17 мая 2022

«Это последний гастроном в Петербурге, и никто не помог». Покупатели и сотрудники — о закрытии магазина на углу Некрасова и Маяковского

В Петербурге закрылся гастроном на углу улиц Некрасова и Маяковского. Продуктовый магазин существовал с 30-х годов, туда заходил Даниил Хармс и многие известные горожане.

О закрытии гастронома предупреждали еще в феврале, но в марте, на волне обсуждения и поддержки, владелец помещения, по слухам, передумал. Теперь решение принято окончательно — скоро на месте гастронома должен открыться «Магнит».

На следующий день после закрытия магазина его бывшие сотрудники встретились в очереди за последней зарплатой. Корреспондент «Бумаги» расспросил их и местных жителей о том, чем гастроном был им дорог.

Фото: «Бумага»

На двери гастронома висит табличка: «Уважаемые покупатели! Магазин закрыт на ремонт». Из гастронома выносят холодильники и мебель. Но в дверь по привычке ломятся покупатели.

Дверь безуспешно дергают мужчина с ребенком. Их встречает бывшая сотрудница Ольга:

— Всё, уже магазин закрылся.

— Вот те раз!

— Вот те два!

— Ну, пойдем в «Два гуся».

Фото: «Бумага»

Ольга

1,5 месяца работала в гастрономе продавщицей

— Я тут работала полтора месяца. Я тут и Боярского видела, и дочку его, и зятя его, и жену тоже — они очень часто в этот магазин приходят. Мне здесь нравилось работать, коллектив хороший. Это самое главное. Начальство тоже хорошее, все добрые, отзывчивые. График работы тоже устраивал. Зарплата немножко, конечно, не устраивала, но всё равно работали. Мне недалеко от дома было, я на работу пешком ходила, мне это очень удобно было. Я слышала, тут испокон веков был этот гастроном. Жалко, конечно, очень жалко, оставили нас без работы. Вот сейчас иду в поисках работы в другое место.

Фото: «Бумага»

Работники подтягиваются к служебному входу во дворике с обратной стороны гастронома. 

— Привет, девчонки, как дела?

— Хреново.

— Я конечно, просыпаюсь, но не понимаю, что произошло. Думаю: вот же три дня отдохнула, надо же на смену.

— Ну всё, давай, удачи, увидимся.

— Когда увидимся?

— Ну… когда-нибудь.

Фото: «Бумага»

Володя

рубщик мяса, работал 7 месяцев

— Почему закрылись, нам не докладывают. Мы не рады. Мы без работы остались, но мы привычные. Как только это шоу под названием «пандемия» началось, у меня это уже четвертый магазин. Я здесь семь месяцев работаю.

Меня вот убивает это слово «культовый» — магазин как магазин. Не тянут продажи, да и всё. Вот одна «Яндекс. Доставка», и народ без штанов теперь ходит, вот и вся любовь. Никто никого не захватывал, не вытеснял отсюда, а в интернете написали бред какой-то. Я мельком на «Фонтанке» видел. Ничего нет такого. Я говорю: как пандемия началась, все частники сыплются, сыплются и сыплются. Когда пошла первая волна коронавируса, народ накошмарили, сначала всё съели, потом просто перестали ходить, полторы бабушки зайдут. И просто ни у кого народа нет — ни в «колбасе», ни в «пиве», ну нет смысла сидеть. И пошло-поехало: сначала неделю дали отдохнуть, потом месяц, народ на уши встал, и уже три года так. Они [хозяева гастронома] честные люди, всё честно рассчитали, всё как положено, они тоже радости не испытывают.

Продавщица мяса

— На самом деле, сейчас велосипедистов, велокурьеров, больше, чем… Мои дети, пока на работе, заказали — им всё что угодно привезли: хоть картошку, хоть маркошку. Кто будет ходить сейчас [в магазин]? Мы ходим только.

Володя

рубщик мяса

— Дело даже не в этом — не с чем ходить. Если раньше человек приходил, брал [продуктов], условно, на 1000 рублей, сейчас берет на 100 рублей. Жизнь дорожает, денег нет, зарплаты не растут, продаж нет, выручки нет, магазин закрывается. Работу опять искать. Ладно, пойду домой — почапаю.

Фото: «Бумага»

Одна из сотрудниц кормит у магазина дворовую кошку:

— Кошка, иди сюда, ждешь нас, да? Давай-давай, иди кушай, не бойся, не узнала, что ли? Не узнает без халата. 

Женщина оставляет корм и обсуждает с коллегой:

— Оль, ты представляешь, кошка выбегает встречать: она прям не ела — она хватала. Кошка-то соскучилась, она такая радостная.

— Еще и голодная к тому же.

— Я и говорю: «Кошка, мы ушли, а ты осталась».

— Не вовремя она родила-то.

Фото: «Бумага»

Галина Ивановна

жительница двора, посетительница гастронома

— Да, я ходила, очень хороший был гастроном. Это уникальный гастроном. Обслуживание! Ведь изначально было два продавца: один взвешивает, другой рассчитывает. И вот такой нюанс: здесь же всё время обслуживают продавцы, здесь ничего не лежит так, чтобы можно было украсть, но всё равно стоял охранник: он ходил, наблюдал, чтобы у тебя случайно кошелек не вынули или сумку, как это бывает у нас иногда. Мы все, кто жил в этом районе, мы все громко плачем.

И хозяин, Николай Иванович, — великолепный. Вот смотрите: мы здесь живем во дворе, он поддерживал порядок, ремонтировал за свой счет всегда ворота, он одаривал всех живущих на Новый год подарками: шампанское; даже было время, когда по баночке икры. Он очень хороший человек, очень.

Закрывают, потому что в убытках они были, они тянули-тянули. Это последний гастроном в Санкт-Петербурге, и никто не помог ему. Вот эти события… они ускорили. Он [гастроном] должен был еще три месяца назад закрыться, они взяли перерыв, думали, может, еще как-то, а здесь вот события эти пошли.

Сюда же часто ходил Михаил Боярский, это его любимый магазин был. Он мне — полгода назад это было, — я стою, рассчитываюсь в хлебном отделе, и у меня на карте не хватило денег. Я говорю: «Извините, сейчас я позвоню, муж прибежит». Звоню ему [мужу]: неси быстренько денег. Боярский это услышал, и, когда я отошла, он подходит ко мне, спрашивает: «Сколько вам надо денег?» 650 [рублей], по-моему [нужно], было. Он отсчитывает. Я говорю, не надо, он говорит: возьмите, — и заплатил за меня. Так что много хороших воспоминаний.

Грузчики были очень любезны, помогали нам во дворе, если надо что-то отнести мне на третий этаж. А сейчас здесь «Магнит» придет, и начнется неизвестно что.

Фото: «Бумага»

Дмитрий

грузчик, 19 лет работал в гастрономе

— Я 19 лет отработал, от зари до зари, с полвосьмого до десяти вечера, 15 часов рабочий день, трое суток через трое. Отпуска были оплачиваемые, всё хорошо было, и тут бах — и закрылись. Закрылись потому, что нет выгоды, нет смысла — так сказал директор. Ему решать.

Сейчас зарплату выдают, последнюю, копеечную — то, что отработали в мае. У меня жена моя кассир-продавец была. Она получала здесь 40–43 [тысячи рублей в месяц] вместе со сверхурочными. Я работал грузчиком, зарплата у меня была 28 [тысяч рублей в месяц]. Здесь будет магазин потом, «Магнит».

Еще в феврале магазин хотели закрыть, два месяца еще работали, работали до последнего — и всё. Люди этого района, конечно, отстаивали магазин, хотели, чтоб магазин работал, но потом всё, бах — и он [владелец помещения] нашел арендатора, кому сдать магазин.

Фото: «Бумага»

У служебного входа припаркована синяя иномарка. Несколько мужчин выносят вещи из гастронома и загружают их в багажник. Среди них — человек лет 60 в спортивном костюме. Мимо проходящий работник прощается с ним:

— До свидания, Николай Иванович!

Мужчина соглашается ответить на вопросы, но отрицает, что он — хозяин гастронома и помещения, представляется как житель этого дома и отказывается назвать имя.

Местный житель

— Людей тоже нужно понимать, они же не могут работать в убыток. Если оно было бы прибыльным, я бы лично не закрыл бы прибыльное предприятие, это надо быть самоубийцей. Печально, что государство не уделяет внимание малому и среднему бизнесу, увлеклись сетями: там и цены, там и ассортимент. А магазины-одиночки, как этот, — у них же нет поддержки, а конкуренцию им не выдержать. А налоги те же.

В Европе все-таки как-то контролируют, там эти сетевые магазины не плодятся, как грибы. Есть страны, где сетевые предприятия вообще по выходным не работают, дают возможность поработать магазинам в шаговой доступности. И там муниципальные льготы, какая-то поддержка, потому что это основа малого бизнеса. А у нас нет поддержки малого и среднего бизнеса. Вы же видите: весь город фактически в объявлениях: аренда, аренда, аренда. Предложение превышает спрос. Нет кредитов. С такими процентами кто возьмет?

Вообще Россия — страна пенсионеров. А в Петербурге всегда было много пенсионеров, и вот они должны ехать в сетевые магазины черт-те куда, то ли дело вышел в магазин у дома — и купил. Доходы населения падают, а доходы — это определяющий фактор. Пенсионеры получают в среднем 12–17 [тысяч рублей]. Разве на эту пенсию что-то купить? Я думаю, что и бюджетники не особо в восторге от своих зарплат.

Подарки [хозяина гастронома местным жителям на Новый год] имели место, но не важен подарок, важно внимание. Это же Петербург, понимаете, — город, по крайней мере в свое время, был город научным, промышленным в том числе, здесь много интеллигенции, здесь хорошие традиции. Петербург всегда отличался от любого советского города. Я знаю, были такие случаи во дворе, когда эти поздравления были, люди говорили: «Да нам ничего не нужно от вас». Так что все индивидуально: кто-то ценит [подарки], кому-то доброго слова достаточно.

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду 🌊

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
Давление на свободу слова
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.