30 лет стоит в очереди на расселение. В прошлом году мы добавили к нему в очередь двоих детей. Никто пока даже не предполагает, когда и что будет происходить. Сейчас рабочие делают капремонт крыши, к 2018 году собираются сделать ремонт водоснабжения, газоснабжения и еще чего-то. А то, что с их капремонтом крыша скоро вместе с башней на нас рухнет, — видимо, всё равно.

В конце июля обвалился потолок в коридоре. В течение двух недель у меня дети не выходили в коридор в принципе — только мелкими перебежками. Потом рабочие пришли, какие-то палочки положили, фанерочкой забили. Хотя бы будет теперь падать не на нас, а на доску — по крайней мере, пока она выдерживает. Убрать это [полностью] невозможно.

У нашей соседки во время ремонта крыши тоже появилась в потолке дырочка на чердак. Работники, когда делали крышу, срезали и скидывали вниз эти балки. В конечном счете у соседки рухнул кусок потолка метр на метр. Когда они пришли заделывать дырку, он еще обрушился. В итоге закрыли фанерой.

В основном домом занимаемся мы с соседкой. Она где-то лет пять повсюду ходила и писала кому только могла, и за это время ничего не удалось сделать. Сейчас этим в основном занимаюсь я. Писала в жилконтору, в администрацию района, городскую администрацию, губернатору Полтавченко, даже Путину писала. Но все меня отфутболивали друг другу.

Это [квартиру] никто не покупает. Они приходят, видят коридор… Муж собирается своими силами покупать кирпичики, стройматериалы. Чтобы хоть как-то привести в приличный вид и продать.

Своими силами по закону можно сделать только косметический ремонт. Но с точки зрения финансов — надо договариваться с соседями. А у нас большинство — пожилые люди, половина квартир вообще пустые.

Полтора месяца назад в ответ на нашу коллективную жалобу сделали немного посимпатичнее лестницу. Правда, вместо того, чтобы сделать нормально, просто всё закрасили.

Крысы здесь не беспокоят, но мыши есть. Поэтому у меня в каждой комнате по кошке. Насекомые тоже есть — рыжие тараканы. Вот, у нас всё в «Машеньке» (мелок от насекомых — прим. «Бумаги»). Мы их травим-травим чуть ли не каждый день, а они всё равно, сволочи, откуда-то приходят.

В доме никак не поменять окна на стеклопакет и не заменить рамы: просто не выдержит дом, кирпичи выпадают. В период с мая по август-сентябрь в комнатах температура 30–36 градусов, которую никак не сбить, живём под вентиляторами. Рыбы в аквариуме дохнут от жары каждое лето.

Но главный минус — это вода. Во всей коммуналке предусмотрена только холодная вода и нет даже помещения под душ. На всю коммуналку три раковины, в двух из которых напор такой, что ведро наполняется за час. Насколько я знаю, проводить воду [в квартиры] запрещено, душ ставить незаконно, стиральную машинку тоже.

Кошку Снежу подобрали на улице. Теперь она вместе с сестрой охраняет семью от мышей

Мне плевать, куда переезжать. Если бы у меня был выбор, первое место, куда бы я поехала, — это Ленинский. Мне нравится этот район. Там тихо, спокойно, лучше развита инфраструктура и меньше пьющего населения. Там есть всё — здесь нет даже нормальных детских магазинов.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
ВОЗ назвала новый штамм коронавируса греческой буквой Омикрон. Мутация признана «вызывающей беспокойство»
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
ВОЗ: пик текущей волны коронавируса в России пройден, поскольку заболеваемость снижается уже три недели
Что не так с облегчением страданий тяжелобольных людей? «Хоспис на дому» и AdVita объясняют случай с блокадницей, пытавшейся себя прооперировать
Правда, что госпитализаций с коронавирусом в Петербурге стало рекордно мало? Показываем график
Новый год — 2022
В конце декабря на Конюшенной площади в Петербурге откроется каток ⛸
Главную новогоднюю ель установят на Дворцовой в начале декабря. На Манежной тем временем идет монтаж рождественской ярмарки
«Никольские ряды» начнут новый зимний сезон 1 декабря. Горку для катаний сохранили, вход на территорию будет бесплатным
Откуда привезут новогоднюю ель для Дворцовой и что с деревом будет после праздников? Отвечают власти
Уже планируете Новый год? В Смольном тоже — там рассматривают введение дополнительных запретов 😱
Как меняется Петербург
В Саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
Как добиться установки урн во дворе, на набережной или в парке? Мундеп из Петербурга составил инструкцию
Вакцинация от коронавируса
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
В Ленобласти введут обязательную вакцинацию вслед за Петербургом. Рассказываем, кого она коснется
В России регистрируют вакцину «Спутник М» для подростков. Что про нее известно?
Губернатор Ленобласти Александр Дрозденко отозвал свое предложение о признании иностранных QR-кодов в регионе
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Оказывается, первой в мире заболевшей коронавирусом была продавщица морепродуктов из Уханя — и это важная новость. Главное из статьи Science
Объявлены лучшие научпоп-книги 2021 года по версии премии «Просветитель». Что почитать из списка?
Мы объединим ученых из разных городов на вечеринке в поезде Москва — Санкт-Петербург. Как поучаствовать?
Подкасты «Бумаги»
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
Зимовка в теплой стране — это дорого и сложно? А что с границами? В этом подкасте планируем побег от холодов
Нанохлеб, «графеновики» и 3D-печать домов: в этом подкасте обсуждаем новые материалы и придумываем, что взять с собой в постапокалипсис
Как рождаются планеты и какой космос на вкус? Слушайте лекцию с фестиваля Science Bar Hopping — о роли пыли во Вселенной
Как интернет изменил наше общение? Подкаст про войсы, ошибки в переписке, стикеры и цифровой этикет 👋
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.