Партнерский материал
27 октября 2021

«Оценки себя изжили». 24-летняя учительница начальных классов — об осознанности современных детей, пользе рэпа на уроках и своем инстаблоге

Мария Тихонова — учительница начальных классов: она работает в школе с 19 лет. Девушка ведет блог, в котором рассказывает истории из школы, делится опытом с коллегами и дает им советы о том, как не выгореть. Она также придумала проект InstaTeacher, цель которого — научить педагогов вести собственные блоги.

«Бумага» поговорила с Марией. Она рассказывает, почему считает пятибалльную систему оценок устаревшей, зачем современному учителю заглядывать в TikTok и как пример с Моргенштерном помог ее ученикам освоить материал.

Этот материал мы выпустили для партнерского спецпроекта с билайн о молодых представителях традиционных профессий. Читайте о том, как современный мир меняет их работу и почему для них важно всегда быть онлайн. Сейчас это еще проще: билайн расширяет покрытие в Петербурге и сделал доступной связь 4G в тоннелях метро.

Фото: Егор Цветков. Снимки сделаны в книжном магазине «Во весь голос»

Почему вы решили стать учителем?

— У меня никогда не было такой мечты. Я провела детство в поселке в Астраханской области. После девятого класса ушла из школы, так как боялась ЕГЭ, но не знала, на кого идти учиться. Поэтому поступила в педагогический колледж, где училась моя сестра, решив, что если мне там не понравится, я оттуда уйду. Когда началась практика, я сильно нервничала перед уроком, но, приступив к занятиям, обо всем забыла. Я увидела внимательные глаза детей и почувствовала исходящую от них энергию. Домой я возвращалась в прекрасном настроении. В тот день я поняла, что хочу работать в школе.

В первый год после выпуска я работала в интернате с детьми с легкой умственной отсталостью, а затем устроилась в школу. Я удивилась, узнав, что уроки составляют всего процентов 20 от дел, которыми занят учитель: гораздо больше времени уходит на бумажную волокиту и взаимодействие с родителями, коллективом и администрацией. Я не справлялась со своими обязанностями: мне никто не объяснил, что в них входит, но ко мне предъявляли требования, как к опытному учителю. К тому же мне дали отказной класс, где было несколько сложных детей, из-за которых дисциплина была на нуле. Приходя домой, я плакала или сразу ложилась спать. Просыпаясь ночью или рано утром, готовилась к [урокам]. В итоге я не выдержала нагрузки и уволилась, полагая, что больше не буду учителем. Однако, переехав в Петербург, я устроилась в школу, в которой смогла больше внимания уделять урокам.

Конечно, другие дела тоже занимают немало времени, которое можно было бы потратить на подготовку к занятиям. Думаю, поэтому в образовании многое делается «для галочки», чтобы выполнить распоряжения сверху, а не для детей. Иногда я встречала излишне строгих коллег, которые не дают ученикам никакой свободы, — просто потому, что так удобнее. Подобное отношение вредит и детям, и другим учителям: переходя в старшую школу, ученики начинают вести себя так, как им не позволяли ранее. Они не воспитанные, а выдрессированные — это разные вещи.

Я считаю важным сохранять баланс между дисциплиной и свободой учеников. В этом мне помогает внутренний ребенок. Я хорошо помню своих учителей и их методы преподавания, поэтому ясно представляю, что нельзя делать в общении с учениками. Когда бываю слишком строга к ним, я это чувствую и вижу, что им дискомфортно. Прежде чем устанавливать какое-либо правило в классе, я всегда задаю себе вопрос, для чего оно нужно. Если не нахожу ответа или понимаю, что оно принесет пользу только мне, но не детям, делаю вывод, что это правило бессмысленно.

При этом я не думаю, что мой стиль преподавания и общения с детьми существенно отличается от стиля моих старших коллег. Несмотря на разницу в возрасте и опыте, они никогда не критиковали меня, всегда рады помочь или дать совет. Некоторые учителя, наоборот, могут у меня взять пару идей для занятий или попросить меня о чем-либо. Родители учеников тоже относятся ко мне с уважением. Не было ни одной ситуации, которая бы заставила меня почувствовать, что они во мне сомневаются.

Как современный мир изменил вашу профессию?

— Сегодняшние ученики — более осознанные, чем те, что были в мое [школьное] время. Многие дети имеют смелость сказать о том, что чувствуют. Думаю, дети учатся этому у родителей: сейчас мы живем в мире с большим количеством коммуникаций, поэтому важно быть в контакте со своими чувствами и понимать, какой человек тебе приятен, а какой нет.

Другое отличие состоит в том, что нынешние ученики менее жестокие. В моем классе нет буллинга. Когда кого-то хотят обидеть, ребята заступаются за одноклассника, и всё быстро сходит на нет.

Тем не менее школьников [разных времен] многое объединяет. Они всё такие же непоседливые, шумные и общительные. Им интересно новое. Любой первоклассник идет в школу с воодушевлением и радостью: так было раньше и так происходит сейчас.

Люди, приходящие в школу сейчас, осознанно выбирают профессию учителя, которая не считается престижной. По этой причине они ставят на первое место учеников, думают о том, как интересно преподнести материал, готовы, если нужно, допоздна готовиться к урокам. Однако важнее всего для меня как для учителя всё же мое психологическое состояние. Если пытаться устроить феерию для детей, когда нет сил даже на домашние дела, это закончится плохо. Для комфорта учеников важно, чтобы я была бодрая и счастливая. Поэтому я стараюсь следить за своим ментальным здоровьем.

В системе образования есть элементы, которые себя изжили. Например, оценки. Часто приходится ставить «3» или «4» детям, которые выполнили задание на очень разном уровне. Поэтому лучшей альтернативой может стать 10-балльная шкала. Другой вариант — наоборот, оставить только две оценки: зачет и незачет. И выставлять балл за итоговую работу по предмету. Так среди детей не будет отличников, ударников и троечников, а результат поможет им определить, стоит ли подтянуть знания.

Сегодня учителю важно быть в курсе всего, что происходит в современной культуре: будь то сфера кино, музыки, телевидения, ютьюб, тикток или другие соцсети. Так он сможет объяснить что-либо на примерах, близких детям. Например, в начале второго класса я рассказывала ученикам, чем отличается филармония от концертного зала, и, чтобы дать наглядный пример, спросила, где выступает Моргенштерн. Они все подняли на меня глаза и ответили, что в концертном зале, объяснив, почему его бы не пустили в филармонию.

Гаджеты и интернет — естественная среда для современных детей с рождения. Иногда это мешает обучению, а иногда приносит пользу. Например, переход на «дистанционку» был для нас несложным. Единственная трудность: сначала мы пробовали заниматься в Zoom, но у некоторых детей возникали проблемы с подключением или не было камеры. В итоге мы перешли в мессенджер, где обменивались голосовыми сообщениями и фото. Конечно, письменные уроки — русский и математика — проходили не так эффективно, как в классе. На них важно следить за тем, как сидит ребенок, за положением его руки и за тем, чем он занят. А окружающий мир и литературное чтение проходили так же интересно.

В целом мне понравился дистанционный формат. Я смогла сосредоточиться на самих уроках. Никто ни с кем не дрался, никто не стоял на голове и не плакал. К тому же дети получили возможность побыть с родителями, что в первом классе очень важно, и те, кто отставал, подтянулись. А после окончания карантина ученики были рады снова пойти в школу и увидеться с друзьями.

Сегодня учителя активно используют интернет в работе, в том числе мобильный. Благодаря ему я могу выполнять свои обязанности даже в транспорте. Я регулярно перемещаюсь по городу на метро: там я проверяю домашние задания, которые дети присылают мне в WhatsApp — мы продолжили общаться там и после «дистанционки». Кроме того, в метро я переписываюсь с родителями учеников и коллегами и составляю планы уроков. Беспрерывный интернет позволяет мне всегда оставаться на связи и эффективно проводить время в дороге.

Три онлайн-инструмента

  1. Чаты. У меня есть чаты, где мы переписываемся с детьми и их родителями. Поддерживать общение с ними мне также помогает группа во «ВКонтакте», где я публикую всю важную для родителей информацию. Поэтому потребность в собраниях почти отпала. Технологии позволяют мне постоянно быть в контакте и с коллективом: у нас создана беседа с учителями, где нам сообщают срочные новости, например об изменении в расписании.
  2. Ресурсы для поиска информации. В конце каждого занятия я даю список ресурсов, где можно закрепить тему урока. Для этого мы часто пользуемся «Учи.ру» и «Яндекс.Учебником». Интернет помогает и учителям: шесть лет назад, когда я начинала работать, приходилось покупать дорогие методички и книги или ходить в библиотеку, чтобы подготовиться к урокам. А сейчас у меня самой есть целая библиотека книг в смартфоне, которые я покупаю на «Литрес», MyBook и на сайте издательства «МИФ».
  3. Видео. Так дети сдают мне некоторые задания, например стихи, которые рассказывают на камеру. Это заметно экономит время на уроке.

Мобильный интернет и голосовая связь билайн теперь доступны не только на улицах города, но и в поездах метро. На красной, синей и оранжевой линиях полное 4G-покрытие обеспечено на всем протяжении, на зеленой 4G доступен от станции «Приморская» до станции «Рыбацкое», а на фиолетовой еще ведутся работы.

Что помогает вам развиваться?

— Я веду блог в инстаграме, в котором рассказываю о своей работе и стараюсь помочь молодым специалистам адаптироваться в профессии. Одна моя коллега каждый день говорила, что собирается уволиться. Я часто видела ее глаза, полные слез: никто ей не помогал справиться с этими трудностями. Подобное когда-то случалось и со мной. Мне захотелось поддержать молодых учителей и рассказать о своем опыте. Так я решила создать блог.

Я прошла курс блогинга и начала продвигать свою страницу. Покупала рекламу у других учителей-блогеров, занималась взаимным пиаром, сотрудничала с блогерами других профессий, которые разделяют мои ценности. Так мой блог постепенно рос.

Основной аудиторией своего блога я считаю молодых учителей. Но в нее также входят родители, студенты педагогических вузов и, к моему удивлению, школьники. Недавно один мальчик мне написал, что хочет стать таким учителем, как я. Это меня тронуло до слез. Видимо, ученики не чувствуют такую дистанцию со мной, как с другими учителями. Теперь я думаю о том, чтобы начать продвигаться и на школьную аудиторию.

Мне нравится вести блог, но это занимает немало времени. Поэтому я всегда работаю над ним в свободные минуты. Например, находясь в метро, я публикую посты, монтирую и выкладываю сторис и общаюсь с читателями. Так я экономлю время для решения более сложных задач по блогу.

В начале своего блогерского пути я знала лишь малую часть того, что знаю сейчас. Вырасти в этом мне помогли учительские блоги, которые я тогда начала активно читать. Я получала от коллег ценные советы и находила ответы на многие свои вопросы.

Однажды я задумалась: как бы могли измениться учителя, а затем и система образования, если бы учительских блогов стало больше и они могли бы попасть в инфополе каждого учителя? Я решила создать проект InstaTeacher и учить учителей вести блог. Подписчики поддержали эту идею, такой запрос был: когда я заходила к ним на страницы, часто видела, что они пытаются вести блог, но у них не получается.

Сейчас у нас прошли два вебинара, на которых я дала учителям теоретические знания, и марафон, во время которого они пробовали создавать блоги. Среди 50 человек, которые пришли на обучение, многие продвинулись. После того, как оно завершится, вебинары можно будет купить. В дальнейшем я планирую сделать более развернутый курс по учительскому блогингу.

Благодаря билайн вы можете работать на земле и под землей: используйте 4G при поездках в петербургском метро.

За помощь в проведении съемки «Бумага» благодарит книжный магазин «Во весь голос».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Власти Ленобласти заявили об еще одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
В соцсетях пишут о переброске военной техники к границе с Финляндией. Что об этом говорят в ЗВО?
Экономический кризис — 2022
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
Давление на свободу слова
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.