7 мая 2012

На Болотном фронте без перемен

Канун инаугурации Владимира Путина в видеосюжете «Бумаги» — беспорядки на оппозиционном Марше миллионов глазами рядового человека из толпы. Наш корреспондент рассказывает о том, как мирный протест на Болотной площади в Москве перерос в настоящее побоище с ОМОНом. 6 мая всё началось с очень красивого парада в яркий солнечный день. Но официальная часть закончилась, петербургская колонна закрепилась на мосту, не доходя Болотной, а я с парой своих знакомых решила посмотреть, чем занимаются остальные участники марша. Мы стали двигаться на шум, в направлении основного скопления народа — в сторону кинотеатра «Ударник». Чем ближе мы подходили к месту, тем гуще становилась толпа. В какой-то момент пробираться дальше стало невозможно — люди стояли уже вплотную друг к другу. Образовалась какая-то пробка. Никто из людей в непосредственной близости от нас не знал доподлинно — почему. Однако чувствовалось общее напряжение, постепенно до нас по цепочке стали доходить лозунги: «Один за всех…» и «Позор!» — последний ясно указывал на то, что в 20 метрах от нас кого-нибудь винтили. Позже выяснилось, что часть радикально настроенных демонстрантов пошла на прорыв оцепления и спровоцировала первые жёсткие задержания. Я подняла камеру вверх — и действительно: в верхнем углу окошка визира заблестели и закопошились сотни черных касок; воздух над ними был мутный от дыма; на переднем плане маячили вздернутые кулаки; в глубь кадра полетели бутылки, дымовые шашки и даже один ботинок. Толпа дернулась. Кто-то спереди истошно завопил: «В цепь! В цепь!» Вокруг меня люди сцепились живыми замками рук. Откуда-то со стороны первых рядов по телам прошла волна — нас всех резко откинуло на три шага назад. Со всех сторон послышали призывы «не сдаваться», «поднажать» и «надавить ещё». Люди стали давить и давили до тех пор, пока сами не оказались в первых рядах — тут было очень дымно — в центре разомкнутого человеческого круга полицейские сбились в кучу, ощетинившись дубинками. Кто-то сунул мне в руку ватно-марлевую повязку. Очень кстати, потому что пары газа уже сдавливали горло. Полиция ринулась вперед, выхватывая моих соседей по авангарду. Со всех сторон раздались крики, с остервенением засверкали тяжелые черные дубинки.

Люди рванули к Водоотводному каналу. Они побежали, опрокидывая друг друга и с оглушительным хрустом ломая ветви деревьев. ОМОН бежал следом по буреломам. Я помедлила, какой-то мужик из числа протестующих схватил меня за ворот и завопил: «Беги, беги отсюда!»

ОМОН волок по земле людей прямо через кусты и торчащие ветви, лупасил дубинками по головам и согнутым хребтинам. В пяти шагах от меня от размашистого удара парень рухнул на асфальт. Полицейский продолжал лупить его дубинкой до тех пор, пока не подбежали люди. Они обступили упавшего, он лежал без движения, напуганные активисты пытались оказать ему первую помощь. Кто-то из них закричал: «Они его убили! Убийцы!» Народ подхватил парня на руки и стал истерично скандировать: «У-бий-цы! У-бий-цы!» Полицейские отступили на несколько шагов назад и плотно прижались друг к другу. На долю секунды даже показалось, что у них в руках затряслись дубинки. Их глаза смотрели дико: потерянно, неуверенно и одновременно агрессивно. Но вновь полетели дымовые шашки, засвистели над головой бутылки, и бойцы ОМОНа снова уверенно рванули в бой. В какой-то момент огромная колонна активистов, протянутая вдоль набережной, стоявшая напротив полицейских начала скандировать что-то совсем невразумительное, что-то вроде: «Это — мирный мир!» Полиция ответила ей лишь новыми задержаниями. Даже прибежавший депутат Госдумы Пономарев не смог примирить полицию с гражданами, потому что был задержан в ходе своих «противоправных» действий. Со стороны Болотной всё это время доносился гул какого-то огромного барабана, который гремел в такт лозунгам и ударам. Между дерущимися бегал Кузин из питерского отделения «Солидарности» и уговаривал разъярённых парней не кидать камни.

Когда побоище затихало, полицейские вставали в оцепление, а люди бродили вокруг, как лунатики: бездумно, вяло, бесцельно… Кто-то прикладывал платок к развороченному носу, кто-то искал в траве свою крышечку от фотоаппарата.

На асфальте в каком-то нелепом порядке валялись брошенные вещи — запачканные кровью листовки, потоптанные плакаты с креативными лозунгами, беспарная обувь, разломанные зонтики, обвалянные в пыли женские кофточки. Мужчина на набережной пытался подцепить удочкой два плескавшихся в воде омоновских шлема. А третий шлем незадолго до этого был надет каким-то парнем на кончик древка красного флага — он пронёс его, как знатный военный трофей. Это продолжалось очень долго, и закончилось тем, что обессиливших, поредевших, изувеченных и шокированных происходящим участников марша выдавили с набережной и оттеснили по ближайшим станциям метро. Всё стало относительно тихо. Вечерняя тень легла на башни Кремля. 7 мая, когда Владимир Путин вступил в должность Президента России, акции протеста продолжились. По разным оценкам, участие в них приняли от 600-700 до трех-четырех тысяч человек.  По данным сайта ovdinfo.org, за день в автозаках побывали не менее 350 человек.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
Давление на свободу слова
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
В Минюсте объяснили, кого признают «иноагентами». Тех, кто просит изменить законы и противоречит госполитике
💚 Мы запускаем мерч «Свобода мне к лицу». Встречайте: худи, футболки, косметика, свечи и торты
«Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
«Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.