Партнерский материал
26 октября 2021

Как работать в кайф, если по девять месяцев путешествуешь с тремя детьми? Основатель турклуба «Пик» Валентин Афанасьев — об изучении нового в бизнесе, времени с семьей и бачате

Валентин Афанасьев учился в ЛЭТИ на специалиста по компьютерной безопасности, но уже с первого курса начал самостоятельно организовывать походы. Так он основал турклуб «Пик». Сейчас Валентин работает управленцем, но иногда отправляется в поход в качестве инструктора: для него важно общаться с людьми. А еще он отец троих детей. Свою семью Валентин всюду возит с собой.

Для партнерского материала с «Авито Работой» «Бумага» расспросила Валентина о том, каково постоянно переезжать девять месяцев в году и что помогает ему сберечь вдохновение в работе.

Работа: генеральный директор турклуба «Пик», основатель

На этой работе: 14 лет

График: гибкий


— Я хожу в походы с раннего детства. Мои родители альпинисты, и мне было меньше полугода, когда меня взяли в лес на первый сплав по реке. А в трехлетнем возрасте я уже побывал в альплагере в Киргизии. Папа с мамой по очереди ходили по своим маршрутам, а я сидел в лагере с одним из них и орал, — у меня зубы резались. Родители таскали нас с сестрой по всей России.

В студенчестве я учился в ЛЭТИ на специалиста по компьютерной безопасности: сначала очень нравилось, а потом я понял, что быть программистом — не мое. Я даже работал по специальности в нескольких банках, но уже с первого курса параллелил это с созданием своего турклуба. Сначала он был совсем некоммерческим: я водил друзей по горам на Кавказ, потом в Крым. Затем — Камчатка, Эльбрус.

У нас с будущей на тот момент супругой Таней было и агентство праздников, довольно успешное. На той работе мы научились человечности, правильной атмосфере, которую перенесли в наш турклуб. Тогда я был студентом, и такой ритм жизни меня устраивал. Но спустя полтора года я понял, что не вывожу сразу три дела. Сначала ушел с работы в банке, потом отказался от праздников в пользу турклуба. Он был уже довольно большим, и я мог себе это позволить.

Десять лет у турклуба не было никакой рекламы. В первый поход из Архыза в Красную Поляну я сводил тринадцать студентов (и морскую свинку одного из них), а сейчас мы водим по 6000 человек за сезон. После первого сезона у меня появились мысли, что туры могут стать интересной коммерческой историей. И вот мы доводились до 360 походов в год.

Инструкторы, должны создавать душевную атмосферу, сделать так, чтобы у людей был классный отпуск. Один инструктор в команде отвечает за техническую часть, а второй — за атмосферу в коллективе, это половина успеха. В наших должностных инструкциях даже есть отдельные рекомендации и обязательства на этот счет. Мы знакомимся, устраиваем вечерние посиделки и интерактивы для сплочения команды. Если работа команды получится слаженной, то люди останутся довольны, несмотря на погоду и другие обстоятельства.

Мы очень щепетильно относимся к отбору людей [в команду]. Человек, который хочет с нами работать, заполняет довольно большой бриф, где описывает весь свой опыт и знания в области туризма. Мы его оцениваем: наберет нужное количество баллов, — позовем на стажировку. Сначала он будет работать помощником инструктора. Если обратная связь от команды и туристов будет положительной, то в следующий поход он пойдет основным инструктором, а помогать ему будет главный инструктор. Если и второй поход пройдет отлично, мы зачислим его в штат инструкторов. У нас большое количество заявок — остается только выбирать тех, кто нам подходит.

Как нанять в команду сильных профессионалов? Воспользуйтесь специальным предложением от «Авито Работы»: со скидкой 75 % можно разместить на сервисе вакансию бухгалтера, дизайнера, оператора call-центра, юриста, инженера, менеджера по продажам и других специалистов.

Как вы работаете и отдыхаете?

— Первое время я сам водил людей как инструктор: мы уходили в горы в апреле и возвращались в октябре. Постепенно я стал заниматься тем, что набирал команду. Затем стал маркетологом и управленцем. Я очень люблю пробовать, изучать что-то новое, именно этим мне нравится мое дело: я сам выбираю, в какой момент и какой сферой деятельности заниматься.

Но даже сейчас два раза в год я вожу походы в горы, чтобы не терять связи с клиентами, смотреть, как работает наш турклуб в реальности, а не в отчетах, которые мне предоставляют инструкторы, бухгалтеры и маркетологи. Я не могу без общественной работы, постоянно сидеть за компьютером с бумажками — совсем не про меня.

Мы также обучаем людей фридайвингу — нырянию с задержкой дыхания под водой среди китов и дельфинов. 488 человек за сезон, всего их восемь: два в Египте, остальные — в Турции. Сам я увлекаюсь фридайвингом уже девять лет. Сейчас я ныряю на 68 метров в глубину, мне это доставляет большое удовольствие. Нравится учить этому и других людей.

Во время тура я полностью в процессе и ничем больше не занимаюсь. Плохо отвечаю в социальных сетях, что-то срочное мне пишут в телеграм. Я в работе с утра до вечера: наслаждаюсь общением и процессом создания команды из группы незнакомых людей.

Когда я не веду поход, мой рабочий день очень гибкий. Я могу работать откуда угодно, это и определило наш образ жизни с семьей. Формально я из Петербурга, но в городе нахожусь полтора месяца в году. В остальное время мы путешествуем, переезжаем. За год я бываю примерно в пяти странах, где живу по 3–4 месяца. В этом году мы побывали в Египте, в Турции, в Киргизии и на Камчатке. Я работаю за компьютером, устраиваю рабочие созвоны с командой. Расписываю свои задачи на ближайшую неделю, на день. Всё, чем я занимаюсь, направлено на развитие клуба.

В целом, если я отключусь на неделю, ничего страшного не произойдет: всё работает само, рутина делегирована. Поэтому я могу поработать час в день, а могу засесть за работу с утра до вечера. Зависит от моих планов и настроения. Мне кажется, любой индивидуальный предприниматель работает всегда.

Я отдыхаю, переключаясь с одной задачи на другую. Например, отвел поход, потом переключился на работу за компьютером, потом на другие сферы внутри турклуба. В рамках недели один день могу заниматься обучением кадров, в другой разбираться с маркетингом, в третий — со спецпроектами.

Что в работе доставляет вам удовольствие?

— Я очень радуюсь обратной связи и счастливым туристам. Обожаю читать отзывы, у нас их около 22 тысяч на сайте. Мы никогда ничего не удаляем, мне нравится изучать их и обрабатывать, смотреть, что людям по душе, а что не очень.

Еще со школы я перфекционист: люблю доводить всё до идеала. В музыкальной школе решил, что мне надо ее закончить, добился этой цели и просто перестал заниматься музыкой. А этот проект получился бесконечным, и мне нравится постоянно его совершенствовать.

Только один раз за 14 лет я хотел уйти. Год был сложным, я взял на себя слишком много. Планировал оставить вместо себя исполнительного директора. Это и сейчас хорошая идея, но тогда я правильно решил, что не ушел. В тот момент мы наняли людей, которым я делегировал большую часть своей ответственности. Это помогло вернуть мне вдохновение.

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Когда я вижу, что обхожу вниманием какую-то сферу жизни, то исправляю это. Сейчас мне очень нужно уделить время работе: бумажкам, налоговым. В поле я пресытился, наобщался с людьми. Отдал всё, что мог, получил еще больше. А годовые отчеты закрывать надо — и строить планы на следующий сезон тоже.

Одно время мне сильно помогал спорт: я проходил Ironman и другие мультигонки. А сейчас увлекся танцами, хотя никогда в жизни не танцевал. Занимаюсь социальными танцами, бачатой, — и мне так нравится! Это не совсем стандартный отдых, но я научился жить в таком потоке.

Мы всё время [проводим] вместе с семьей. У нас с детьми схожие интересы: сейчас на соревнования вместе поедем, они проплывут свои 500 метров, мы — 10 километров. Целый месяц во время фридайв-лагеря мы тоже всё делали вместе: придумывали квесты, проводили их. Наши дети уже организаторы и помогаторы.

Дети могут мешать работать за компьютером, но никогда не мешают мне как инструктору. Они знают правила игры. А когда нужно посидеть за компьютером, я просто ухожу работать вне дома.

Основные сложности [в балансе между работой и жизнью] связаны с обучением детей. Наш старший сын сейчас не прикреплен к школе, учится дома. Он свободно говорит по-английски, учит испанский, решает задачи по математике для шестого класса в третьем, потому что очень ее любит. Остальные дети тоже учатся, но они младше, и сейчас мы стараемся их не перегружать.

Еще мы сталкиваемся с вопросами гражданства и визы. Младшая дочь у нас мексиканка, по большей части стран она свободно перемещается, а вот со старшими приходится иногда заезжать в Россию и оформлять документы.

Нам с женой сложно выделить время, чтобы побыть вдвоем. Бабушки, конечно, пытаются успевать за нашими перемещениями, но обычно они приезжают, когда нам нужна помощь с детьми из-за работы. В последний раз мы с женой были вдвоем два года назад, когда решили пойти в поход к Эвересту. Таня потеряла сознание на высоте 5700 метров, и мы поняли, что и в этот раз без детей не получилось: она оказалась беременна третьим ребенком.

Мы бродяги: можем пожить в Красной Поляне или в Ленобласти, потом уехать дальше. Во время фридайвинга мы обычно живем в отелях или на кораблях, в походах в палатках, — а так обычно в городе, например в Дахабе, потому что там здорово нырять и есть много всяких активностей для детей. Нередко мне приходит мысль, что нужно осесть. Что мне нужен дом и офис. У нас есть только небольшая квартирка в Парголове. Но мы с моей семьей уже туда не влезаем: у нас трое детей, жена беременна четвертым. Иногда от этого правда устаешь. Не знаю, решимся ли мы когда-нибудь осесть.

Три совета

  1. Найти себе хобби. Обязательно нужно занятие, которое доставляет вам удовольствие и радость, помимо работы и семьи. Мои хобби периодически меняются и наполняют меня энергией.
  2. Собирать обратную связь о том, что вы делаете. Деньги важны, но для морального удовлетворения нужна [хорошая обратная связь] от людей, с которыми вы работаете.
  3. Сразу создавать классный продукт. Если проект получится таким, какой вы хотели, то у вас хватит вдохновения на то, чтобы продолжать заниматься им.

Что дальше?

— Мы живем в интересное время, в пандемию. Сначала был шок: мы заморозили проект на три-четыре месяца. Было непонятно, будем мы дальше работать или нет. Сейчас у нас нет многих заграничных туров, хотя раньше мы водили их по Америке, Северной и Южной Азии, Европе. Зато за счет роста российских походов растет и [команда], и выручка. Мы планируем оставаться такими же гибкими и дальше. Только благодаря этому мы смогли быстро перестроиться и адаптироваться к обстоятельствам.

Сейчас я занимаюсь бесплатными обучающими курсами нашего турклуба. Мы уже выпустили курс о том, как взойти на Эльбрус: рассказываем о том, как подготовиться к этому физически и психологически, какое брать снаряжение, на чем можно и нельзя экономить, что [нужно знать] об акклиматизации и горной болезни. [Пройдя курс], человек сам выбирает, пойдет он туда один, с нами или с другим турклубом.

Для нас это незатратная реклама — давать людям бесплатные знания. Так как средний чек на поход довольно высокий, продавать напрямую их бывает сложно и дорого. Идея сработала: 3 % людей, которые проходят наши курсы, потом возвращаются и решают купить у нас поход. Сейчас мы готовим еще один курс «Камчатка: инструкция по применению», в котором расскажем, где стоит побывать на Камчатке, как сделать это безопасно и что делать при встрече с медведем.

Мне интересно было бы создать что-то параллельное с турклубом: возможно, магазин турснаряжения. А еще для меня важны социальные проекты. Например, мы работали и работаем над экокодексом — сводом правил для тех, кто выезжает отдохнуть на природу. В рамках нашего и других турклубов мы собрали чатик из 56 руководителей турклубов России и для себя приняли этот экокодекс. Очень хочется, чтобы он стал известен в широких массах и обычные люди тоже старались ему следовать.

Как сохранять баланс работы и жизни? Собрать продуктивную команду, которой можно без опаски делегировать задачи! Воспользуйтесь специальным предложением от «Авито Работы»: со скидкой 75 % можно разместить на сервисе вакансию бухгалтера, дизайнера, оператора call-центра, юриста, инженера, менеджера по продажам и других специалистов. На «Авито» ищут работу 17 миллионов человек ежемесячно.

Что еще почитать:

  • Читайте и другие интервью в рубрике «Работа». Патологоанатом Егор Зарубин рассказывает, за что обожает свою работу и почему важно искать в ней красоту, а подкастерка Кристина Вазовски объясняет, по какой причине не верит в существование лени.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Свободу Саше Скочиленко
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Саша Скочиленко остается в СИЗО. Суд продлил ее арест еще на один месяц
Военные действия России в Украине
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
«Все мы — милитаристы и имперцы». Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский дал интервью «Российской газете»
Экономический кризис — 2022
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
В Петербурге повышают доход депутатов, чиновников и губернатора. На это уйдет 697 млн рублей из бюджета
Давление на свободу слова
«Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
«Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
Запрет Facebook и Instagram за «экстремистскую деятельность» вступил в силу. Чего опасаться?
«Ты не Петр I, ты Адольф II». Как Петербург протестовал в День России — с плакатами, самолетиками и пластилиновыми птицами
Школы и детские сады Петербурга готовятся ко Дню России. Дети танцуют под Газманова, рисуют триколоры и клеят на окна изображения голубей
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.