14 ноября 2012

«Я без Тимки как без рук»: что об убитом антифашисте Тимуре Качараве говорят его мать и петербуржцы, пришедшие на ежегодную акцию памяти

Семь лет назад у «Буквоеда» на площади Восстания был убит двадцатилетний антифашист и музыкант Тимур Качарава. «Бумага» сфотографировала комнату Тимура и поговорила с его мамой и людьми, пришедшими вчера на ежегодную акцию памяти убитого антифашиста.

Ирина Качарава

Фото: Ксения Орлова
— Я без Тимки как без рук. Он всё мне объяснял. Обычно дети за родителями идут, а у нас наоборот было. Ответы на вопросы, которые я в 40 лет не могла найти, он находил с легкостью. «Верни жизнь в свои руки»… Он написал эти слова на стене на пути к нашему дому. Мы недоумевали: «Тима, а почему „верни“, а не „возьми“?», а он отвечал: «Потому что ее у вас отняли». Мы знали, конечно, что Тимка кормит бездомных на улице, знали о его взглядах. Да что там, вместе с отцом помогали ему рисовать плакат антифашистский.
В нашей семье всегда жили и делали по принципу: если можешь — помоги. Люди просто обязаны помогать друг другу, потому что дети всё видят, впитывают, повторяют за нами. Я учитель, и могу сказать, что всё идет из семьи. Это нормальное дело — помочь тому, кому хуже. Эти плакаты на стенах в его комнате. Благодаря ему я полюбила Nirvana, Elliott Smith. С тех пор музыка кончилась.

На пикете: Миша и Лиза

— Я пришёл на пикет, потому что сам придерживаюсь антифашистских взглядов. Я пришёл сюда почтить память Тимура Качаравы и других людей, убитых фашистами. Я не знал Тимура — я вообще только в этом году приехал в Петербург и никого здесь толком не знаю. Люди должны знать правду о всех этих так называемых «патриотах» и что они делают на самом деле, прикрываясь своим «патриотизмом».
— Я пришла на пикет, чтобы никто из жертв фашистов не был забыт. Тимур жив, пока мы его помним. Для многих он стал идейным вдохновителем. На такие пикеты нужно выходить, чтобы почтить память погибших и показать, что мы по-прежнему продолжаем делать то, чем занимался Тимур Качарава: боремся с фашизмом и социальной несправедливостью, боремся за права животных и людей.

На пикете: Антон и Иоанна

— Этот пикет и эта дата очень важны для меня. Тимур был моим единомышленником — или я его, неважно. Важно говорить и помнить о насилии, которое случалось на улицах, тем более когда люди страдали из-за политических убеждений.
— Я пришла сюда почтить память погибших товарищей, не только Тимура, но и других умерших от рук фашистов. Я считаю, что с каждым годом наше государство становится все более полицейским и фашистским и нужно помнить о тех, кто пострадал, живя здесь.

На пикете: Андрей и Елена Владимировна

— Я организовал этот пикет. Лично Тимура не знал, но в день, когда его убили, я был в вестибюле метро, возвращался с той же акции. Вообще, я считаю важной именно дату 13 ноября, потому что вслед за ней пошла волна убийств антифашистов. То, что случилось с Тимуром, могло произойти и со мной.
— Я работаю в правозащитной организации «Мемориал», Тимур когда-то был нашим волонтёром. Эта история меня трогает и задевает, поэтому я и пришла. Я знала Тимура, и я пришла сюда, потому что не хочу, чтобы погибали молодые люди, красивые не только физически, но и морально.

Ирина Качарава

— На спектакль «Антитела», посвящённый памяти Тимура, я ходила, прежде всего, для того чтобы послушать обсуждение после. И была удивлена: люди говорили не о том, что увидели, а о себе. А на театральном фестивале в Хельсинки, куда я ездила с труппой театра, обсуждение было конструктивнее. Очень удивило, что не было негатива в оценках темы и содержания спектакля.
За эти годы я поняла: молодым людям высказаться негде, вот они начинают самовыражаться как могут,  и беспорядки на Манежной площади, по сути, связаны с этой же проблемой. Многие, кто пришёл на спектакль в Хельсинки, спрашивали про уличное насилие: «Это правда?» Забавно, конечно, когда человек сочиняет, ему верят, а когда говорит правду — то нет.


13 ноября 2005 года около семи вечера на площади Восстания на Качараву и его приятеля Максима Згибая напали семеро молодых людей с ножами, которые кричали «Антиантифа». Качарава получил шесть ножевых ранений в шею.
Алексей Шабалин, виновный в убийстве Тимура, был приговорён к 12 годам лишения свободы. Ирина Качарава вспоминает, как отец одного из обвиняемых сказал на суде: «Ну и что, что свастику мой сын нарисовал на тетрадке во втором классе».
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&M в России начнется 1 августа
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.