1 июля 2022

«Нельзя вселять три поколения в 42-метровую „однушку“». Жители хрущевок — о своих домах и идее снести их ради многоэтажек

В Петербурге готовят массовый снос хрущевок. Законодательное собрание приняло закон, по которому панельные типовые дома 1957–1970 годов можно снести независимо от их состояния. Жильцов при этом могут расселить в любых районах в черте города. Власти выдадут им квартиры такой же или, если они доплатят, большей площади. По оценке депутата Бориса Вишневского, переселение может коснуться миллиона петербуржцев.

По решению жильцов дом могут исключить из программы реновации, но для этого они должны в течение 90 дней провести общее собрание собственников, где «против» выскажутся больше трети владельцев квартир.

«Бумага» спросила у жителей петербургских хрущевок, что они думают о новом законе.

Елена

дом 1967 года на улице Лени Голикова в Кировском районе

— Впервые слышу о таком законе. Я в шоке. [К закону] отрицательное отношение. Сейчас квартира 3-комнатная, хотя и маленькая — 40 квадратных метров. Дом обычный, очень прочный, место хорошее. Современные же дома не отличаются прочностью и слышимость ужасная. Доплатить мы не можем. И машины нет, поэтому отдаленные кварталы — это как выселки, ссылка. Пугают и удручают такие программы. Думаю, что собрание не изменит ситуацию, если есть план у строителей.

Тимофей

дом 1963 года на Ленинском проспекте в Московском районе

— Я знаю о законе из СМИ. К программе реновации в ее питерском варианте отношусь крайне негативно! Потому что она сырая и никогда не будет в Петербурге, как это было сделано в Москве. Я очень люблю свой дом и свой микрорайон, привык уже тут жить. Тут развитая инфраструктура, зеленые дворы и две станции метро неподалеку. Мне бы очень хотелось сходить на такое собрание жильцов [по поводу участия в программе реновации].

Регина

дом 1963 года на Краснопутиловской улице в Московском районе

— Я знаю [о законе] из СМИ. В такой редакции закона, в которой его приняли депутаты ЗакСа, [отношусь] отрицательно. Если в хрущевке площадью 42 квадратных метра проживают два-три поколения, то есть несколько семей, то каждой должна быть выдана жилплощадь, как это было сделано в Москве. А не вселять три поколения в 42-метровую «однушку» в современном доме, которая соответствует метражу 3-комнатной квартиры в хрущевке. Принимая законы о реновации в Петербурге, депутаты ЗакСа должны ориентироваться хотя бы на закон о реновации в Москве, учитывающий права и интересы жильцов, а не интересы частных инвесторов, которые будут осуществлять программу реновации в Петербурге и осваивать освобожденные территории в самых «лакомых» и дорогостоящих районах города.

Реновация — это не депортация! Закон должен быть таким, чтобы он улучшал жилищные условия граждан, а не ухудшал. Это касается не просто переезда в более современный дом или в квартиру большего метража. Люди должны быть переселены в пределах своего микрорайона, в котором они жили и живут десятилетиями, — чтобы посещать те же самые магазины, банки, почту, медицинские учреждения, чтобы обращаться к тем же врачам, которые наблюдают их годами. А дети должны продолжить занятия в своих детских садах, школах и кружках.

Я люблю свой дом, двор и район. Переехала бы в более современный дом только при улучшении жилищных условий всех членов семьи в пределах 1–2 кварталов с учетом условий, которые я изложила выше. Насильственный переезд из одного района города в другой, на окраину — в районы без обжитой социальной инфраструктуры, сравним с переездом в другой город. Для многих людей это будет психологической травмой, особенно для детей и людей старшего поколения.

Учитывая, что в хрущевках находится большое количество квартир в собственности города, эти собрания не будут иметь смысла. Власти города в связке с инвесторами сделают так, как считают нужным. И даже если какой-то дом проголосует против участия в программе реновации и мнение жильцов будет учтено, что будет дальше с обслуживанием этого дома? С его ремонтом? И как это будет выглядеть, что посреди квартала с новыми многоэтажками будет стоять старая 70-квартирная хрущевка?

С этим мнением согласны пять поколений жильцов одной квартиры 5-этажной хрущевки, включая ветерана ВОВ (жителя блокадного города).

Михаил

дом 1961 года на Новоизмайловском проспекте в Московском районе

— В предыдущую попытку реновировать наш дом жильцы отстояли [его]. И до этого несколько лет назад были поползновения [реновировать] — тоже отбили.

Люди, которые живут рядом с метро «Парк Победы» и «Московская», в 5–10 минутах ходьбы от Московского проспекта, не поедут в Шушары или Славянку. Одна треть протестующих абсолютно точно будет собрана, люди будут массово отказываться. Если пытаться игнорировать отказы или делать липовые собрания и подписи, начнется народное волнение — 100 %. Потому что это касается собственного жилья, у многих — единственного, у кого-то — ипотечного. Я считаю, если это будет реализовано в таком виде, то в конечном счете всё это дело свернут. Но закон же не говорит, что обязательно должны далеко переселить. Делать это [надо] хотя бы в границах муниципалитета.

Многим понятна проблема, что могут переселить в неблагополучные части района. Вторая проблема — это очень высокие плотно стоящие дома. Не знаю, будут ли протестовать против 25–30-этажек, если это будет сделано в границах квартала и дома будут симпатичными. Многие не понимают, насколько это депрессивные дома и чем они чреваты, поэтому могут клюнуть. Но я бы этого не хотел. Что с ними потом делать через 50 лет? Кто их реновировать будет? Сейчас строят по качеству гораздо хуже, чем строили хрущевки. С этим учетом, скорее всего, придется и быстрее [реновировать новые дома]. Допускаю до 12 этажей, но это не должно быть 20–30 этажей.

Должны быть зеленые дворы, хорошие детские площадки. Это не должно выглядеть, как Парнас, Мурино, Кудрово, Новая Охта. Считаю, что муравейники — это преступление перед городом и жителями. Нашим детям придется исправлять эти большие градостроительные ошибки. Как говорит Варламов, все муравейники — это будущие гетто. Эта среда очень токсичная: темные глухие дворы, огромное количество машин. С ребенком будет не пройти в детский сад, будешь тереться об машины, как сейчас трутся в Новой Охте и Мурино. Это будет жесть.

Это и нагрузка на транспортную инфраструктуру, которая не рассчитана на такие высокие дома. В студенческие годы я утром один-два поезда пропускал — просто не мог сесть в вагон. Потому что на «Парке Победы» студенческий городок, и студенты все идут туда. А что будет, если сейчас вместо наших 5-этажек построить 25-этажки? Люди просто не смогут на синюю ветку сесть, она и так самая загруженная. Метро у нас строится не как в Москве: это они строят по 10–15 станций в год, а у нас одну станцию раз в 3 года открывают.

Я свой дом очень люблю. Да, квартиры не самые удобные. Но по меркам того, что можно считать комфортным жильем с точки зрения количества зелени, изоляции, пространства, малоэтажности, количества квартир в подъезде, — это очень крутое жилье, даже несмотря на то, что дома старые. Мой дом визуально оставляет желать лучшего. Но я считаю, что он еще постоит, если его откапиталить. Если дома отреставрировать, это будет выглядеть достойно.

Правильная реновация — это как делают ее в Таллине: они капитально ремонтируют хрущевки, иногда надстраивают 1–2 этажа, стараются сохранить все зеленые насаждения. Всё это выглядит очень достойно. Я не знаю, может быть, жильцы за это доплачивают. [У нас, например] квартал, который севернее Парка Авиаторов, полностью отреставрировали. Да, до Эстонии не дотягивает, но выглядит в общем очень аккуратно.

Фото: Андрей Кекяляйнен Фотобанк Лори

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду 🌊

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Что еще почитать:

  • «Реновация по-московски». В Петербурге готовят массовый снос хрущевок — жильцов смогут принудительно расселять.
  • В Петербурге за день приняли больше десятка законов. Вот главные.

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&M в России начнется 1 августа
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.