19 сентября 2013

Молочные реки: как построить локальный сельскохозяйственный бизнес

Молочные продукты «Лосево» — известный петербургский бренд. Перезапустив старое советское сельхозпредприятие, новые руководители создали продукт, популярный и у пенсионеров, и у молодежи. За последний год продажи натуральных йогуртов увеличились в два с половиной раза, теперь в фирме «Лосево» планируют заняться мясом. Руководители компании Александр Маурер и Эльдар Беглов рассказали «Бумаге», как создавался локальный бренд и чего стоит поднять ферму своими силами.

История

Александр Маурер

Фото: Анна Рассадина / «Бумага»
Это предприятие существует еще с советских времен. В 1991 году оно попало под приватизацию. Как и все предприятия в бывшем Советском Союзе, приватизировал его тогда коллектив. До этого единственным собственником было государство, поэтому эффективно управлять хозяйством никто не умел. В результате неграмотного ведения дел и того, что государство практически не обращало внимания на сельское хозяйство 20 лет, все быстро пришло в упадок. Слава богу, удалось сохранить стадо, хоть и не в самом лучшем состоянии.
В конце 2004 года предприятие находилось в состоянии банкротства: они были должны более 40 миллионов рублей всем, в том числе и налоговой, — а тогда это была очень серьезная цифра. На производстве стояла старая техника, корма были низкого качества, поля не возделывались более 20 лет. Работники просто собирали все, что росло, но этого, естественно, не хватало. Например, в первый год, когда мы вышли из зимы, два месяца у нас вообще не было своего корма.
В конце 2004 года предприятие находилось в состоянии банкротства: они были должны более 40 миллионов рублей всем, в том числе и налоговой
Мы начали с того, что выкупили коммерческие долги предприятия. Государственные долги мы не могли купить по законодательству, и предприятие три года находилось в процедуре банкротства. Через три года мы подписали мировое соглашение с оставшимися государственными кредиторами в суде. И в феврале 2008 года вышли из процедуры банкротства, рассчитавшись со всеми долгами. Ну а дальше начали инвестировать в само предприятие и обновлять завод. Модернизацию мы начинали постепенно, как могли, поскольку деньги были труднодоступны. Сначала кое-что купили на ферму: миксеры, которые смешивают корма, — чтобы поедаемость была лучше, танки, охлаждающие молоко, — чтобы молоко сохраняло нужное качество. Потом начали закупать оборудование для завода.

Создание бренда

Александр Маурер

Несмотря на все сложности, преимущество предприятия было в том, что оно выпускало только натуральный продукт. Никаких цехов по смешиванию с сухим молоком или с какими-то загустителями там в принципе не было предусмотрено. В начале производили только молоко, сметану, творог и кефир. Вся продукция приходила в магазины нерасфасованная, во флягах по десять литров. Так что следующим вопросом после модернизации производства стал брендинг.
Мы понимали, что расфасованный продукт — это дополнительная прибыль, все-таки он становится более доступным и узнаваемым для потребителя. На разработку бренда и концепции ушло около полутора лет: мы остановились на минимализме — белые бутылки с яркими цветными этикетками. Кстати, эти бутылки выдуваются там же, на производстве. Вместе с созданием бренда «Лосево» увеличили и ассортимент: вместо четырех продуктов, которые завод выпускал пять лет назад, сейчас выходит более 25 наименований. Если бы занимались только сырым молоком, бизнес точно был бы убыточным.

Запуск сети фирменных магазинов и развитие продукта

Эльдар Беглов

Модернизацию завода мы продолжаем и сейчас: наращиваем мощности, в этом году закупили новую сельскохозяйственную технику для полей на несколько миллионов рублей. Пока компания сконцентрирована на молоке, но вместе с реконструкцией завода в планах привести в порядок всю ферму. Для этого ждем большой кредит, таким образом, мы закончим цикл по реконструкции всего комплекса — фермы, завода, полей. Кроме молока, есть идея заняться мясным производством, подход останется таким же: контролировать продукт будем, начиная с кормов, которые выращиваются на наших полях, до точек продаж. Параллельно мы развиваем собственную сеть фирменных магазинов натуральной сельскохозяйственной продукции «Лосево». Они есть и сейчас, но пока там продаются только молочные продукты, с перезапуском формат изменится. Это магазины шаговой доступности, в которых будут продаваться самые необходимые продукты — не только молоко, но и мясо, яйца, овощи.

Александр Маурер

Пока мы работаем с мелкими торговыми сетями. Во-первых, потому что мы все еще развиваемся: до недавнего времени объем переработки был 15 тонн в день. Сейчас он увеличился до 60 тонн, но этого все равно недостаточно. Ведь гипермаркеты просят поставлять продукцию сразу во все магазины сети.
«Мы все еще развиваемся: до недавнего времени объем переработки был 15 тонн в день»
Во-вторых, там существуют бонусы, ретро-бонусы, какие-то штрафы, жесткие условия возврата, а с небольшими сетями можно найти разумный компромисс.

Проблемы с государством

Эльдар Беглов

Если воспринимать сельское хозяйство как независимый бизнес, то это одни деньги. Но, к сожалению, инфраструктура в этой сфере не развита — в нее должно вкладываться государство. Дороги в плохом состоянии, проблемы с электроэнергией и водоснабжением — это реалии сегодняшнего дня. И получается, что у предпринимателя возникают совершенно иные траты, не те, что он предполагал.
Инфраструктура в этой сфере не развита — в нее должно вкладываться государство
К тому же проблемы инфраструктуры невозможно прогнозировать: каждый раз ты сталкиваешься с новыми трудностями. В итоге все это ложится на плечи производителя и, соответственно, на готовый продукт, а это, в свою очередь, ведет к поднятию цен. Мы приблизительно ориентировались на 20 % рентабельности, но по факту их нет: мы вкладываем все обратно в производство. Сейчас «Лосево» работает либо в ноль, либо в минус именно из-за того, что есть непрогнозируемые, непрофильные проблемы.

Александр Маурер

Простой пример: для реконструкции фермы нам нужно 700 киловатт. У нас есть 300, мы сдали все документы, чтобы добавить еще 350. А теперь ждем, когда сотрудник Ленэнерго найдет время и подпишет наши документы, и все это за наши же деньги. Дорога, которая идет к полям и ферме, разрушена. Вместо того чтобы ехать 30 минут, машины везут корма час сорок — и это ведь тоже издержки, которые ложатся на нас и на покупателя. Одним словом, проблем куча и вопросов очень много. Мы не знаем, как делают другие, зато мы знаем, как делаем мы. Контроль качества начинается еще на этапе заготовки корма. Например, если в нашем стаде заболела корова и ее лечат антибиотиками, она не доится вместе с остальными. Такое молоко мы утилизируем. Что делают другие производители в подобной ситуации, мы не знаем. Но если мы привезем молоко с антибиотиком на завод, продукт у нас не получится, он просто не сквасится. Люди быстро поймут, что их обманывают. Но если давать стабильное качество, то аудитория будет тебе благодарна и с каждым днем будет только расти.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Что известно о «референдумах» на оккупированных украинских территориях: в ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областях
«Верстка» рассказала подробности о вербовке российских заключенных для боев в Украине. Главное
«Лучше бы ты был живой». Мать солдата из Ленобласти, который погиб через три дня после начала войны, дала интервью
Экономический кризис — 2022
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&M в России начнется 1 августа
«Жестокие преступления — результаты жестокой политики». Большое интервью Якова Гилинского — он полвека изучает криминальное поведение россиян
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.