23 февраля 2015

Казни пленных, террористы с котиками и угрозы России: краткая история ИГИЛ как медиафеномена

Лидеры и идейные вдохновители «Исламского государства» сумели создать вокруг террористической организации образ одного из крупнейших исламистских преступных формирований в мире. Криминальная ячейка, чьи методы насаждения власти и борьбы за нее были признаны террористическими в большинстве стран мира (в том числе и в России) в действительности мало чем отличается от «Аль-Каиды», несмотря на разрыв каких-либо связей между группировками, официально произошедший год назад.
«Бумага» вспомнила, как эволюционировало формирование, как превратилось в феноменальное вирусное явление в медиа и какое отношение к ИГИЛ — «Исламскому государству Ирака и Леванта» — имеет Россия.

Эволюция «Исламского государства»

Впервые об ИГИ (Исламское государство Ирака) заговорили в середине октября 2006 года. В первичный состав криминальной формации входило месопотамское крыло «Аль-Каиды» во главе с Абу Мусаба аль-Заркави, моджахеды при Совете Шуры (так называлась верхняя палата ранее двухпалатного парламента Египта) и члены вооруженной южно-иракской секты армейского типа Джунд Ас-Самаи, более известной в европейской прессе как «Небесные Солдаты».
После гибели Заркави место эмира занял Абу Абдулла аль-Рашид аль-Багдади (или Абу Бакру аль-Багдади), правивший ИГИЛ до 2010 года. Именно Абу Бакра аль-Багдади начал наступление Исламского государства Ирака в Сирию.
Первый внутренний конфликт между лидерами группировок разгорелся на фоне спора за власть лидера ИГИЛ Бакра аль-Багдади и «Фронта ан-Нусра» Мухаммеда аль-Джулани: при продвижении в сторону Сирии аль-Багдади потребовал, чтобы армия аль-Джулани подчинилась ИГИЛ. Крыло «ан-Нусра» официально отказывалось выполнять требования, однако в рядах боевиков произошел раскол: около 65 % боевиков все же перешли в ряды ИГИЛ. Массовые дезертирства с «Фронта ан-Нусра» позволили ИГИЛ прочно укорениться в Сирии и Ливане.
Еще одной причиной для разногласий стала разница в видении будущего территорий, где были приняты нормы шариата: Багдади декларировал эмират с подчинением моджахедов эмиру и заменой действующих законов стран на законы «Исламского государства». Проповедники в местных мечетях должны были быть заменены на имамов ИГИЛ. Предполагалось, что государственная казна и все бюджеты будут контролироваться лидерами «Исламского государства», а любая деятельность организаций, отказывающихся платить, будет пресекаться.
Джулани отказывался от подобных мер, отмечая, что для сирийского народа нужен другой, более приемлемый и постепенный переход к новой форме подчинения, однако безоговорочно соглашался с необходимостью свержения режима Асада. В конечном итоге организации действовали примерно в одинаковом ключе с похожими методами, при этом «ан-Нусра» были против подчинения лидеру ИГИЛ как «промежуточному звену», дав присягу главе «Аль-Каиды» Айману аль-Завахири.
ИГИЛ стало первой организацией, которая серьезно и во всеуслышание заговорила о планах поработить целые государства. В одном из посланий Западу представитель ИГИЛ заявил, что «покорит Рим, сломает все кресты и поработит христианских женщин», добавив, что если это сделает не он, то его дети или внуки. Когда-то о порабощении народов говорили ваххабиты в Аравии XVIII века, захватывая территорию, которая сейчас называется Саудовской Аравией.
Следом за обращением в периодическом издании ИГИЛ Dabiq вышла статья «Возрождение рабства». Помимо очевидных призывов вроде описанных выше, в ней поднимался вопрос о правах езидов (представителей древней курдской секты с элементами ислама), на которых боевики «Исламского государства» неоднократно нападали. Их называли «мусульманами, впавшими в ересь», мужчин-езидов предлагали убить, женщин и детей — раздать в качестве трофеев боевикам ИГИЛ.

Внешнее влияние. ИГИЛ и медиа

Ряды ИГИЛ продолжают пополняться не только местными мужчинами, но и рекрутами из западных стран. В числе основных «поставщиков» молодых боевиков, готовых служить командованию террористов и отдать свою жизнь за пророка, — Франция, Британия, Бельгия, Германия, Австрия и Австралия, Индия и Индонезия, США и даже Россия.
Практически все эти страны жестко реагируют на своих граждан, примкнувших к исламистам. Например, в октябре 2014 года Австрия официально отказалась помогать с возвращением на родину двум девочкам-подросткам, которые сбежали из дома, чтобы попасть в ряды террористов. Хотя Австрия не дает официального запрета на выезд из страны в Сирию, всех вернувшихся домой допрашивают сотрудники спецслужб.
В декабре прошлого года издание Foreign Policy написало о том, как гражданин Индии Ариб Маджид отправился отстаивать идеи исламского мира, но вскоре в ужасе вернулся домой. Индуса и австрийских беглянок объединяло желание поскорее покинуть территорию лагеря моджахедов. Дело в том, что большинство приезжих, которые вступают в ряды самопровозглашенного исламского государства, отправляются не на линию фронта, а на очень тяжелые и грязные подсобные работы.
Террористы используют вновь прибывшие человеческие ресурсы для мытья туалетов и уборки хозяйственных помещений, даже близко не подпуская их к оружейным складам или идейным лидерам группировок. Ни один из вернувшихся из ИГИЛ иностранцев ни разу не видел командиров — наемники работают за еду, прислуживая рядовым моджахедам.
Несмотря на информацию подобного рода, ИГИЛ остается популярным среди населения западных стран, против цивилизации которых, в сущности, и воюет. Причина этого, отчасти, кроется и в методах пропаганды самопровозглашенного государства-агрессора, и в частоте упоминаний ИГИЛ в иностранной прессе: с сентября по октябрь 2014 года только англоязычные СМИ упомянули ISIS (ИГИЛ) более 4 миллионов раз. Основные средства пропаганды идей ИГИЛ — Twitter и Facebook: в сервисе микроблогов словосочетание Islamic State упоминают порядка одного миллиона раз, и это при том, что администрация Twitter регулярно удаляет аккаунты террористов.
Экстремисты пользуются приложением The Dawn of Glad Tidings («Рассвет благовестия»), которое устанавливается на смартфоны и рассылает актуальные новости о деятельности ИГИЛ друзьям владельца телефона в социальных сетях. Не брезгуют и юмористическими аккаунтами: в блоге ISILCats, к примеру, публикуют фотографии террористов с котами, спекулируя и паразитируя на западных мемах.
Самые известные шокирующие материалы, которые становятся вирусными быстрее, чем модераторы видеохостингов удаляют записи, — ролики с обезглавливанием пленных. Террористы одевают своих жертв в оранжевые робы на манер узников тюрем США. Палач из видеороликов называет себя Джихади Джон – это, предположительно, британец, входящий в состав ячейки ИГИЛ The Beatles, сформированной из граждан Великобритании. Ролики смонтированы таким образом, что невозможно доподлинно установить, был ли убит пленный или нет – в момент, когда должна брызнуть кровь, камера выключается и включается снова лишь для того, чтобы продемонстрировать труп (или его имитацию), лежащий на земле. Ролики террористов, при всем варварстве их содержания, притягательны для западной публики благодаря кинематографичным и узнаваемым медиаобразам.
При этом западные СМИ все чаще пишут о том, что ролики исламистов являются продуктом видеомонтажа. В частности, телеканал Fox выпустил сюжет, в котором специалисты заявили, что казнь 21 египетского христианского священника была снята на «зеленом фоне» (то есть так же способом, как сцены голливудских блокбастеров).
Впрочем, есть и куда более мирные ролики, пропагандирующие идеи «Исламского государства»: медиацентр «Аль-Хаят» распространяет телешоу Clanging of the Swords и Mujatweets. Последнее, к примеру, практически лишено каких-либо сцен насилия: в нем показывают, как террористы играют с детьми на захваченных территориях, а новобранцы из Европы радуются своему прибытию в лагеря ИГИЛ.
Самый аккуратный и вкрадчивый способ привлечь интеллигентную аудиторию — шоу Lend Me Your Ears, которое записал пленный британский журналист Джон Кэтли.
Среди продуктов медиаактивизма ИГИЛ — онлайн-журнал Dabiq и футболки с символикой террористов, которые продаются по 10 долларов. На момент написания этой заметки продажи идут через твиттер-аккаунт индонезийского сайта Zirah Moslem. Помимо футболок с символикой ИГИЛ, там продаются вещи с антиамериканскими и антиизраильскими принтами.

«Исламское государство» в России

Результаты поиска по сообществам «Вконтакте» по ключевому запросу «Исламское государство»
В интервью «Коммерсанту» в конце 2014 года глава МИД России Сергей Лавров заявил о приближении эмиссаров ИГИЛ к границам России. Точкой входа «Исламского государства» в рунет стала социальная сеть «ВКонтакте». В сентябре 2014 году издание Apparat описало схему вербовки террористов через крупнейшую русскоязычную соцсеть. Помимо аккаунтов рядовых боевиков ИГИЛ, во «ВКонтакте» создавались публичные страницы провинций халифата. После публикации заметки администрация ресурса начала блокировать сообщества террористов по собственной инициативе.
В итоге «ВКонтакте» заблокировал несколько десятков личных страниц боевиков и ряд публичных сообществ, в том числе крупнейшие группы: русскоязычное ShamToday и англоязычное al-Hayat. Подписчики ShamToday, в частности, перевели террористам около 95 тысяч рублей в качестве материальной помощи, при этом сбор средств осуществлялся через общедоступные ресурсы вроде онлайн-кошельков Qiwi и даже куда более «прозрачные» для контролирующих органов структуры, например, через расчетные счета в «Сбербанке России».
В мае 2013 года глава Чечни Рамзан Кадыров впервые признал, что среди воюющих в Сирии есть жители Чеченской республики. Тогда речь шла о двух сотнях боевиков, воюющих на стороне ИГИЛ в Сирии. Расследование «Фонтанки» «Джихад петербуржца Рябинина», вышедшее в июле того же года, посвящено истории Егора Рябинина, известного как ар-Руси, завербованного в Петербурге и погибшего в Сирии. 20 февраля 2015 года директор ФСБ России Александр Бортников сообщил, что за год число воюющих на стороне ИГИЛ российских граждан увеличилось вдвое. По оценкам российских спецслужб, среди 20 тысяч иностранных бойцов ИГИЛ — 1700 россиян. Сообщалось, что кавказские боевики создали ячейку «Аль-Мухаджирин» в сирийском городе Алеппо, куда регулярно прибывает подкрепление из стран постсоветского пространства.
Тархан Батирашвили или Умар аш-Шишани — уроженец Панкисского ущелья и один из известных полевых генералов армии террористов. В телефонном разговоре с отцом в октябре 2014 года Батирашвили, по информации Bloomberg, сообщил, что собирается с тысячами сторонников отомстить России — месяцем ранее боевики ИГИЛ заявляли, что готовы вторгнуться на Северный Кавказ. В ноябре 2014 Рамзан Кадыров заявил, что Батирашвили убит, однако вскоре эта информация была опровергнута. Немного позже издание Meduza опубликовало материал, который рассказывал о том, почему жители Панкисского ущелья в Грузии отправляются воевать за ИГИЛ.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.