30 ноября 2018

Как устроен «#Завод34» на Васильевском острове, где уже год живут художники. Там показывают кино и устраивают ярмарки с собственными картинами и мебелью

Год назад в здании 180-летнего завода на Васильевском острове появилось сообщество «#Завод34», объединяющее творческих резидентов фабрики. Его участники — художники, дизайнеры одежды, ювелиры — арендуют в здании мастерские и там же проводят ярмарки, кинопоказы и спектакли.

«Бумага» рассказывает, как театр и киноклуб на заводе соседствуют с производителями мебели и рабочими, почему некоторые резиденты предпочитают жить на фабрике и как можно попасть на мастер-классы художников и ярмарки, где продают произведенные здесь картины, одежду и керамику.

Фото с воздуха: Александра Кампински

60 000 кв. м

общая площадь корпусов

около 60

количество участников

«#Завод34»

260–500 ₽ за кв.м.

стоимость аренды

4 км

до ближайшей станции метро («Василеостровская»)

Ситценабивная фабрика «Я. Лютш» (в честь создателя Якова Лютша) появилась на Кожевенной линии, 34 в 1834 году. До революции на заводе в Гавани Васильевского острова производили ткани, которые потом использовали для создания белья, одежды и полотенец. В советское время фабрику национализировали и назвали в честь участницы революционного движения Веры Слуцкой.

В период перестройки и последующие 1990-е годы фабрика пришла в упадок, производство сокращалось. Вскоре завод перешел во владение акционерного общества «Северный текстиль». В 2000 году здание арендовало ООО «Торговый дом „Нарвская ярмарка“», чтобы сдавать помещения (весь завод занимает около 60 тысяч квадратных метров) в аренду. В 2001 году семь из 17 корпусов фабрики КГИОП включил в список вновь выявленных объектов культурного наследия.

Помещения на фабрике арендовали в основном под ремонтные и мебельные мастерские, офисы и склады. В середине 2010-х годов на территорию завода стали чаще заселяться небольшие производства: художественные мастерские, фотостудии, коворкинги. Нынешние резиденты объясняют выбор низкой стоимостью аренды (от 260 до 500 рублей за кв. м), видом на Финский залив и большими помещениями (90–130 кв. м).

В конце 2017 года несколько резидентов завода объединились в неофициальное комьюнити «#Завод34» — они позиционируют себя как «сообщество творческих людей, объединенных точкой на карте», проводят ярмарки, кинопоказы и мастер-классы и живут в своих мастерских.

В октябре 2018 года The Village опубликовал материал о жизни художников на фабрике. «Бумага» рассказывает, что можно увидеть в «#Завод34», как туда попасть и чем занимаются резиденты пространства.

Как появился «#Завод34» и как к художникам относится руководство фабрики

Негласными руководителями сообщества стали фотограф Александра Кампински и кинопродюсер Лана Баграмян. Именно они год назад предложили остальным резидентам объединиться в «#Завод34» и впоследствии скоординировали большую часть мероприятий.

За год на заводе провели две ярмарки продукции резидентов: с картинами, одеждой, мебелью и керамикой. Были также экскурсии по мастерским и показы фильмов российских режиссеров. В будущем участники сообщества планируют провести совместную выставку.

Попасть внутрь четырехэтажного завода можно только во время мероприятий, при этом нужно предъявить удостоверение личности. В остальное время на фабрике действует пропускная система, посторонним вход запрещен. Участников мастер-классов и кинопоказов встречают на входе организаторы.

Добраться до завода можно от станции метро «Василеостровская». На автобусе путь займет около 20 минут, на машине — около 10 минут, пешком — больше 40.

Александра Кампински и Лана Баграмян

Фотограф и кинопродюсер, идеологи «#Завод34»

Александра: Я родилась в Москве, но уже больше десяти лет живу в Петербурге. На завод заехала в 2015 году, когда нас с другими художниками попросили съехать из мастерских в пространстве Rizzordi. На фабрике было дешево снимать помещение, к тому же мне нравился Васильевский остров, а здесь — панорамные окна с видом на воду.

В то время фабрика еще пустовала. В основном мастерские занимали шиномонтажи и мебельные производства, но я всё равно рассчитывала найти здесь художников. Ходила по этажам в 2 часа ночи — стучалась туда, где горел свет. Так познакомилась с резидентами, которые делали бутафорию для театров и квестов. Еще тогда был коворкинг «Лаборатория 1.62», где собирались художники, часть которых потом расселилась по заводу. Но по большей части творческих людей было немного.

Вскоре мне пришлось вернуться в Москву по работе, так что я пересдала мастерскую друзьям, чтобы не потерять ее. Пока нас не было, весь [четвертый] этаж заселился интересными и творческими людьми. Администрация специально направляла сюда тех, кто занимается небольшим производством, потому что до этажа не доезжал лифт.

Примерно в 2017 году мы с Ланой вернулись сюда — с настроем делать проекты и кооперироваться с людьми. Было видно, что здесь много талантов и, объединившись, мы сможем делать классные штуки. Но оказалось, что творческим людям очень сложно организоваться. Долгое время мы договаривались о логотипе, стратегии, концепции и названии.

Первым делом, [в декабре 2017 года], мы решили организовать экскурсии по мастерским. Правда, никто не верил в успех: мол, зачем платить 300 рублей, чтобы смотреть, как мы живем. Но на первый день у нас набралось 60 человек — и нам пришлось разбивать посетителей на несколько групп. Потом мы провели еще несколько экскурсий, часть из них совместно с «Открытой картой». Но затем перестали, так как это стало похоже на рутину.

Следующей идеей стало провести на «#Завод34» маркет. Многие резиденты продают свои изделия на ярмарках, но за участие приходится платить. Поэтому мы решили организовать собственную — прямо в коридоре.

На первый маркет — в июле [2018 года] — пришло неожиданно много людей — около 250 человек. Хотя мы просто проводили пиар-кампанию через наши инстаграмы и знакомых. Маркет получился очень странным: рядом с украшениями висела живопись, тут же можно было посидеть в изящном кресле-качалке, реплике знаменитого кресла американского дизайнера Малуфа, которое уж точно не встретишь на обычных маркетах. А где-то между фудкортом и авторскими масками стоял настоящий каяк. Всё это создавалось тут же, за дверями наших мастерских. На второй маркет пришло еще больше людей. Сейчас у нас в планах организовать общую художественную выставку «#Завод34».

Творческое комьюнити помогает всем нам. Это возможность быстро привлекать внимание большего количества людей и журналистов. Когда один человек делает круто, на это меньше обращают внимания, чем если десять человек делают что-то настолько же крутое. Еще нам друг с другом комфортно жить, это не просто рабочие отношения. При этом членство в сообществе условное — мы просто люди, которые здесь работают, хотят быть в «#Завод34» и помогают остальным.

Взаимопомощь есть со всех сторон. Мы заходим друг к другу пить чай, сидим по несколько часов и разговариваем. У производств иногда заказываем какие-нибудь материалы. Так, мастера из «Лаборатории 1.62» заказывали металлические основы в соседней мастерской. А Лана [Баграмян], когда делала свой мерч (футболки «Всё член.» и «Гречу будешь.» — прим. «Бумаги»), изготовила их прямо здесь же в типографии «Гео Принт» на третьем этаже. Если есть идея, на фабрике, кажется, всегда найдутся средства реализации.

Я фотограф («Бумага» публиковала фотопроект Александры о жизни на окраинах Петербурга), но теперь половину своего времени трачу на организаторские аспекты сообщества: стратегическое планирование, придумывание способов продвижения, группы «ВКонтакте» и фейсбуке, а зарабатываю в основном преподаванием фотографии.

Лана: Кажется, до завода моя жизнь была нормальной: дом — работа — тусовки. Я родом из Москвы, работала на «Мосфильме» продюсером и, соответственно, занималась кино. После знакомства с Сашей я переехала в Петербург, на фабрику — и теперь у меня свой киноклуб BUNKER. Половину времени я также трачу на организацию «#Завод34».

На заводе мы можем делать проекты, о которых всегда мечтали или хотя бы просто задумывались. У меня получилось организовать просмотры российского кино, на которые приходят люди, получилось выпустить свой мерч, который почему-то раскупили. Здесь мы вольны делать и покадровые мультики из пластилина, и макет города из остатков зажигалок. Думаю, здесь нужно просто побывать, чтобы понять хотя бы часть атмосферы.

Мы с Сашей здесь живем постоянно, и нам комфортно. Здесь свой режим: например, мастерские работают больше по ночам, а днем — начинают примерно с 17:00. Практически для всех это удобно. Друг с другом у нас не возникает серьезных проблем: если соседи попросят в какой-то день не шуметь, то мы не шумим. И одновременно если кому-то нужно поработать, мы понимаем, что можно не просить быть потише. Всё работает на уровне взаимопонимания. Мы же соседи.

Мы существуем внутри фабрики, и руководству в целом индифферентно, чем мы занимаемся, если не нарушаем правила. Хотя я считаю, что мы им очень помогаем, привлекая внимание к этому месту. Они, в свою очередь, идут навстречу при проведении мероприятий, выделяют охрану, но сами не становятся инициаторами. У них обычная административная позиция: главное, чтобы платили вовремя, не нарушали правила.

Сейчас мы развиваем нашу общую группу «#Завод34» [во «ВКонтакте»], где продаем часть продукции, которую производят соседи. Пока что паблик не сильно помогает продавать: многие подписчики там даже не из Питера, а просто интересуются, как мы живем. Но думаю, скоро мы сможем развить его, чтобы приносить пользу всем.

Почему художники выбирают «#Завод34» для работы и как проводят мастер-классы и занятия

В своих мастерских резиденты практически еженедельно проводят мастер-классы по живописи, декорированию, фотографии, рисованию жидким акрилом, созданию украшений из стекла и по горячей эмали.

У резидентов есть общий паблик во «ВКонтакте», на который подписано 4 тысячи человек, и аккаунт в инстаграме с 1 тысячью подписчиков. Там можно следить за расписанием мероприятий и записываться на индивидуальные и групповые занятия.

Объединение Duti Art. Художницы Ксения Высоцкая (слева) и Юлия Титова (справа)

Юлия Титова

Художница

— Прошлым летом я закончила обучение в «Мухе» (СПГХПА им. А. Л. Штиглица — прим. «Бумаги») и задумалась над тем, что мне нужна собственная мастерская. Мы с Машей облазили весь город, думали даже остановиться в обгоревшем корпусе на Финляндском вокзале, где нам предлагали всё починить. В итоге случайно нашли завод — и я сразу влюбилась в этот вид на Финский залив.

У нас [творческое] объединение Duti Art, в котором состоим я и Ксюша Высоцкая. Еще с нами в мастерской работает Маша [Васко], которая при этом занимается своим проектом. Ксюша рисует портреты и берет индивидуальные заказы. Маша же расписывает церкви и делает свои картины.

Я работаю в технике жидкого акрила, а также провожу мастер-классы: так как жидкий акрил не требует специальной подготовки, мы на первой же встрече делаем картину, которую потом можно забрать с собой.

Помимо «#Завод34», у меня есть еще одна мастерская на другом заводе. Здесь у меня друзья и любовь, а там больше пространства для проекта Duti. Например, нам нужно сделать девять огромных картин, которые сюда просто не поместятся из-за количества людей.

На заводе есть возможность уйти в свои дела на пять дней, никуда не уезжая и делая всё максимально эффективно. Это проходит как один день. Здесь нет идеально выкрашенных коридоров, гладкой плитки в подъездах — здесь просто живые люди, и мы сами преображаем свое пространство: например, сами красили коридор.

Мария Васко

Художница

Мария: Я еще только заканчиваю «Муху» и занимаюсь росписью стен, делаю храмовую живопись и мозаику. В основном работаю не на заводе. Завод — больше для души, для себя, для своего творчества, для общения. Это свое пространство, которое нужно каждому художнику. Здесь всё комфортно, мы разделяем пространство мастерской.

На заводе я обучаю рисунку и живописи на индивидуальных занятиях, готовлю к поступлению в вузы. Это, так сказать, моя поддеятельность. Я не делаю анонсы в группе комьюнити, для меня интереснее заниматься с теми, кого ко мне перенаправляют знакомые. Очень удобно проводить занятия в мастерской: человек приходит, погружается в твой мир, проникается атмосферой без лишних слов.

Мой личный интерес — развитие «#Завод34» как пространства для выставочной деятельности. Мне просто нравится здесь работать.

Как завод помогает работе резидентов и дает вдохновение

Практически у каждого в сообществе есть свой бренд: резиденты создают авторскую керамику, каяки, лонгборды и украшения, светильники и мебель, пишут музыку и конструируют одежду из кожи и шелка, делают картины для выставок, мультфильмы из пластилина и росписи для церквей. Многие отмечают, что именно завод и его атмосфера дают новые идеи для проектов.

Резиденты создают совместные работы и делятся друг с другом заготовками. Схожая коллаборация происходит и с промышленными арендаторами фабрики — производители могут также поделиться материалами или выполнить работы по минимальной цене.

Серафим Некрасов

Художник, соучредитель студии горячей эмали GorArtist school и галереи Gora

— Я не так давно стал резидентом завода, но уверен, что попал сюда не случайно. До этого снимал небольшое помещение чердачного типа, где занимался живописью. Было сложно совместить жилое пространство с местом для работы. Поэтому решил переехать на завод. Для меня это место, где я могу комфортно заниматься своим делом.

Здесь у меня произошел творческий взрыв, и я стал работать с особым энтузиазмом. На заводе много места, есть возможность работать с инструментами. В пыли, ребятах в грязных рабочих костюмах и постоянном шуме от производств есть своя романтика.

В мастерской я пишу абстрактные полотна и создаю арт-объекты в разных техниках. В работах экспериментирую с материалами, а сейчас, например, делаю серию в стиле индастриал, посвященную жизни на заводе. Уже три года готовлюсь к персональной выставке, но пока организовываю выставки другим художникам, преподаю детям живопись и веду мастер-классы по горячей эмали в своей студии.

Отношения с остальными резидентами сложились не со всеми и не сразу, но как только я знакомился с кем-либо ближе, мы становились друзьями. Мы с соседями всегда помогаем и поддерживаем друг друга. Вечерами собираемся у кого-нибудь в гостях, устраиваем музыкальные джемы, продумываем работу в коллаборации и просто весело проводим время.

Завод меня полностью снабжает материалами для творчества. Почти всё я нахожу на территории фабрики. Это мусор от производств или поеденные временем деревяшки, железки. Я обрабатываю их до нужного состояния, чтобы это было эстетически красиво. Мне нравится совмещать натуральные материалы и работать с огнем.

В основном я не работаю на заказ и просто живу своим делом, доверяя интуиции. На заводе мы развиваем много чисто творческих проектов для общего продвижения нашей команды «#Завод34». Готовимся к первой совместной выставке, где каждый проявит себя как художник.

Кто и зачем открывает на заводе театр объектов и инклюзивную мастерскую

В январе 2019 года студенты и выпускники РГИСИ планируют открыть на заводе независимый театр объектов. В ближайшее время там также появится инклюзивная мастерская для людей с ментальными расстройствами, которой будут заниматься создатели мебельной дизайн-студии «Удивительные утки».

Анастасия и Денис

Продюсер и актер театра с рабочим названием «воркута (худ мастерская иногда театр)»

— Мы заехали на завод две-три недели назад. Год назад наши друзья с завода из [дизайн-студии] «Удивительные утки» советовали нам это место для открытия собственного театра. Долгое время не получалось из-за финансовых проблем и отсутствия свободных мастерских, которые подходили бы нам. Теперь мы здесь. Нам нравится Васильевский остров — здесь красиво и практически нет театров, кроме Василеостровского.

Практически вся наша труппа — это около десяти постоянных участников — закончили или заканчивают РГИСИ (Российский государственный институт сценических искусств — прим. «Бумаги»). До этого мы играли на разных площадках.

Мы позиционируем себя как художественную мастерскую и театр одновременно. Здесь будет театр объектов (действующими лицами в спектакле становятся предметы — прим. «Бумаги»), где мы сами будем мастерить декорации, а также выставки и инсталляции. Мы планируем, что они пройдут уже в ближайшее время.

У нас уже есть несколько спектаклей, которые мы хотели бы показать, но сейчас не получается, так как [режиссер театра] Роман Муромцев уехал на месяц на постановку в Тюмень. Мы рассчитываем делать недорогие билеты: по 300–400 рублей.

Мне нравится, что «#Завод34» — это не раскрученное место. Здесь больше свободы и творчества, чем в других местах, которые больше ориентированы на получение денег.

Андрей Марсанов

Студия «Удивительные утки»

— Наша студия существует два года, примерно полтора года из них — в мастерской на заводе. Мы с женой [Аней Марсановой] работаем с деревом, но у нас нет единого направления. Часть работ делали для себя: например, на кухне в мастерской у нас стоит стол из досок, взятых с чердака завода. А под заказ мы создаем кухни, шкафы, фанерную мебель, разделочные доски, посуду и другое.

До «Удивительных уток» я уже успел поработать в мастерской своего друга. Потом мы поженились с Аней (она переехала в Петербург из Минска) и решили вместе заниматься деревом. Первоначальное оборудование купили за деньги со свадьбы и сделали мастерскую в подвале жилого дома, жили там же. Из-за шума нас скоро попросили съехать, и мы поселились на заводе.

Мне нравится здесь жить. На «#Завод34» у нас со всеми добрососедские отношения. Все резиденты друг к другу хорошо относятся и очень классно сосуществуют на человеческом уровне. Быт на заводе лишь немного сложнее типичной квартирной обстановки. Мне нравится заниматься здесь своим делом и полезными вещами — а на заводе для этого полно возможностей.

Этим летом нас пригласили стать мастерами в столярной мастерской инклюзивного пространства «Простые вещи». Это проект, в котором волонтеры помогают людям с ментальной инвалидностью. Там подопечные и работают, и тусуются вместе. Пока группа еще формируется, а само помещение — оно будет на третьем этаже — ремонтируется.

Как резиденты обустраивают свои мастерские и почему хотят жить на заводе

Многие участники «#Завод34» живут в своих мастерских — в помещениях делают ремонт, ставят кровати и холодильники. В некоторых есть санузел и душевые. Резиденты перевозят сюда своих собак, кошек и черепах, ходят друг к другу в гости — всего у участников сообщества больше семи домашних животных.

Дарья

Бренд NEVSEBE

— Последние три года я создаю изделия и арт-объекты под своим брендом NEVSEBE. Это могут быть как небольшие кружки из фарфора, так и психоделические куклы, керамические украшения или картины. Словом, я фокусируюсь больше на сути, чем на форме финального продукта, и наполняю его своим виденьем.

Начало карьеры было для меня как для художника трудным временем, были страхи и неуверенность. Так что «#Завод34» стал для меня мощной стартовой площадкой. Здесь можно в любой момент обсудить свой проект с компетентными людьми, спросить совета, или, например, вылить из бетона барельефную голову льва в три часа ночи — никаких ограничений.

Я въехала сюда в январе 2017 года. Практически сразу решила сделать себе в мастерской второй этаж с кроватью, чтобы была возможность остаться, если засижусь до ночи за проектом, или поспать посреди рабочего дня. Обустроиться мне помогали соседи, которые за символическую плату соорудили второй этаж, построили перегородку, шкаф, столы и кучу крутых авторских вещей, которыми я до сих пор пользуюсь ежедневно.

Мастерскую мы снимаем вдвоем с мужем. Периодически мы так зависаем тут, что даже начинаем забывать, где лежат какие-то вещи — дома или на заводе. Мы переносим сюда частички дома, и это дает возможность полноценно погрузиться в комьюнити художников. В результате получается бешеный прилив творческого потенциала, и вдохновение здесь появляется круглосуточно.

Думаю, я бы с величайшим удовольствием осталась здесь жить, потому что это фантастическое место, но не могу себе такого позволить — у меня 9-летний ребенок. Хотя, возможно, он вырос бы от этого еще более крутым. Ему, как и мне, комфортнее здесь. На заводе есть столько возможностей, что ты не обращаешь внимания на бытовые неудобства.

Вид из одной из мастерских на «#Заводе34»
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
Сотрудники кейтеринга на ПМЭФ рассказали, что ресторан не заплатил им за работу. Заведение готовит иск за публикацию обвинений
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Давление на свободу слова
«Это неестественно — возвращаться назад, когда ты привык идти вперед». Организатор Stereoleto — о фестивалях без иностранцев и давлении на исполнителей
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.