24 мая 2021

Как экологическая история помогает восстанавливать популяции животных и пересмотреть наши взаимоотношения с природой? Рассказывает исследовательница

Зачем нужна экологическая история, как с ее помощью изучают динамику популяции животных и каким образом эти исследования влияют на будущее природы?

В преддверии фестиваля Science Bar Hopping, который пройдет 30 мая, «Бумага» поговорила с руководителем лаборатории экологической и технологической истории Центра исторических исследований НИУ ВШЭ в Петербурге Юлией Лайус. Она рассказала об экспедициях на Соловки и новой книге «Место и природа: эссе по экологической истории России».

Публикация основана на письме из нашей рассылки «Что с нами будет». Мы делаем ее вместе с группой РОСНАНО. Подписывайтесь на письма ученых здесь.

В это воскресенье, 30 мая, в петербургских барах пройдет Science Bar Hopping. Тема — эволюция науки. Ученые расскажут, зачем изучать судебную систему, почему в древности людей пугало затмение солнца и как развивались знания о климате за последние 2600 лет. Присоединяйтесь! 🍹👨‍🎓🚀

Юлия Лайус

Руководитель лаборатории экологической и технологической истории Центра исторических исследований НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге

Как экологическая история стала самостоятельной наукой и когда ее начали изучать в России

— Экологическая история — это история взаимоотношений людей и природы или же людей и окружающей среды. Понятие важно не путать с историей экологии, изучающей экологию как науку.

Впервые экологическая история возникла в 1970-е годы в США на волне энвайронментализма — экологического движения, направленного на усиление мер по охране окружающей среды. В 1971 году по инициативе ООН появились День Земли, организация Greenpeace, а в 1972-м экипаж «Аполлона-17» сделал знаменитый снимок Blue marble (экипаж космического корабля «Аполлон-17» сделал фото Земли под названием «Голубой мрамор» в декабре 1972 года — прим. «Бумаги»). Этот образ маленькой голубой планеты еще больше приблизил человечество к пониманию того, что Земля уязвима и природу нужно беречь.

Историки не остались в стороне и начали исследовать документы прошлого, чтобы понять, как и почему человечество оказалось на этапе активного разрушения той среды, в которой оно существует. В России первый центр экологической истории был открыт в 2002 году в Европейском университете в Санкт-Петербурге. Я пришла в эту область исследований в середине 1990-х годов. Лаборатория, которой я руковожу сейчас, занимается изучением экологической и технологической истории. Для нас принципиально, чтобы эти два аспекта истории исследовались рука об руку. Потому что всё, что люди делают в природе и с природой, происходит при помощи технологий. Даже палка в руках древнего человека — технология. Мы разбираемся в том, как люди взаимодействовали с природой на протяжении веков, как обращались с природными ресурсами и какие технологии применяли для этого.

Как ученые исследуют экологическую историю на примере Соловецких островов

— Мой интерес к Соловецким островам (архипелаг в Белом море, состоящий из шести крупных островов — прим. «Бумаги») возник, когда я еще работала морским биологом на Беломорской биологической станции Зоологического института РАН. Затем я начала заниматься историей, в том числе изучением морских исследований. В целом научные знания о популяциях рыбы и других животных не так обширны: ряды данных, которые есть в распоряжении ученых, как правило, не превышают 70–100 лет. Мы, как историки, изучаем динамику популяций животных с того момента, какой позволяют восстановить исторические документы. Например, в России есть данные о Белом море начиная с XVII века — это прежде всего архивы Соловецкого монастыря.

Мы активно работали с такими документами, чтобы понять, какой была ситуация в экосистемах Белого и Баренцева морей. В 2010 году об этом вышла книга «Море наше поле. Количественные данные о рыбных промыслах Белого и Баренцева морей, XVII — начало XX в.». В том числе мы смогли сравнить, как менялась динамика уловов рыбы в зависимости от перемен в климате на протяжении XVII и XIX веков. На основе исторических данных нам удалось, например, прийти к выводу, что в более теплые периоды уловы лосося — основного богатства северных морей — были больше.

В новом исследовании «Место и природа: эссе по экологической истории России» мы с моим коллегой историком Алексеем Крайковским решили полностью посвятить главу о Соловках экологической истории островов — от ХVII века и до наших дней. Кроме того, нам важно было проследить процесс трансформации природы в окружающую среду. Как только природа становится частью процесса человеческой истории, она трансформируется в окружающую среду. И мы описали это на примере Соловков.

Часть работы посвящена духовному общению людей с природой через искусство и культуру, а также деятельности ученых на Соловках. Кроме того, мы собрали воспоминания визитеров, начиная от паломников и заканчивая исследователями и писателями. А также рассмотрели современные проблемы, и туризм. В этом аспекте очень важно разделять природу и окружающую среду: нужно понять, как, с одной стороны, сохранить природу для духовного использования и исследований, а с другой — навести порядок в окружающей среде, построив на Соловецком острове наконец канализацию для поселка, например.

Почему изучать экологическую историю важно для будущего

— Для того чтобы планировать будущее, очень важно знать прошлое. Экологическая история помогает понять, как менялись популяции животных, что происходило с ландшафтами. А еще — оценить и пересмотреть наши взаимоотношения с природой, окружающей средой и технологиями.

Приведу более конкретный пример работы экологического историка. Допустим, нам нужно восстановить популяцию животных. Мы знаем, сколько их осталось, но не понимаем, много это или мало. Для этого нужно опираться на так называемую линию отсчета: знать, сколько особей было и сколько стало. Это поможет прогнозировать дальнейшее развитие событий. Наши коллеги из США таким образом определили линию отсчета для популяции трески. Когда встал вопрос о ее восстановлении, нужно было понять, насколько сократилось количество особей. Историки использовали документы рыболовных судов середины XIX века и при помощи математических расчетов сумели выяснить, что тогда особей было примерно в десять раз больше.

Я, в свою очередь, участвовала в составлении руководства для покупателей и продавцов рыбной продукции, в котором мы указали, какую рыбу можно покупать без вреда для популяции. Например, под угрозой из-за перелова и браконьерства находятся популяции зубатки, макруруса и морского окуня.


Организаторы Science Bar HoppingФонд инфраструктурных и образовательных программ (Группа РОСНАНО) и петербургская медиакомпания «Бумага». Информационный партнер фестиваля Science Bar Hopping Эволюция — «Афиша». Официальная соцсеть фестиваля — «ВКонтакте».

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
За последний год в России умерли 2,4 миллиона человек. Это худший показатель смертности со времен войны
Оправдана ли паника из-за омикрон-штамма? Ирина Якутенко — о самом необычном варианте коронавируса
❗️ Роспотребнадзор ограничит срок действия ПЦР-теста 48 часами. Для приезжающих из стран, с которыми не возобновлено авиасообщение, введут двухнедельный карантин
Законы о QR-кодах в транспорте могут не успеть принять до Нового года, пишут «Ведомости». Предположительный срок — февраль
Спикер Госдумы открыл в телеграме комментарии под постом о QR-кодах — и получил больше 600 тысяч сообщений. О чем люди писали чаще всего?
Новый год — 2022
В Петербурге запустили почту Деда Мороза — письмо можно отправить в Великий Устюг. Как это работает?
12-метровая горка, карусель и маркет. Как этой зимой выглядит двор «Никольских рядов»
В Ленобласти можно бесплатно заготовить новогоднюю елку. Рассказываем как
В Петербурге запустили бота по поиску катков и лыжных трасс в каждом районе
Сколько потратят на украшение Петербурга к Новому году? А на главную ярмарку? Одна картинка
Как меняется Петербург
В Ломоносове появилось новое общественное пространство — на месте бывшего пустыря
В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге задержали четырех человек, организовавших бизнес по продаже поддельных QR-кодов. Позднее прокуратура отменила возбуждение уголовного дела
В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
В Ленобласти введут обязательную вакцинацию вслед за Петербургом. Рассказываем, кого она коснется
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
В России вручили премию «За верность науке». Лучшим научно-просветительским проектом года стал Science Slam 🙌
Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
«Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Подкасты «Бумаги»
Мы всегда онлайн! Не пора отдохнуть от интернета? В этом подкасте обсуждаем зависимость от соцсетей и диджитал-детокс
Как большие данные изменили науку? В этом подкасте слушайте, что можно узнать о соцсетях, дружбе и неравенстве благодаря big data
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
Зимовка в теплой стране — это дорого и сложно? А что с границами? В этом подкасте планируем побег от холодов
Нанохлеб, «графеновики» и 3D-печать домов: в этом подкасте обсуждаем новые материалы и придумываем, что взять с собой в постапокалипсис
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.