«Мимо тебя проходят волны высотой со здание». Андрей Карр — о первой русской команде биг-вейв серферов и о том, каково покорять 20-метровые волны

Андрей Карр — первый биг-вейв серфер из России: он катается на 20-метровых волнах в португальском Назаре. С 2016 года Карра номинируют на премию Всемирной лиги серфинга в категории «Самая большая волна», а несколько месяцев назад он переехал в Петербург из Москвы.

«Бумага» поговорила с Андреем о том, каково кататься на серфе на волнах высотой с дом, как страх помогает ему в спорте и можно ли заниматься биг-вейв серфингом в России.

Как Андрей Карр начал заниматься серфингом и за что полюбил этот спорт

— Мои родители скалолазы и альпинисты, чемпионы СССР, поэтому я с детства занимался спортом. Серфинг изначально не был моим основным занятием, последние 15 лет я увлекался бейсджампингом и прыжками с парашютом.

В 2008 году моя знакомая побывала на Бали и рассказала, что этот остров — хорошее место, чтобы встать на доску. И я решил поехать туда, чтобы научиться кататься. К поездке не готовился, разве что уволился с работы: я тогда занимался промышленным альпинизмом. На Бали я провел пять месяцев, многому научился, а с 2008 по 2011 год я катался на доске по семь месяцев в году.

В 2015-м я встретился в Калифорнии со своим знакомым бейсджампером Йокке Соммером, который также катался на больших волнах. У него в инстаграме я видел, как он покоряет волны в Назаре, и тоже захотел туда поехать. Мы договорились, что встретимся в Португалии.

Как появилась первая русская команда биг-вейв серферов и кто их поддерживает

— В 2015 году я позвонил в компанию «Связной Трэвел», сказал, что хочу покорять самые большие волны в мире, и попросил билет до Назаре в одну сторону. Мне его предоставили.

Когда я приехал в Назаре в первый раз, я заходил в воду буквально пару раз, а волны, которые мне удалось поймать, были высотой всего около 8 метров. Хотя на тот момент это были самые большие волны в моей жизни, я не был доволен. Без снаряжения, гидроцикла и команды мои возможности были сильно ограничены.

В 2016 году я создал проект Monster Wave — это была первая русская команда биг-вейв серферов, в которую вошли я и Андрей Овчинников. Мы нашли спонсора, петербургскую компанию Forum, которая профинансировала наш сезон. На всё снаряжение мы потратили около 60 тысяч евро.

Когда мы приехали в Назаре, остальные серферы смотрели на нас с подозрением. Все разделились на три группы. В первой оказались легенды серфинга, например Гаррет Макнамара и Карлос Бурле. Они нас поддерживали. Другие, увидев, что у нас есть деньги, пытались помочь за какую-то плату. Третьи говорили, чтобы мы даже не пробовали кататься на больших волнах, потому что всё будет плохо. Но, мне кажется, последние две категории вообще не важны, а тем людям, которые нас поддерживали, мы до сих пор благодарны.

Мы катались в Назаре, с каждым разом чувствуя себя увереннее. В 2016-м меня впервые номинировали на премию от Всемирной лиги серфинга в категории «Самая большая волна». Меня номинировали и в 2017-м, 2018-м и 2019 годах.

Биг-вейв серфинг — это очень дорогой спорт. На одно только топливо для гидроцикла уходит от 100 до 200 долларов ежедневно.

Последние два сезона мы провели за свой счет, без крупных спонсоров, но, конечно, есть люди, которые нас поддерживают. Например, серфингом болеют Рома Зверь и продюсер группы «Грибы» Сергей Карнаух.

В этом году мы разбили гидроцикл, и нам материально помогли очень многие люди. В итоге мы смогли его отремонтировать.

Чем биг-вейв серфинг отличается от обычного и страшно ли им заниматься

— Биг-вейв серфинг сильно отличается от обычного — это совершенно другой спорт. На Бали волны около трех метров, в Назаре же самая крупная волна может достигать 30 метров.

В биг-вейв серфинге ты работаешь вместе с напарником, который едет на гидроцикле, — это командный спорт, который требует много подготовки. Здесь важно быть всесторонне развитым: нужна выносливость, физическая подготовка, растяжка и умение задерживать дыхание.

Еще важна ментальная подготовка. Нужно понимать, что мимо тебя будут проходить волны высотой со здание. Я сейчас живу в центре Петербурга, на улице Пестеля, и дома здесь как раз около 20 метров. Когда делаешь ошибку в биг-вейв серфинге, тебе на голову падает несколько десятков тысяч тонн воды, которая при таком объеме и скорости не кажется мягкой.

Мне страшно заниматься этим спортом, но есть большая разница между страхом и паникой. Страх — это чувство, которое заставляет мозг и тело работать лучше. Когда ты боишься, происходит выброс адреналина, который вскрывает все резервы организма. Паника же заставляет принимать неправильные решения, отключает тело и мозг. Лично мне страх в спорте необходим, но я не позволяю ему диктовать, что мне делать, запихиваю его на какую-то дальнюю антресоль.

Каково пройти по канату, натянутому между скалами над океаном, и попасть на первую полосу Times

— Когда я в первый раз приехал в Назаре, пошел к маяку, чтобы полюбоваться закатом. Увидел маяк, большие скалы, волны, и подумал, что было бы очень красиво, если бы между камнем и маяком была протянута стропа и по ней прошел человек.

Через год я снова приехал туда и решил, что это должен сделать я сам. Написал многим слэклайнерам Португалии (спортсменам, которые ходят по стропам — прим. «Бумаги»), чтобы они помогли натянуть стропу, но для них локация была скучной — высота около 15 метров — и мне отказывали. Тогда я сам поехал в магазин, купил веревку, скалолазную систему, карабины и натянул на скалах небольшую стропу, по которой начал ходить.

Проблема в том, что я использовал альпинистское оборудование — это опаснее, чем профессиональное оборудование для слэклайна. Когда меня увидели португальцы [слэклайнеры], сказали, что я убьюсь. Но я прекрасно знал, что делаю. В итоге после третьего такого хайлайна (прохода по стропе, натянутой высоко над землей — прим. «Бумаги») мне позвонили ребята и сказали, что видят, что я не остановлюсь, поэтому готовы мне помочь и сделать всё нормально. У меня был гидроцикл, у них оборудование. Через неделю пришли большие волны, я вместе со слэклайнерами из Португалии прошел по стропе, и мы сделали фотографию, которая попала на первую полосу газеты Times.

Можно ли заниматься биг-вейв серфингом в России

— В России, скорее, нельзя заниматься биг-вейв серфингом, потому что для этого нужны океанические волны. У нас они есть только на Дальнем Востоке, но и там небольшие.

У океана есть сезонность: зимой приходят самые сильные шторма, и у них есть определенное направление. На Дальнем Востоке волны зарождаются, потом разгоняются по всему Тихому океану и обрушиваются на Гавайи. В Атлантическом океане волны идут от Флориды до Португалии. Это стандартное направление. Непредвиденные вещи, конечно, тоже могут случаться, но вероятность не очень большая.

В России я никогда не катался на серфе, да и не было желания. Сейчас, когда переехал в Петербург, возможно, попробую покататься на Финском заливе. Когда есть где покататься неподалеку, нужно этим пользоваться. Но вообще у меня другие интересы: мне хочется или очень большие волны или волны-трубы. А они бывают только в океане.

Фото на обложке: Андрей Карр

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.