«В Петербурге можно жить медленнее и выпивать больше»: Олег Нестеров — о группе «Ленинград», Васильевском острове и 60-х

7 июля в рамках фестиваля Roof Music Fest на крыше DOT выступит группа «Мегаполис». На днях лидер коллектива Олег Нестеров представил в Петербурге свой новый роман «Небесный Стокгольм».
Накануне концерта «Бумага» поговорила с музыкантом и писателем о времени, когда всё получалось, о современных петербургских исполнителях и о том, почему хорошая музыка не сможет родиться в Москве.
Фото: Ольга Иванова
— «Небесный Стокгольм» — роман про 60-е. Вы называете эту эпоху «викторианской». Почему?
— Она действительно «викторианская». Первой ее так назвали Вайль и Генис. Если вы спросите у любого человека, который жил тогда, он скажет, что это действительно было ни на что не похожее время: когда верилось, когда впереди была надежда и перспектива, понимание, что всё зависит только от тебя.
Для меня «Небесный Стокгольм» по большей части даже не рассказ о времени, когда всё получалось. Ровно половина романа посвящена выходу из этой эпохи, когда каждый герой остается наедине с самим собой. Когда вдруг в одночасье оказывается, что люди живут в кардинально другой стране, их ждет совершенно другое будущее, а то, чем они занимались или хотели бы заниматься, становится совершенно неприемлемым. Это книга про взросление, про то, где человеку искать ответы на вопросы.
— Почему именно эта эпоха вас так очаровала?
— Эта эпоха мне важна своей неизученностью. У нас много исследованных эпох, а почему-то время, когда в стране всё получалось, остается terra incognita. Эпоха выливается на свет рядом неких клише, которые мы все знаем: фильмы, красивые актрисы, троллейбусы, вибрафон. На самом деле там много «подводного». И не изучать то время, когда всё получалось, сегодня, когда всё не очень получается, просто преступно.
Когда завершилась история с социализмом, мы умудрились взять самое плохое «оттуда» и самое плохое «отсюда» и на этом существовать пару десятков лет. Сейчас, когда пена схлынула, когда молодые люди совершенно случайно узнают какие-то факты из жизни шестидесятников, они понимают: оказывается, нам есть чем гордиться и не всё потеряно.
— Как вам кажется, чего не хватает сегодня из того, что было в шестидесятых?
— То время вышло из военной закваски. В народе был высокий градус антихрупкости. Антихрупкость — это когда негативные события не только не разрушают, но и укрепляют систему. Вдруг в одночасье исчезает страх, появляется правда, перспектива, свобода. И еще, извините, был вождь, который ни на кого не похож. Он власть десакрализует, позволяет над собой смеяться, говорит длинные спонтанные речи. И этот вождь начинает управлять страной, вдохновляя, как вдохновляет дирижер. Ведь никому из музыкантов не хочется, чтобы ими управляли. Дирижер провоцирует их на игру, делает так, чтобы у каждого были свои крылья, и тогда музыка складывается, внутри оркестра возникает обратная связь между всеми музыкантами. Настоящий дирижер не управляет, а вдохновляет. То же самое Хрущев. Он каким-то интуитивным образом управлял страной, вдохновляя. Благодаря этому среди жителей возникал момент игры, где каждый играл свою партию и чувствовал соседа.
— Ностальгия сегодня очень популярна. В Петербурге, например, часто вспоминают Ленинградский рок-клуб. Как вам кажется, это время тоже было своего рода замечательной эпохой?
— Конечно. Всё дело в том, что Петербург в силу своей отдаленности от коридоров власти всегда мог сделать немного больше. Это и Ленфильм, где позволялось снимать то, что в Москве не позволялось, и рок-клуб. Он же не появился в Москве, он появился в Петербурге. На эту тему тоже можно много рассуждать. Когда в мире появилась новая философия, новая религия, объединяющая людей (я имею в виду рок-музыку), на эту волну исключительно быстро встала нормальная советская молодежь — «Битлами» увлеклись все. Если бы власть была немного поумнее и подальновиднее, то она бы не стала препятствовать, здесь бы это всё росло, мы играли бы на гитарах. Но у нас же всё через одно место.
Петербург в силу своей отдаленности от коридоров власти всегда мог сделать немного больше
Появление Ленинградского рок-клуба — это запоздало исправленная ошибка. Люди, у которых была задача сохранить структуру власти, позволили этому здесь произойти для того, чтобы поставить эксперимент: что будет, если рок разрешить, если появятся «волосатики» и будут играть на гитарах. Выяснилось, что это достаточно удобная схема: всё под контролем, все играют и поют и ясно кто что пишет.
— Возможно ли, что в Петербурге еще раз повторится нечто похожее по своему масштабу на Ленинградский рок-клуб?
— Возможно. По крайней мере, как сказал Брайан Ино, в Москве хорошая музыка точно рождаться не будет, потому что там дома плохие. Здесь всё это есть, здесь есть среда, есть сила. Культура — это же такая русская печка: сначала ее кочегаришь, потом она тебя долго греет. Петербург — один из самых молодых городов России. Здесь возникает эта сила. И возникает она не пойми откуда.
Музыка не заставит себя долго ждать. Она уже появляется. Конечно, она будет совсем другая. Это будет не Ленинградский рок-клуб, не ленинградский рок. Эта музыка будет очень европейская, но в достаточной степени ментально окрашенная. Смотреть она будет в сторону Европы, а сердце ее будет здесь.
— Кого-то можете назвать из молодых исполнителей, которые вам нравятся?
— Могу рассказать о Даше Шульц, с которой я работаю. Она как раз представитель питерского молодняка, который уже народился. Хотим мы этого или не хотим, здесь всё будет очень хорошо.
Фото: Сергей Насонов
— Не могу не спросить, как вы относитесь к группе «Ленинград»?
— К группе «Ленинград» я отношусь с огромным уважением. Я часто внутренне аплодирую вдохновителю проекта — Шнуру. Мне нравится это сочетание русской алкогольной цыганочки и очень трезвого расчета. Желаю любому артисту такого же удивительного сочетания.
— Согласны ли вы с тем, что это чисто петербургский проект?
— Ну в Москве они явно бы не появились.
— Почему?
— Потому что в Петербурге можно жить медленнее и выпивать больше.
Культура — это же такая русская печка: сначала ее кочегаришь, потом она тебя долго греет
— Вы издавали первый альбом группы «СБПЧ». Расскажите, как вы обратили на них внимание?
— Мы тогда начали заниматься «Елочными игрушками». А Кирилл Иванов — это их кадр. В общем, было сразу понятно, что это наше. Я помню, как мы его повезли на летний фестиваль «Нашествие». И вот ночью на маленькой сцене он пел свой номер «Пожалуйста, не танцуйте». Несколько подвыпивших людей пытались выделывать под эту музыку какие-то движения, сконцентрироваться, и когда им повторяли «Пожалуйста, не танцуйте», они останавливались как вкопанные и очень недоверчиво смотрели.
— Как вы поняли, что «СБПЧ» будет успешным проектом?
— Настоящих видно. Можно принять ненастоящее за настоящее, но настоящее за ненастоящее ты никогда не примешь.
— Как вы вообще ищете новых музыкантов?
— Они приходят отовсюду. Я помню, как мы ехали из Казани в Ижевск на такси в компании больного воспалением легких Троицкого, и на какой-то кассете знакомый диджей завел «Хоронько Оркестр». По-разному бывает. Например, запись Даши Шульц кто-то перепостил в Facebook. Мы посмотрели, послушали, и через 20 секунд было всё понятно. Или Найк Борзов, про которого мне рассказал мой родственник, что пришел парень из армии, песни сочиняет, надо ему помочь.
В Петербурге можно жить медленнее и выпивать больше
— В Петербурге на улицах часто выступают группы. Вам нравится то, что они играют?
— Конечно, нравится. Здесь морской город. А в морском городе всегда музыка особая. Ветер, море.
— В одном из недавних интервью Александр Васильев из группы «Сплин» тоже говорил об уникальности Петербурга. Вы замечали, что город каким-то особенным образом влияет на музыкантов?
— Я сам бы с удовольствием здесь пожил. Когда я приезжаю в Петербург, у меня каждый раз приступ. Я каждый раз говорю «Ах!». Вообще, у меня корни ваши. Мама из Ленинграда, а дедушка и бабушка блокаду пережили на Пушкинской улице, дом 9.
— Есть какие-то места в Петербурге, которые вы обязательно посещаете, если приезжаете сюда?
— Чаще всего это Васька. Не знаю почему. Может быть, потому что я очень германо ориентирован, а Васька напоминает мне Берлин с Кельном.
— В обоих ваших романах — «Юбке» и «Небесном Стокгольме» — события происходят в прошлом. Почему? Настоящее вам не очень интересно?
— «Юбку» я задумывал в 2001 году. К тому времени, как я ее сдал в 2008 году, мир вокруг очень сильно изменился. Настоящее мой роман догоняло и делало его сочнее. То же можно сказать и про «Небесный Стокгольм». Я его задумал в 2007 году. А 2007 год — это совсем не 2016-й. Мы даже не могли себе представить некоторых событий, которые произошли. Тем не менее я вижу, как тема, к которой я прикоснулся, наливается соком, становится важной и нужной.
У человека есть два глаза, которые смотрят вперед. У него нет дополнительных глаз, которые смотрят назад или вбок. Самое главное — смотреть в будущее, но, как говорил Бродский, «настоящему, чтоб обернуться будущим, требуется вчера». Рассказывая про прошлые эпохи, я прежде всего задумываюсь о будущем и о настоящем.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
Артемий Троицкий и руководители Ленинградского рок-клуба — о Цое, музыке 80-х и «аквариумской мафии»
Игорь Растеряев — о первой квартире на Рылеева, сладком ацидофилине и случае в Елисеевском магазине
Дельфин — о кладбище и деревенских домах из детства и разнице между Петербургом и Москвой
Вторая волна коронавируса
Школьные каникулы в Петербурге продлили до 8 ноября из-за коронавируса
МДТ перенес шесть спектаклей с октября на ноябрь. У Льва Додина коронавирус
Как растет число заболевших коронавирусом в Петербурге — показываем на графике
В школах Петербурга COVID-19 выявили более чем у 1000 учеников и 300 учителей
БДТ отменил три спектакля из-за положительных тестов на коронавирус у артистов
Поддержка протестующих в Беларуси
Беларусь объявила Тихановскую в межгосударственный розыск за призывы к свержению конституционного строя
На «Марше гордости» в Беларуси задержали почти 600 человек, сообщают правозащитники
В Минске произошли столкновения милиции и протестующих. На акциях задержали несколько десятков человек, в том числе журналистов
В Петербурге прошла акция солидарности с протестующими в Беларуси. Ее участники проехали по рекам и каналам с бело-красно-белыми флагами
В центр Минска стянули автобусы с силовиками, бронетехнику и водометы. На акции протеста накануне в городе задержали около 400 человек
Коллеги «Бумаги»
Документальное кино о женщинах в ожидании свободы
В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
Надежда малых городов
Отравление Навального
Евросоюз ввел санкции против нескольких российских чиновников из-за отравления Навального
Из-за чего обвалился рубль, как на него повлияло отравление Навального и будет ли доллар по 100? Рассказывает экономист
«Санкции против всей страны не работают». Навальный призвал ЕС ввести санкции против окружения Путина
Эксперты ОЗХО подтвердили, что Алексея Навального отравили «Новичком»
«Это как дементор: тебе не больно, а жизнь уходит». Алексей и Юлия Навальные дали двухчасовое интервью Дудю — об отравлении и выздоровлении
Конфликт баров и жителей Рубинштейна
Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Жители Рубинштейна попросили ужесточить правила работы летних кафе во время пандемии
Озеленение Петербурга
Петербургские активисты высадили каштаны на площади Шевченко в Петроградском районе
Смольный продлил компании «Анна Нова» аренду участка в Муринском парке до августа 2024 года, сообщают активисты
Кто и как борется за сохранение деревьев в Петербурге и почему в городе так мало зелени
Петербуржцы убрались и посадили многолетние растения во дворе на Загородном проспекте
Активисты высадят каштаны на площади Шевченко у «Петроградской». Акцию согласовали с властями
Закон о «наливайках»
В Закс Петербурга внесли новый проект закона о «наливайках». Требование о 50 квадратных метрах будет касаться только заведений в домах массовой серии. Обновлено
В центре Петербурга могут разрешить работу баров площадью более 20 квадратных метров, сообщила рабочая группа по «закону о наливайках»
Закон о «наливайках» могут смягчить. Барам меньше 50 метров разрешат работать, если они находятся в историческом центре
Беглов посетил петербургский бар Spontan, попадающий под закон о «наливайках». Губернатор выпил там соку и пригласил владельца на встречу в Смольном
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.