30 июня 2022

«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России

Суд продлил арест Саши Скочиленко до 1 августа. На очередное заседание по мере пресечения пришли десятки петербуржцев и жителей других городов. Большинство из них не знакомы с обвиняемой.

«Бумага» попросила пришедших рассказать, каким они видят свое будущее в России, где за антивоенные высказывания можно получить тюремный срок.

Марк

курьер

— Скорее всего, репрессии дальше будут идти тихо, но так же активно. Они коснулись уже не только Скочиленко, Романова, Петровой. Кажется, что в Питере самые жестокие следователи, всех отправляют в СИЗО. Но это не только в Петербурге. Я сам из Красноярского края, а здесь учился. Недавно читал, что в Нальчике осудили человека к трем годам условно. Наверное, дальше будет всё так же жестоко, но всё тише и тише. В какой-то момент из-за того, что этого много, это уже потеряется, но очень бы этого не хотелось.

Я слежу за делом создателя профсоюза «Курьер» Украинцева. Его обвиняют в том, что он не уведомил о митингах. Могут быть уголовные дела и по этой линии — потому что социально-экономические условия не будут улучшаться еще долгое время. Очень уж завязана Россия на мировую экономику. Все-таки Россия не страна уровня Ирана. Мы можем какое-то время пожить как апартеидный ЮАР, но там в 80-х было не очень хорошо из-за санкций.

Уезжать я пока не собираюсь, к тому же и возможности нет — я не слишком богатый человек. С языками у меня тоже плохо, даже учиться не смогу.

Лиза

бариста

— Говорить о будущем — это как говорить о том, чего не существует. Пока у нас во главе страны некий царь, будет пиздец, и он будет прогрессировать стопудово.

Я не уеду. Потому что в 2019 году я автостопом объездила Россию от Питера до Улан-Удэ туда-обратно со своей подружкой. Я посмотрела в целом на всё разнообразие, всю красоту места, где я родилась и живу. Я не готова просто бросить это место. Это моя родная страна, я здесь родилась, всю жизнь живу, и что бы ни случилось, я не готова уезжать. Возможно, я говорю так сейчас, пока ничего не случилось. Всё может измениться, разумеется. Но пока у меня такая позиция: даже если будет совсем пиздец, я всё равно не уеду.

Я думала, что я буду делать, если совсем прижмет. Выбор либо отпустить ситуацию — «сяду и сяду», либо какой-нибудь показательный акт суицида, как совершила журналистка в Нижнем Новгороде.

Мы обсуждали не так давно, что очень трудно становится не потерять внутренний стержень в ситуации, когда остается всё меньше людей, которые не боятся высказываться. Всё труднее этот стержень удерживать верой в то, что ты адекватный, что не большинство право, которое верит, что война — это окей, а нас вроде и меньшинство, но адекватные мы.

Я верю, что рано или поздно счастливое будущее может случиться. Не исключено, что мы до него не доживем.

Мемо

поэт

— Надеюсь, что ужесточения репрессий не будет, но по всем показателям они ужесточаются. Но я считаю, что с их ужесточением протестная [активность] будет увеличиваться, как это ни странно. Хотя они хотят, наоборот, ее подавить. Я вижу людей, которые первый раз приходит в суды, поддерживая людей, арестованных только за мысли, — это новые люди, которые раньше сидели молчали.

Я не планирую уезжать — железно. Если б я был не поэтом, я бы, может, уехал, но тоже вряд ли. Все-таки я должен оставаться здесь, даже если будет хуже, и продолжать то, что я делаю. Я буду писать, выступать, продвигать идею свободы мысли, чтобы это было в каждом человеке.

Страха нет. Если честно, как только заступил наш нынешний президент, с «Курска», я всё понял — и с того момента не изменил своих позиций. Сейчас люди начинают понимать, даже Чулпан Хаматова, которая говорит, что 20 лет не понимала, а сейчас поняла. Потому что каждый хочет отгородиться и жить в своем коконе, но это невозможно в стране, где начинаются репрессии. Если сейчас мы будем молчать, то завтра нас заберут. А если мы будем ходить [в суды], то есть шансы, что кого-то не заберут.

Каждый человек должен понимать, что происходит, и не бояться. Преступления, которые совершаются против человечества, очевидны. И если человек молчит об этом, значит, он пока не осознал это. Это непонимание ситуации и страх, который с 1917 года вгонялся в людей. Это как когда крепостное право отменили и долгие годы люди не понимали, как без барина жить.

Виталий Боварь

замглавы МО «Владимирский округ»

— Я муниципальный депутат. Я представляю жителей, и антивоенно настроенных жителей. Большинство из них не могут уехать из страны, всё бросить и найти какую-то профессию, которая востребована за рубежом. Поэтому я вижу свое будущее как продолжение представления их интересов. Я не собираюсь уезжать из-за атмосферы тревожности или ухудшения политического фона.

Я считаю, что у нынешнего государства нет возможности, ресурсов возродить сталинский массовый репрессивный аппарат. Поэтому я думаю, будет еще какое-то количество видимых, значимых уголовных дел, как в случае с Сашей Скочиленко, но массовых репрессий, как в Чили при Пиночете, не будет.

Я стараюсь рационально оценивать риски, но я не боюсь. XXI век подарил нам возможность регулировать входящий информационный поток. Более того, мое общение с друзьями, которые уехали, создает ощущение, что скорее они оторвались от контекста, если только они не предпринимают специальных мер, чтобы остаться в этом контексте.

Алина (имя изменено по желанию героини)

психолог из Перми

— Я работаю с детьми. Для меня очень важна солидарность с людьми, которые не могут уехать. У нас есть очень большой пласт людей — если взять области, малые города, — которые вообще понятия не имеют, что можно так уехать. Мне кажется, немного неправильно уезжать, когда нет такой возможности у других. Как будто бы правильно сидеть и помогать людям в их интеграции к чему-то лучшему, что есть.

Есть ощущение, что следующая цель — это будут ЛГБТ-люди и организации. Уже пошло ужесточение в эту сторону. У нас студенты Пермского государственного университета сняли ролик про отношение студентов к ЛГБТ-людям, и за это были угрозы отчисления. Для меня это была знаковая история — потому что лет 6 назад, когда я там училась, всё было по-другому. Есть ощущение, что скоро все эти репрессии начнутся сильнее.

Раньше я думала, что такая точка [для решения об отъезде] — это когда ты ничего не можешь сделать в России из важных вещей. Потом я задумалась, что рано или поздно выплывет, что я занимаюсь детьми-ЛГБТ… Не знаю — думаю, что попробую какие-то частные еще отрасли, НКО, но если НКО уже не будет… сложный вопрос.

Фото: Ника Самусик для «Бумаги»

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду 🌊

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Мобилизация
В Петербурге отменили новогодние празднования. Сэкономленные деньги направят мобилизованным и добровольцам
В России отменили постановление о возбуждении первого уголовного дела за уклонение от мобилизации, сообщил Павел Чиков
Военкоматы в Петербурге рассылают повестки по СМС и электронной почте. Это законно?
В Петербурге мобилизованный мужчина совершил суицид. Он застрелился в воинской части
Как россияне помогают пересечь границу и найти друзей в чужой стране? Три истории
Визовые ограничения
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Давление на свободу слова
Оксимирона, Глуховского, правозащитницу и журналистов признали «иностранными агентами»
Родные не могли связаться с арестованной активисткой. Они считают, что ее задержали из-за акции на могиле родителей Путина
В Петербурге отпустили двух фемактивисткок, которых задержали по делу о «телефонном терроризме»
Baza: на 77-летнюю пенсионерку из Карелии завели второе дело о «дискредитации» российской армии за антивоенные листовки
Петербуржца, который раскрасил гаубицы в цвета украинского флага, приговорили к году ограничения свободы
Свободу Саше Скочиленко
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
Экономический кризис — 2022
Сеть OBI могут переименовать в HOBI или OBBI, пишет «Коммерсантъ»
Сеть H&M закрыла треть своих магазинов в Петербурге
Россияне все чаще покупают криптодоллары, чтобы вывезти деньги из страны. Вот что нужно знать об этом финансовом инструменте
Курс евро на Мосбирже опустился ниже 52 рублей впервые за шесть лет. Что происходит?
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.