21 июня 2021

Как работать в кайф, если ты издаешь книги? Редактор — о чередовании творчества и рутины, важности ничегонеделания и 9-часовом сне

Анжела Орлова работает книжным редактором с 2015 года. Среди ее задач — чтение рукописей, беседы с писателями и художниками, а также командировки, общение с чиновниками и поиск финансирования.

Большая вовлеченность во все проекты без четкого разделения работы и отдыха приводила к постоянным переработкам. Переосмыслив свой подход, Анжела построила режим, который учитывает ее физические, эмоциональные и интеллектуальные потребности.

«Бумага» поговорила с Анжелой о том, как она строит расписание с учетом своей физиологии, чем балансирует творческую часть работы и как проверяет уровень усталости и интереса к профессии.

Фото: Егор Цветков

Работа: книжный редактор

На этой работе: 6 лет

График: пятидневка

— Я работаю редактором, издаю книги. На постоянной основе сотрудничаю с «Лимбус Пресс» и «Детским временем», фондом «Дом детской книги», который организует ежегодный Фестиваль молодых писателей, а также с авторами напрямую.

Я помогаю писателям в работе над книгой. Верстаю, делаю корректуру, подбираю людей на проекты, помогаю найти дополнительное финансирование или подать книгу на программу поддержки издания, что позволяет снизить себестоимость тиража и тем самым сделать книгу доступнее для покупателя.

Как вы работаете и отдыхаете?

— У меня нет четкого графика работы и мне не нужно быть в офисе с девяти до шести. Все задачи, требующие личного присутствия, мы с коллегами определяем на летучке в начале недели.

Бывает так, что утром я еду в комитет по печати, потом в книжный магазин рассказать про новые книги, потом приезжаю в издательство на встречу с художником или писателем, а вечером еду на еще одну встречу или презентацию. Бывает, что целыми днями занимаюсь бумажной работой или уезжаю в другой город на книжную выставку. Но есть один день в неделю, когда я занимаюсь только чтением рукописей. Или езжу в библиотеку, чтобы перечитать уже вышедшие книги и составить авторский сборник.

В большинстве случаев вовсе не обязательно присутствовать в редакции — всё прекрасно работает и удаленно. Но мне нравится работать из издательства, «Дома детской книги». Во-первых, есть встречи, которые невозможно перенести в онлайн. Например, если художник приносит оригиналы иллюстраций к книге, то надо всем собраться и посмотреть на них — это проще сделать один раз в издательстве за большим столом, чем пытаться обсуждать по телефону или почте. Или когда нужно снять какие-то вопросы, или утвердить макет.

Во-вторых, это прекрасное просторное помещение в старом фонде с анфиладами, печками, лепниной. Оно не ощущается как офис, как строгое рабочее пространство. Чтобы переключиться и передохнуть, достаточно выйти на балкон, в магазинчик при издательстве, забраться с книгой в кресло в эркере и так далее.

Мне нравится приходить на работу раньше коллег. Тогда я могу спокойно в тишине разобрать документы и медленно проснуться, настроиться на работу. Мне так комфортнее, чем когда я врываюсь в час дня в суету типичной редакции, где все бегают из кабинета в кабинет, курят и трясут распечатками — вот это для меня стресс.

Основную и самую сложную работу я стараюсь сделать в первые 4–5 часов. В это время мне почти не нужен перерыв, кроме как размять спину, выпить стакан воды или отвлечься, например, на телефон или почту. Примерно в два часа у меня перерыв на обед, после него я стараюсь заниматься рутинными делами, которые не требуют большой концентрации — версткой, заказом книг в библиотеке, всем, что связано с контент-планом и социальными сетями.

Второй творческий всплеск приходится на вечер, и, если он застанет меня на работе, я просижу часов до 10–11, потому что случился приток энергии, работа увлекла и в руках всё горит. Лучше всего закончить работу часов в 7–8, но если есть аврал, то закончим когда закончим. Работа командная, поэтому обычно, если уж и задерживаемся и перерабатываем, то вместе.

Поскольку моя деятельность связана с интеллектуальной работой, для меня самый комфортный отдых — не книжный, не из головы. Я знаю, что мне не стоит идти на какую-нибудь лекцию после работы или в первый выходной. Стараюсь даже книги не читать, потому что я и так занималась этим всю неделю.

Желанный отдых для меня — тот, что дает внимание телу и уводит все мысленные процессы из головы. Это может быть легкий спорт, вылазки на природу, встречи с друзьями, гастрономические приключения, просто посидеть порисовать вечером или починить растрепавшуюся книгу. Или пить кофе, смотреть в окно, лежать на траве в парке — просто ничего не делать.

Во время пандемии для меня стал очень важным путь, который я проделываю от дома до работы и обратно. Эти 30–40 минут — время, когда я или настраиваюсь на работу, или, наоборот, постепенно отключаюсь от работы.

Что в работе вам доставляет удовольствие?

— Мне нравится видеть результат своей работы как материальный объект. Ведь сначала не было ничего, кроме идеи в голове автора, а потом силами многих людей появилась книга, тысячи ее копий расходятся по всей стране, обязательные экземпляры попадают в библиотеки, где будут доступны минимум десятилетиями.

Очень интересно, что автор рассказывает о своей книге и окружающих ее идеях и событиях в процессе работы. Кажется, что я получаю уникальное секретное знание — в частной беседе или на презентации, которая происходит однажды и больше не повторяется. Это необычное и дорогое мне переживание.

Мне нравятся истории, которые может рассказать автор, в том числе те, которые можно ожидать от него в будущем. У меня есть убеждение, что каждый человек потенциально носит в себе книгу.

Мне было важно выбрать такую профессию, чтобы не бросить самообразование. Создавая книги, я понимаю, что у меня не остается другого варианта, кроме как постоянно изучать новое, погружаться в незнакомые темы — в первую очередь, чтобы понять, что там может быть интересно читателю.

Мне нравится получать это разнообразие мира всеми доступными способами, сталкиваться с людьми и историями, с которыми я бы не пересеклась, кроме как по работе. Получается, что у меня и работа есть, и кругозор расширяется. И есть надежда, что в старости всякие неприятные недуги, связанные с возрастом, придут как можно позже.

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Мне очень важно отдыхать. Во-первых, если не соблюдать баланс работы и отдыха, страдает работа. Если я люблю свою работу и хочу, чтобы был качественный результат, то отдыхать необходимо, чтобы не пострадали ни я, ни книга, ни автор, ни общее дело. Существуют нормы выработки для редакторов, корректоров, мы строим издательский процесс на их основе.

Во-вторых, отдыхать нужно, чтобы была возможность соскучиться по работе. Чтобы к каждому проекту подходить не с мыслями «о боже, снова», а с запалом и интересом. Это одна из причин, почему я не занимаюсь только творческой работой, а совмещаю ее с другими задачами. Так у меня есть возможность подходить к редактированию каждой книги через паузы, без конвейера, погрузиться в общение с автором и задумку.

После выпуска из вуза у меня был такой опасный момент, когда хотелось во всем поучаствовать, всё попробовать, во всё уйти с головой. Передо мной стоял некий образ издательства, образ редактора из фильмов, книг и прочие стереотипы. Оказалось, что не всё из этого мне комфортно и близко, и сейчас работа — это только работа. Я не сливаюсь с ней так, как раньше.

Находясь в системе, внутри профессии очень легко начать обесценивать всё то, чем мы занимаемся. Понятно, что эмоции от работы постепенно стираются, невозможно каждый раз испытывать такой же восторг, как от первого проекта, всё равно это превращается в рутину.

Но каждый раз, когда к нам на практику приходят студенты, они смотрят на нашу работу как бы со стороны — и я вместе с ними заново очаровываюсь тем, чем занимаюсь, пока отвечаю на их вопросы, пока мы вместе рассуждаем про книжное дело, про то, какой может быть книга.

Три совета

  1. Знать свои физические ограничения. Сколько времени вам нужно на сон, сколько вы можете работать без перерыва, какой отдых вам нужен после какой работы и как часто. Всё это помогает понять, как можно сделать свою работу более комфортной. Я смирилась с тем, что мне нужно спать минимум 9 часов в сутки, и всё свое расписание стараюсь строить вокруг обязательного 9-часового сна.
  2. Регулярно спрашивать себя, как дела на работе. Относитесь к себе как к своему лучшему другу. Если бы он пришел и рассказал, что работает столько, сколько вы, чувствует из-за рабочих проблем то же, что и вы, что бы вы ему сказали?
  3. Быть готовым познакомиться с собой заново. Стоит то и дело спрашивать себя: а мне это так же нравится? а что в этом мне нравится? а что нет? Чтобы не оказаться в ситуации, где вы занимаетесь уже не таким любимым делом, по привычке. Мы же всё равно меняемся, иногда долго и малозаметно. Например, раньше мне нравилось работать ночью, сейчас — с утра. Раньше мне нравилось заниматься классической литературой, сейчас — работой с современными авторами.

Что дальше?

— До пандемии издательство переехало в прекрасное помещение в Саперном переулке. Хочется, чтобы эта книжная площадка начала работать в полную силу, проводить там встречи с писателями и художниками, мастер-классы, разговоры с читателями и коллегами.

Еще я хочу сделать книжный клуб, но не классический, где обсуждают книгу, которая уже вышла. Хочется, чтобы молодые писатели и читатели обсуждали тексты, которые еще не опубликованы, которые автор только-только закончил. Ему в этот момент как раз нужна обратная связь. Мне кажется, такая внутренняя книжная лаборатория может быть очень поддерживающей и, с одной стороны, помочь современным молодым писателям не потерять интерес к творчеству и найти своего читателя, а с другой — дать больше возможностей работать с текстом до того, как его предложат издательству.


«Бумага» также запустила рассылку «Когда работа в кайф». В ней мы вместе с предпринимателями и специалистами из разных сфер рассказываем, как решать рабочие проблемы, которые не дают жить. Подписывайтесь, чтобы каждую неделю получать письма о поисках счастья в своем деле.

Ранее «Бумага» поговорила с премьером Мариинского Владимиром Шкляровым о том, как он совмещает многочасовые репетиции, общение с семьей и отдых.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Взаимные обвинения в обстрелах, санкции против граждан США и интервью Зеленского. Главное к 21 мая
Удар по школе в Северодонецке и дворцу культуры в Харьковской области, расследование убийств в Буче и сведения о потерях российской армии. Главное к 20 мая
Власти Ленобласти заявили еще об одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
Экономический кризис — 2022
Почему в магазинах снова есть импортные прокладки, сахар и гречка, хотя все говорили о дефиците?
Cropp теперь CR, а Reserved — RE. Как выглядят петербургские магазины одежды после «санкционного» ребрендинга
Доллар упал ниже 60 рублей, но курсы в банках отличаются от биржевого. Что нужно знать?
Власти Петербурга заявили, что городской бюджет по доходам исполнен почти на 50 %. Что это значит?
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Давление на свободу слова
Журналистка Мария Пономаренко дала интервью проекту «Север. Реалии». Она рассказала о своем деле, суде и пребывании в СИЗО
Четыре дела о реабилитации нацизма прекращены в Петербурге. У них истек срок давности
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.