18 апреля 2022

Как волонтеры из разных стран помогают жителям Украины эвакуироваться. История проекта «Помогаем уехать»

Проект «Помогаем уехать» оказывает украинцам информационную и финансовую помощь для эвакуации из страны. Инициативу запустили жители России, Грузии и Украины, позже к ней присоединились люди из стран Европы и США.

Сейчас в организации работают более 300 волонтеров. Они помогли выехать уже более чем 7 тысячам человек.

«Бумага» поговорила с участницами проекта — главой эвакуационного отдела Алиной Музыченко и главой отдела PR и фандрайзинга Ириной Фатьяновой о том, как «Помогаем уехать» эвакуирует украинцев.

О появлении проекта «Помогаем уехать»

Ирина: Мы обе присоединились к проекту 25 февраля. Наши знакомые были теми, кто создал чат в телеграме, который потом превратился в канал. Мы узнали о чате и спросили [его создателей], как помочь, а на следующий день подключились к работе.

Алина: В чате с первого дня публиковалась информация от лица Юлии Лютиковой [свободной художницы, одной из основательниц проекта] о водителях и поездах, которые могут вывезти украинцев, и людях, которые могут приютить беженцев. Юлия не закрывала личные сообщения, и те, кому была нужна помощь, писали ей напрямую.

Когда мы присоединились к проекту, поняли, что в помощи нуждается огромное количество людей. Тогда, чтобы структурировать нашу работу, мы открыли сбор заявок на эвакуацию. Анкета появилась вечером 25-го, и меньше чем за сутки мы получили тысячу заявок. Одна заявка — это не один человек, а часто целые семьи. Когда мы поняли, что запросов очень много, а нас несколько волонтеров, мы создали чат-бот. В нем работали несколько присоединившихся к нам операторов.

И: В один из первых дней мы также создали анкеты для тех, кто готов приютить беженцев, и для людей, готовых отвезти их на машине. Но анкеты водителей устаревали через минуту после того, как их заполняли, потому что после того, как они писали в чат о готовности кого-то подвезти, с ними сразу связывались десятки людей. А анкеты людей, готовых у себя принять, вручную сложно обрабатывать. Но мы нашли сервисы, где можно зафиксировать место нахождения этих людей на карте — стало гораздо удобнее.

Мы поняли, что основной затык в том, что нет организаций, которые бы охватывали всю Украину, понимали сверху, как всё работает. Были те, кто вывозил людей из определенного региона в конкретную точку. Но узнать, где ближайшая точка, в которой человек получит какую-то помощь, негде. Мы, по сути, взяли на себя функцию агрегатора. Кроме того, мы часто ведем человека и оказываем ему психологическую помощь.

Вторым направлением нашей работы стала точечная финансовая помощь. Очень много средств собирают на гуманитарные нужды, но, если человеку нужно, например, 20–30 евро на билет и лекарства, ему было некому помочь. Мы покрыли то, что не было покрыто.

И: Всё сложилось естественно. Мы не думали, какой бы проект создать. Заметили, что появляется много информации, [связанной с помощью украинцам], люди просят денег и помощи с эвакуацией, и решили, что, значит, будем этим заниматься.

А: У Ирины большой опыт работы в избирательных кампаниях [в штабе Навального], а это слаженный механизм — работа с волонтерами, с координаторами. Я в прошлом ивентщик, театральный режиссер, было много людей в подчинении, занималась продюсированием и созданием структуры. Благодаря предыдущему опыту мы хорошо понимали, как организовать процессы. В целом у нас в команде люди с очень сильным бэкграундом.

И: Кроме того, у нас был определенный кредит доверия. Алина [Музыченко] и Егор [Еремеев] делают «Культраб» — это известный бренд, у него много лояльной аудитории и доверия. Есть я и моя лояльная аудитория. Есть Рома Бордунов, Настя Завьялова и другие медиафигуры, которым доверяют. Поэтому о нас начали говорить сначала знакомые знакомых, потом журналисты, которые нас знают, затем СМИ, которые о нас где-то прочитали. Доверие сыграло большую роль и в фандрайзинге.

О команде

А: У нас есть отдел супервайзеров, которые подписаны на 400–500 чатов и видят информацию о помощи по всей Украине целиком. Отдел фактчекеров перепроверяет информацию.

Операторы дистанционно сопровождают человека во время эвакуации: те, кто находится в зоне военных действий, подвергаются паническим атакам, их одолевает страх смерти. Таким людям нужно индивидуальное сопровождение. У нас есть ряд сильных операторов, у которых есть ресурс на то, чтобы оказать психологическую поддержку человеку и находиться с ним весь путь до границы, а часто и после. Часто девчонки, которые этим занимаются, приходят и радуются: «Мой кружочек сейчас в Италии — смотри, смотри!»

Мы берем в команду только проверенных людей: наших знакомых и тех, за кого люди из нашего окружения могут поручиться. В последнее время мы стараемся не сотрудничать с людьми из России, если у них нет четкой активистской позиции, чтобы не подвергать их рискам. Со всеми кандидатами общается психолог. После этого человек себе везде устанавливает двухфакторные аутентификации и проходит онлайн-обучение. Сначала тренировочный чат, потом реальные кейсы. Сначала волонтеры выходили на работу в первый же день, сейчас отбор и обучение длятся три-четыре дня.

О процессе эвакуации людей из Украины

Процесс такой: оператору приходит запрос на помощь, он передается супервайзеру, который по чатам находит необходимую информацию. Если она нуждается в перепроверке, супервайзер отправляет ее фактчекеру. Тот подтверждает сведения и возвращает их супервайзеру, а он отдает ее оператору.

Например, оператор получает запрос на водителя и передает его супервайзеру. Если он в каком-либо чате видит, что есть подходящий водитель и мы с ним раньше не работали, ему звонит фактчекер. Все наши фактчекеры говорят на украинском. Если водитель проходит проверку, мы передаем его контакт человеку через оператора. В тех случаях, когда к нам поступает запрос о финансовой помощи, фактчекер звонит людям и общается с ними по скрипту: подтверждает их личности, сумму и необходимость в средствах. После проверки заявка передается человеку, который делает переводы.

И: Мы все деньги отправляем с украинской карты. Если средства приходят из России, то может пройти три-пять дней перед тем, как деньги поступят на украинскую карту. Самый удобный для нас способ перевода — криптовалюта. Ее мы можем вывести за секунду.

Сейчас большую часть донатов мы получаем не из России. В будущем мы планируем чаще общаться с аудиторией на английском языке, чтобы привлекать зарубежные средства. Собираемся также зарегистрировать организацию как НКО — это упростит операции.

Когда к нам пришло более 2 тысяч анкет с просьбой о финансовой помощи, мы временно закрыли сбор заявок. Мы не имеем возможности помочь каждому, но можем состыковать людей с соответствующими гуманитарными организациями. Если же убеждаемся, что никто, кроме нас, человеку помочь не может, мы высылаем ему деньги.

Об эвакуации из Мариуполя и из России

А: Когда началась насильственная эвакуация людей из Мариуполя, мы четко обозначили, что не помогаем людям выехать в РФ, потому что не можем обеспечить им там безопасность. Но мы стараемся помочь тем, кто попал в Россию и категорически не хочет находиться там. Этих людей держали в голоде, холоде [в Мариуполе], а потом как будто пришла помощь, от которой у некоторых не было возможности отказаться. Из РФ к нам поступило примерно 200 заявок на эвакуацию.

Большая проблема, [связанная с эвакуацией в Россию], о которой, я думаю, нужно говорить публично: люди, которые оказались на территории РФ без документов. Если у человека нет внутреннего или загранпаспорта, то выехать в другую страну ему практически нереально. Мы систематизируем такие случаи и думаем, как решать эту проблему.

Что еще почитать:

  • «Хочу помочь детям научиться мыслить критически». Петербурженка создала проект о распознавании фейков для школьников

Фото на обложке: Ramon Van Flymen/EPA

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Лауреатка «Золотой маски» передаст премию петербургской художнице Саше Скочиленко
Саше Скочиленко не предоставили обещанную диету в ИВС. У нее случился приступ, рассказала адвокатка
Военные действия России в Украине
Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
Что произошло в Украине 14 мая? Возможное отступление России из Харьковской области и продолжающийся штурм «Азовстали»
Власти Петербурга говорят про возможный завоз холеры беженцами из Украины. Этому стоит верить? Разбираемся с инфекционистом
Что произошло в Украине 11 мая? Планы по присоединению Херсонской области к России и запрет Instagram в ДНР
Провластное движение «Поколение Z» сменило название. Его лидер назвал военные действия в Украине катастрофой
Экономический кризис — 2022
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
Давление на свободу слова
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
Илья Красильщик запускает новое медиа «Служба поддержки». Его частью станет анонимный чат для тех, кто пострадал от российских властей
Петербургских активистов массово преследуют перед 9 Мая. Главное о делах против «Весны», феминисток и людей с антивоенной позицией
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.