10 июня 2015

«Мы даем время принять решение»: как работает мобильный пункт помощи проституткам

Почти каждый вечер по Петербургу курсирует микроавтобус фонда «Гуманитарное действие», переделанный из дома на колесах. Уличные проститутки могут получить в нем презервативы, чистые шприцы и прочие средства личной гигиены.
Корреспондент «Бумаги» провел с сотрудниками фонда вечер и выяснил, с чем секс-работницы приходят к специалистам организации и почему активисты продолжают помогать тем, от кого отвернулись даже родные.
Ольга Шакирова. Фото: «Гуманитарное действие»
Около половины девятого вечера белый микроавтобус останавливается в парковочном кармане где-то на проспекте Ветеранов. Внутри трое: за рулем сидит Петр, в салоне — генеральный директор фонда Сергей Дугин, а за стойкой, будто продавец магазина, стоит Ольга Шакирова.
Она выдает проституткам шприцы и презервативы, интимную смазку, спиртовые салфетки, бинты, пластыри и антисептик хлоргексидин. Главная задача — снизить риск заражения ВИЧ-инфекцией, гепатитом и другими опасными заболеваниями. Иногда девушки обращаются за тестом на беременность или просят дать контакты надежного врача. Сегодня первая посетительница автобуса — молодая женщина лет 30.
— Ребята, я только что с «ребы» (реабилитации — прим. «Бумаги»), подшилась, больше не бухаю, только капли иногда, — под каплями она имеет в виду тропикамид или «тропик» — рецепторные глазные капли. Для различных процедур препарат используют офтальмологи, а наркопотребители колят внутривенно. — Желание продолжать есть? — спрашивает проститутку Дугин.
Девушка отвечает, что да, есть, но, скорее всего, без помощи психолога ей не справиться. Рядом с ней стоит еще одна проститутка. В ожидании своей очереди она тонкими пальцами вертит пузырек «тропика».

Белый автобус для девушек

Отдельный автобус для помощи секс-работницам курсирует по Петербургу уже 14 лет. Проект возник после того, как в мобильный пункт помощи, рассчитанный изначально на наркоманов, начали массово обращаться наркозависимые женщины.
Сергей Дугин
директор фонда «Гуманитарное действие»:

— С девчонками начали работать, потому что они стали приходить в автобус снижения вреда и рассказывать о своих проблемах. После этого мы на легковой машине стали объезжать проспекты и улицы, на которых они могли стоять, предлагать пойти в наш автобус, но доходили только единицы — большинство не хотело уходить со своего места и упустить клиента. Клиент — это деньги, которые нужны на кайф. Так и созрела идея отдельного маленького автобуса, который мог бы подъезжать к каждой девчонке и прямо на месте начинать с ней работать. Проблем у них гораздо больше, чем у парней: это и насилие, и произвол со стороны всех подряд, и семья

Автобус появился в ноябре 2001 года. Он ходит по расписанию: пять дней в неделю, с 18:00 до 23:30, по определенным маршрутам в Невском, Красносельском, Выборгском и Красногвардейском районах. За день в маленький белый автобус приходит примерно 30–40 человек. Есть те, кто участвует в проекте давно, некоторые пропадают — кто-то на время, а кто-то навсегда. Ольга Шакирова рассказывает, что многие клиентки уходят с дороги, но услугами проекта продолжают пользоваться: получают консультации или просто дают знать, что все хорошо.
Передвижной пункт благотворительного фонда «Гуманитарное действие» переделан из дома на колесах. Его отремонтировали и поделили на две части. В хвосте стоит стол и скамейки, ближе к входной двери оборудована стойка, за которой идет прием. Стены покрыты информационными плакатами о ВИЧ-инфекции, стоят коробки со шприцами, бинтами, презервативами и хлоргексидином. У входа висит карта Петербурга с красными ленточками в память об умерших от ВИЧ. В ежегодный день памяти, который отмечается в третье воскресенье мая, своих умерших друзей и знакомых на карте отмечали посетители автобуса.
На «доске желаний» — пробковом щите с квадратными бумажками — клиенты автобуса оставляют свои пожелания сотрудникам фонда, государству и мирозданию. Кто-то просит, чтобы в автобусе была мазь левомеколь, кто-то пишет, что хочет вылечить больные зубы, кто-то ждет начала работы в России метадоновой программы. «Хочу бросить торчать!» — сказано на одной из них.

Снижение вреда вместо осуждения

В автобус входит очередной клиент — скромный дерганый парень, которого привела с собой одна из проституток. Он тоже просит шприцы и презервативы.
— Героин плохой стал, не берет совсем, — жалуется наркоман, когда его спрашивают, что он употребляет.
Парень рассказывает, что он и почти все его знакомые перешли на метадон. Метадон — это синтетический наркотик. Лекарственный оборот метадона запрещен, а сам препарат включен в список I перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю на территории РФ.
Он покупает метадон через «закладки» — достаточно новый способ продажи наркотиков. Сделка обычно происходит без встречи с драгдилером: все переговоры проходят дистанционно, а получив деньги, продавец наркотиков сообщает адрес, по которому можно найти спрятанную дозу.
— И не обманывают? — Нет, но бывает, что другие наркоманы непорядочные забирают твое, — говорит его спутница.
Если драгдилер оставил «закладку» где-то во дворе жилого дома на проспекте Ветеранов, то, возможно, другие находятся где-то неподалеку и можно найти чей-то чужой заказ, объясняет она.
Героин плохой стал, не берет совсем
Пока Ольга складывает в пакеты шприцы, парень с девушкой жалуются на полицейских: говорят, что постовые и участковые при задержании досыпают наркотик, если масса изъятого кажется им неубедительной для возбуждения уголовного дела.
— А ты слышал про синий автобус? — спрашивает у парня Дугин. Тот отрицательно мотает головой.
В синем автобусе меняют использованные шприцы на новые, выдают презервативы и спиртовые салфетки. Есть специальный кабинет, где желающим делают тесты на ВИЧ, гепатит и сифилис. Прием, как и в белом автобусе, анонимный.
Впервые в Петербурге и вообще в России специализированный автобус для помощи наркозависимым появился в 1997 году. Тогда наркотиками в городе торговали на двух рынках практически открыто. Автобус парковался неподалеку, говорит Дугин. В день в него заходило до трехсот человек.
Мобильный пункт был совместным проектом «Врачей мира» и фонда «Возвращение», в 2001 году преемником программ «Врачей» стало «Гуманитарное действие». Всем наркоманам Петербурга помочь этот проект, конечно, не мог, но волонтеры и работники фонда старались принять и выслушать каждого, кто обращался за помощью.
В начале нулевых автобус сожгли. Кто-то разбил стекло и кинул в салон горящую тряпку, пропитанную бензином. Кто и зачем это сделал, так и осталось неизвестным, говорит Дугин. Чтобы восстановить работу программы, купили подержанный автобус, который отработал всего четыре года, а потом окончательно сломался. В 2004-м фонд приобрел еще один автобус, работающий до сих пор.
Мы занимаемся снижением вреда, чтобы люди оставались живы, хоть они и употребляют наркотики
На вопрос, зачем фонд занимается поддержкой людей, от которых отворачиваются даже родные, генеральный директор «Гуманитарного действия» отвечает, что клиентов, употребляющих наркотики и зараженных ВИЧ, сотрудники фонда воспринимают просто как людей, попавших в беду. Нужно снижать вред, который возникает в процессе употребления наркотиков, объясняет он.
Под «вредом» в фонде понимают заболевания и инфекции, которые сопутствуют наркозависимости, передаваясь через кровь или половым путем, а также осложнения, возникающие в процессе взаимодействия потребителя наркотиков с обществом.
— 20 лет назад этот наркоман никому не был нужен, на его проблемы было плевать: в 90-е у всех своих хватало. Сейчас ситуация вроде изменилась. Вряд ли кому-то приятна человеческая смерть, пусть даже чужого человека. Мы занимаемся снижением вреда, чтобы люди оставались живы, хоть они и употребляют наркотики, — рассказывает генеральный директор фонда.

Вопросы и заблуждения

В автобусе продолжается прием клиентов. Очередная посетительница весело спрашивает у сидящих в автобусе, сколько времени можно прожить с ВИЧ-инфекцией.
— Это смотря будешь ли ты терапию принимать, — отвечает ей Дугин, — будешь таблетки есть — умрешь от старости. — От них же инсульты случаются, — расстроенно тянет девушка. — Это миф, — говорит директор фонда. Подобных заблуждений у посетителей автобуса много.
Девушка получает средства гигиены и уходит. Поверила она специалистам или нет — непонятно. Следующая клиентка приходит с хорошими новостями: в поликлинике ей сделали тест на ВИЧ, результат оказался отрицательным. До этого положительную реакцию на антитела к ВИЧ-инфекции дал тест, сделанный сотрудниками «Гуманитарного действия».
— Гепатит есть, а ВИЧа нет! — радуется проститутка.
Ей советуют позже протестироваться еще раз, чтобы наверняка. Обычно экспресс-тест не ошибается. Еще одна клиентка просит побольше бинтов и пластырей. Девушка рассказывает, что ее друг страдает из-за незаживающих ран на ногах. Сами раны, говорит она, чистые, но почему-то совсем не залечиваются. Специалисты пытаются выяснить, что употребляет мужчина.
— Метадон, кокаин и бухалово. Недавно так напился, что пожелтел, — рассказывает она. — Если он торчать не перестанет, язвы не зарастут, — объясняет ей Петр. — Да ему нельзя торчать бросить, он не выдержит. Язвы нормальные были, но он туда поставился (укололся — прим. «Бумаги») пару раз, их бы сшить как-то, — продолжает рассказ девушка. — Просто из-за наркотиков иммунитет падает, — продолжает объяснять водитель. — Да он не «вичовый», — обижается девушка.
Петр еще раз объясняет связь между самочувствием человека и приемом наркотических средств и напоминает ей, что у фонда есть доверенные врачи, которые могут анонимно проконсультировать человека.

«Я до конца не понимала, на что я иду»

Проходит около двух часов. Весь вечер Ольга выдает шприцы и презервативы, вместе с Петром общается с проститутками об их жизни и самочувствии, делает какие-то пометки в ведомости. Имен там не пишут: каждой участнице программы по снижению вреда присваивается индивидуальный код, по ним и ведется учет.
Ольга работает в «Гуманитарном действии» уже год. Об организации узнала в 2012-м, когда стартовала акция «Россия, тестируйся» в Выборге. Любой участник акции мог бесплатно и анонимно пройти тест на ВИЧ. Позже Ольгу позвали в проект фонда по снижению вреда среди уязвимых групп населения — профилактикой ВИЧ-инфекции среди женщин, оказывающих секс-услуги.
— Я до конца не понимала, на что иду. Было немного тяжело, но это очень интересная работа. Самое главное — получаешь огромную отдачу, когда помогаешь людям. Программа снижения вреда дает людям дополнительное время и возможность изменить свою жизнь. Мы к уличным секс-работницам относимся как к обычным людям, не осуждаем их и всегда протягиваем руку помощи. Я считаю, это очень важно, ведь, когда от человека все отворачиваются и общество его не принимает, наш автобус остается единственной ниточкой, которая может вернуть его к нормальной жизни.
20 лет назад этот наркоман никому не был нужен, на его проблемы было плевать: в 90-е у всех своих хватало
Петр пришел в «Гуманитарное действие» по объявлению. Два года назад он работал менеджером по продаже кредитных продуктов в одном из банков и решил сменить область деятельности на социально значимую работу.
— Я по образованию психолог и искал что-то похожее. Наткнулся на объявление «водитель — социальный работник». Меня заинтересовало это сочетание, сходил на собеседование, там сказали, что надо будет заниматься профилактикой ВИЧ-инфекции среди секс-работниц, — рассказывает он.
Петр решил попробовать себя в этой профессии. Каких-то предрассудков у него не было, правда, дома насторожились: мать и сестра спросили, насколько безопасна его работа.
— Мы даем людям, наркопотребителям, время безопасно жить, чтобы они могли принять решение о своем будущем, изменить образ жизни. По сути, мы даем время на то, чтобы у них сформировалась потребность в прекращении употребления наркотиков.

«Вы что, действительно думаете, что из меня может что-то выйти?»

Автобус подъезжает к очередной точке на Дачном проспекте неподалеку от метро. Рядом с автобусной остановкой припаркован автомобиль. Стекло на правой передней двери опущено, с водителем о чем-то толкует высокая крашеная блондинка в черном. На ней кофта с глубоким декольте, клепаный ремень, туфли на толстых каблуках из прозрачного пластика. Петр аккуратно паркует автобус прямо за машиной и включает в кабине свет. Девушка заканчивает разговор и направляется к автобусу.
— Как дела? — приветливо спрашивает ее Ольга и пакует стандартный набор из презервативов, шприцов и бинтов. — Ну как дела, как дела? Торчу! — весело отвечает девушка.
Ольга предлагает положить в пакет смазку.
— Это для анала, что ли? Мне для анала ничего не надо! — обижается девушка. — Нет, для всего, — объясняет Петр, — она регенерирующая, на водной основе. — Тогда ладно, клади.
Проститутка рассказывает последние новости: что недавно ее муж вышел из тюрьмы, что пропал мобильник и старые номера можно удалять, что недавно она издали видела дочку. Девочку воспитывает свекровь, мать лишили родительских прав, а ребенка поначалу отдали в детдом. Женщина с хриплым и низким голосом рассказывает, что у дочки новый рюкзачок. Рассказ прерывает телефонный звонок.
— К Стасику не ходи больше и ничего не бери, у него недавно был участковый, — отвечает она собеседнику.
На вопрос, что она сейчас употребляет, девушка перечисляет: метадон, алкоголь, «Лирика». Под маркой «Лирика» выпускают противоэпилептический препарат прегабалин. Его также применяют при тревожных расстройствах и для лечения хронических болей. А наркопотребители ценят «Лирику» за то, она «поправляет на кумарах и делает ровно», то есть облегчает синдром отмены и успокаивает.
— «Лирика», вообще-то, мощное лекарство, его эпилептики пьют по назначению врача, от него может мозг пострадать, — замечает Петр. — Да? Я и смотрю — дурная стала. Забываю все, а недавно парня одного ******** (избила — прим. «Бумаги»), а потом пришла в себя и понимаю, что что-то не то сделала, — соглашается проститутка. — Ты вроде на реабилитацию собиралась, — напомнила ей Ольга.
Девушка кивает, но говорит, что паспорт потерян, а в одиночку она боится идти его восстанавливать. К проблемам с алкоголем и наркотиками добавляются сложности с полицией. Недавно, по ее словам, пришлось отдать 10 тысяч рублей.
— Есть один человек… Клиент. Он, вообще, нехорошими вещами занимается и иногда со мной общается, — начинает она рассказывать путанную историю о том, как откупилась от полицейских, которые нашли в ее сумочке краденый ноутбук.
Девушка мрачнеет: она бы хотела завязать, но говорит, что не видит выхода из-за алкоголя и наркотиков. Ольга и Петр спокойно объясняют, что все проблемы решаются, если начать. Сначала нужно сделать паспорт («мы можем пойти с тобой»), потом — по врачам («у нас доверенные специалисты»). Говорят, что скоро в автобусе будет принимать психолог.
— Ты можешь пообщаться с ним. Все, что ты скажешь, не покинет пределы автобуса, — рассказывает Ольга. — Вы что, действительно думаете, что из меня может что-то выйти? — Главное, чтобы ты сама начала что-то делать. А мы поможем, — отвечает Петр.
Проститутка прощается и идет работать. «Хочу обнять дочку», — после ее ухода на «доске желаний» появилась новая записка.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Читайте еще
«Либо сюда, либо в колонию»: как в центре при церковном приходе перевоспитывают несовершеннолетних преступников
Поучите меня жить: как выпускникам детских домов помогают решать бытовые проблемы
Один день расклейщика секс-объявлений
Четвертая волна коронавируса
В Ленобласти в нерабочие дни закроют большие торговые центры и запретят проводить концерты. Кафе и рестораны будут открыты
В России больше трети заболеваний коронавирусом приходятся на три региона. В их числе Петербург
«Нужно выпить всё, что там есть». Петербургский бармен в твиттере попросил помочь его заведению перед локдауном — желающих очень много
QR-коды для входа в кинотеатры Петербурга потребуются сразу после локдауна, сообщили в Смольном. Ранее речь шла о 15 ноября
Во «ВКонтакте» запустили приложение о вакцинации. Посмотрите, кто из ваших друзей сделал прививку от COVID-19
Как меняется Петербург
На площади перед РНБ реконструировали фонтан. Показываем, как он изменился ⛲
В Кронштадте за 480 миллионов рублей выставили на продажу бывший военный завод. Его предлагают приспособить под гостиничный комплекс
Намывы — это зло или благо? Эксперты рассуждают, стоит ли дешевое жилье проблем с экологией и инфраструктурой
В Петербурге закрылось Bio My Bio — заведение со здоровой едой от Матильды Шнуровой
«Благотворительность уже прорастает отовсюду». Директор «Ночлежки» — о кафе в центре Петербурга, где бывшие бездомные будут обучаться новым профессиям
Научпоп
Как прошел самый большой Science Bar Hopping в Москве — с экскурсиями в наукограды и лекциями 42 ученых (!) о еде будущего, бионических протезах и патологоанатомии
Рецепторы, глобальное потепление и экономика труда. Главное о научных исследованиях нобелевских лауреатов — 2021
Космический туризм, астрономия и облачные технологии. Присоединяйтесь к нашему фестивалю Science Bar Hopping в Москве!
Петербургские археологи нашли геоглиф в виде быка в Тыве. Рассказываем, что это и почему находку называют уникальной
Откуда берутся слухи про чипирование, как фейки о бесплатных лекарствах рекламируют БАДы и можно ли зарабатывать на фактчекинге в России? Рассказывает сооснователь Fakecheck
Вакцинация от коронавируса
В России разработали вакцину «Спутник V» в виде спрея для носа. Когда ее начнут использовать?
В Петербурге разнятся данные о вакцинации от коронавируса. Это связано с разными методиками подсчета, говорят власти
Роспотребнадзор: ограничения в Петербурге снимут, когда будет вакцинировано 80 % населения
В «Галерее» второй день стоят огромные очереди на вакцинацию. Там прививают по 600–700 человек в сутки
В Петербурге задержали пятерых медиков, которые организовали фиктивный пункт вакцинации при университете имени Павлова
Коллеги «Бумаги»
Кто реально победил на выборах в Госдуму? В чем не правы противники «Умного голосования»? Как были устроены фальсификации?
Как протест против ввоза мусора из Москвы пробудил в ярославцах интерес к экологическим проблемам
Как «Независимая ассоциация врачей» отговаривает россиян прививаться
Гид по пригородам Петербурга
Прогулки с видом на реку, 100-летняя ГЭС и краеведческий музей в доме инженера — приезжайте в Волхов
В Петяярви — маршрут для долгой бодрой прогулки и идеальные места для пикников. Осмотрите заброшенную финскую ГЭС с водопадом и лесные озера
В Гатчине — не только дворец и парки. Осмотрите замок мальтийских рыцарей, деревянную дачу с башней и старинную слободу, где жили егеря
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
Подкасты «Бумаги»
Зачем мы участвуем в онлайн-флешмобах и к чему они могут привести? В подкасте «Все мы медиа» обсуждаем #MeToo, флаги на аватарках и солидарность в соцсетях
Как спасти планету от мусора? Придумываем варианты во время мозгового штурма: от геймификации до новой экономики
«Нахрен все эти деньги, открываем бар!». Каково запустить бизнес своей мечты — и закрыть его
Вместе со школы❤️ Выпуск про первые отношения и неловкие романы
«Твой умный кореш»: слушайте подкаст «Бумаги» — с историями про безумный автостоп, жизнь с пятью детьми и отказ от алкоголя
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.