14 февраля 2019

«Однажды родители пытались выдать меня замуж за сотрудника ФСБ»: шесть историй о странных знакомствах, организованных друзьями и родственниками

Чем закончилась попытка сватовства на мусульманской свадьбе, как девушка побывала на встрече с другом детства, работающим в ФСБ, и что делать, если родители пытаются свести с дочерью друзей?

«Бумага» собрала рассказы читателей о странных и нелепых свиданиях, организованных друзьями и родственниками.

Александра

— Моя семья не самая религиозная, и о татарских традициях мне рассказывали исключительно в виде сказок в детстве. Однако моя тетя и ее будущий муж — тоже татарин — решили сделать всё по традициям. Они позвали муллу, собрали две семьи за большим столом и устроили никах (мусульманскую свадьбу — прим. «Бумаги»). Как водится, дамы в платочках, а мужчины в тюбетейках. Я кое-как накрутила платок на голову в первый раз в жизни и уселась за стол прямо напротив молодого парня из семьи жениха. Церемония была такой интересной, что я только и успевала слушать и делать, что говорил мулла, в перерывах поедая лапшу.

Внезапно ко мне подошел дедушка и сказал: «Внученька, тебе так идет платок! Смотри, как на тебя парни заглядываются! Может, всегда будешь его носить?» Я поперхнулась и наконец увидела, что к парню напротив меня поочередно нагибаются его родственницы и что-то судорожно нашептывают, глядя на меня. Оказывается, пока я окуналась в мир традиций моего народа, операция «сваты» уже набирала обороты.

Тем временем официальная часть закончилась и начался совершенно неофициальный банкет с алкоголем. Мой молчаливый «суженый» выпил пару рюмочек и осмелел. Начал молча ходить за мной по квартире. Еще после одной по его лицу расползлась улыбка. После пятой рюмки он начал гладить мой платочек, который лежал уже на диване без меня. Еще через тройку рюмок его семья ушла домой с улыбками, а он остался и продолжал пить.

В процессе у него родилась идея увести меня в «двухэтажную невероятную квартиру» и закружить в танце. К тому моменту он уже не мог стоять. Идея настолько глубоко засела у него в голове, что он решил сделать всё по традициям и пошел к моему отцу. Я села у двери в соседней комнате и слушала грозный голос батюшки: «Ты сможешь мне сейчас назвать второй закон термодинамики? Если нет, то моей дочери ты не достоин! Уходи!» И дядя понес моего грустного татарского кавалера домой, а я пошла гуглить закон термодинамики.

Виктория

— Всё началось летом, в августе прошлого года, да и закончилось примерно в этом же месяце. Моя подруга решила познакомить меня с другом своего парня.

Первое знакомство прошло в целом хорошо: нас представили, мы вчетвером гуляли по парку, там вроде была благотворительная ярмарка. Потом мы отделились выбирать ему корзину для пикника. Этот факт должен был насторожить меня. Выбрав корзину, мы поболтали еще с полчаса и разошлись.

Вечером пришло смс о том, что хорошо бы встретиться, и я согласилась.
На второй день всё утро я провела у зеркала, выбирая себе платье «помилее». N заехал за мной, говоря о том, что продумал план свидания и — внимание — повез меня к себе домой на другой конец города: сдирать обои, а потом гулять с собакой. Вы представляете: я в платье, в босоножках, такая вся романтичная еду на окраину города сдирать обои. Кстати, тогда мне показалось это не такой уж и плохой идеей. Пару часов поработав, мы отправились выгуливать собаку.

Вот такой романтик XXI века. И девушку выгулял, и косметический ремонт дома начал.

Маргарита

— Однажды мои родители пытались выдать меня замуж за эфэсбэшника. С сыном папиного однокурсника мы родились с разницей в пару дней, и с самого нашего рождения родители, то ли серьезно, то ли в шутку, видели в этом тайный смысл. До того памятного дня я видела его лет в 13, но он был долговязым футболистом, а я — щекастой готессой с брекетами, поэтому никакой симпатии не возникло.

Шли годы, и второй раз мы встретились после окончания университета в Москве. Эту встречу, собственно, и подстроили наши отцы. К слову, родители воспитывали меня очень свободно, поэтому у меня и мысли не возникало, что они способны на такую дичь, как династический брак. Да что уж там династический — на брак с сотрудником органов.

Мы с мамой приехали в Москву на пару дней, и абсолютно внезапно нас с поезда встретил папин друг, который начал придирчиво меня рассматривать еще на вокзале. В гостях меня не менее придирчиво осмотрела его жена, моя потенциальная свекровь. Я так и не увидела своего визави — он был на службе, но меня заставили ему позвонить и договориться о встрече. Мы с мамой уехали пить шампанское к друзьям в гости и, к моему ужасу, вечером он позвонил мне подтвердить встречу. Неловкость была в том, что к 20 часам я уже была натурально пьяна в дрова, и все вокруг бросились меня причесывать, красить и одевать к свиданию. В метро от ужаса и стыда я внезапно протрезвела… и на нужной станции увидела, как ко мне направляется высокий ладный красавец в черном костюме — ни дать ни взять агент Купер из «Твин Пикса»!

Я приободрилась, мы пошли в кино. Единственным ближайшим сеансом, по злой иронии, был фильм «Горько!» В общем, всё шло неплохо, и я храбро позвала молодого человека остаться со мной на ночь — всё равно замуж заставляют выходить, хорошо бы сразу выяснить все детали.

Наши отношения продлились месяца полтора — и он, и я всё время работали и жили в разных городах, да и разговаривать нормально не получалось, ему же не положено из-за работы. Родители, конечно, очень расстроились, но до сих пор не теряют надежды: ждут, что к 30 мы оба поумнеем.

Лиза

— У моей подруги был приятель, мой ровесник. Очень положительный, но вроде веселый. И она очень хотела нас познакомить. А потом он очень хотел позвать меня на свидание. 11-й класс, весенние каникулы, он приходит на встречу с воздушным шариком (ок) и ведет меня гулять по Петропавловке (конец марта).

В какой-то момент становится понятно, что он настолько душный и скучный, что проще сбежать. А сбежать невозможно. Я сижу на скамейке на набережной и вокруг лед, тот самый противный лед с лужами, по которому ходить невозможно. А парень выходит на новый уровень тоскливых историй, и слушать его уже практически невозможно.

Как-то в итоге я оттуда выбралась, и больше мы не виделись. Тогда мне стало понятно всё про то, почему никто не любит хороших мальчиков.

Александра

— Несколько лет назад мы с подругами поехали отдыхать в Болгарию. Мы давно не ездили никуда втроем и решили, что это будет отпуск «только девчонками»: будем ходить в клубы, купаться и развлекаться исключительно своей компанией.

Всё пошло не по плану уже на второй или третий день. Мои подруги познакомились с двумя туповатыми немцами, начались бурные курортные романы. Мы всюду ходили впятером: две пары и я. Приходилось налегать на коктейли.

В один из вечеров мы отправились в бар. Пока мы собирались, мои подруги переглядывались и хихикали. Я сразу заподозрила неладное, и, оказалось, не зря: кавалеры подруг притащили с собой третьего друга — для меня. Застенчивого и немного придурковатого.

Он подсел ко мне на диван и принялся что-то рассказывать о том, как у него было несварение желудка и как он спал где-то на полу. Когда выяснилось, что он не знает, кто такой Ремарк, я встала и пошла обратно в отель. К счастью, вскоре наш отпуск подошел к концу. 

Илья (имя изменено)

— Был период в жизни, когда личная жизнь не складывалась, а отец постоянно сватал чуть ли не всех подряд девчонок. И вот однажды я решил согласиться на его предложение — позвать в совместную поездку на море дочку его друга. Ее звали К., она тоже искала себе вторую половинку.

Мы не были знакомы с ней лично, я только видел (не самое показательное) фото на смартфоне ее родителей, так что свидание должно было состояться практически вслепую. Сама К. была в аналогичной ситуации. Предполагалось, что мы поедем вместе отдыхать сначала на пару дней в Словению, где совершим двухдневное восхождение на гору Триглав, а потом поедем в Хорватию на неделю. Всё за мой счет.

Мое первое впечатление от личного знакомства в аэропорту было немного разочаровывающим — К. оказалась совсем не в моем вкусе! Но я решил, что надо узнать ее поближе.

В Любляне нас встретил мой знакомый словенец Д., который был нашим проводником в восхождении. А через некоторое время к нам присоединились мой отец и отец Д. Маршрут восхождения был выбран самый легкий, по нему поднимаются пожилые и дети. Однако всё равно требовались заметные физические усилия, к тому же было по-настоящему жарко. В таких условиях люди проявляют свою истинную натуру.

Уже в начале подъема я заметил, что К. совсем не прислушивается к моим советам и довольно нервно реагирует. Зато мой отец пользовался у неё авторитетом, и к тем же самым советам от него она прислушивалась сразу же. По итогу первого дня мне стало очевидно, что я точно не хочу иметь ничего общего с этой девушкой.

Спустившись на следующий день с горы, мы поехали в Хорватию, где я снял двухкомнатную квартиру недалеко от моря. Мы жили в разных комнатах. К. пришла в себя и начала делать знаки внимания. А ещё начала потихоньку давать мне настойчивые советы, как мне стоит жить. Но в целом мы неплохо проводили время как знакомые. 

Обратный рейс у нас был из Любляны, мы переместились в дом к Д. (в Словении). Вечером, накануне вылета, мы сидели в компании друзей Д., болтали и выпивали. Я ушел спать раньше К., а утром проснулся один в постели, и было очевидно, что я спал в ней один. На мой вопрос, где спала К., она ответила, что на диване. Настроение у неё было хорошее.

После приезда я приложил все усилия, чтобы избегать общения с К. и вообще порвать с ней все отношения. А через год Д. рассказал мне, что в последнюю ночь они переспали с К. После этой истории, если отец начинал меня кому-то сватать, я просто напоминал ему о К., и он замолкал.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.