7 июля 2022

«Это неестественно — возвращаться назад, когда ты привык идти вперед». Организатор Stereoleto — о фестивалях без иностранцев и давлении на исполнителей

В мае и июне 2022 года в Петербурге отменили минимум 8 выступлений артистов, которые не поддерживают военные действия России в Украине. В фестивале «Стереолето» не смогли участвовать Манижа и группа «АлоэВера».

Насколько меньше стало концертов после 24 февраля, существуют ли «черные списки» запрещенных артистов и вернутся ли в Россию зарубежные музыканты? «Бумага» поговорила об этом с организатором «Стереолета» продюсером Ильей Бортнюком.

Илья Бортнюк

гендиректор компании «Светлая музыка», организатор фестиваля Stereoleto

Что изменилось в музыкальном бизнесе после 24 февраля

— По моим ощущениям, объем концертной индустрии сократился даже не в два раза, а процентов на 60–70 %. Полностью прекратились выступления зарубежных артистов, и не понятно, когда они возобновятся.

После 24 февраля мы были вынуждены отменить более 20 выступлений иностранцев: alt-J, Pixies, Woodkid, Foals, Jungle, Oh, Wonder и так далее. На Stereoleto не приехали Metronomy, которых мы переносили уже два раза: сначала из-за пандемии, теперь — из-за событий в Украине. Кроме того, на фестивале должны были выступить американец Two Feet, шведы Viagra Boys, очень крутая турецкая фолк-психоделик-группа Altin Gun и другие музыканты.

Если говорить о российских исполнителях, то кто-то уехал, кто-то не выступает, а кому-то выступать не дают. Некоторые артисты не хотят возвращаться в страну, чтобы давать здесь концерты. Я говорю здесь о тех артистах, которые попадают в круг моих интересов. Их довольно много — в этом году на фестивале не смогли сыграть пять-шесть исполнителей, которых я хотел бы видеть. И для нас это чувствительно.

Уход Spotify и Apple Music из России — тоже достаточно серьезная вещь. В первую очередь для музыкантов, конечно, у них уменьшаются отчисления. Например, Spotify приносил многим до 80 % цифровых продаж.

Когда в Россию вернутся иностранные артисты

— Возможность возвращения зарубежных музыкантов зависит в первую очередь от реакции на их гипотетический приезд в Россию. Например, в какой-то момент иностранная группа приедет сюда и даст концерт. Если у них на родине посчитают это нормальным, то ситуация может измениться.

Фото: «Светлая музыка»

Сейчас мы планируем Stereoleto-2023: думаю, что в лайнапе будут израильские артисты. Возможно, приедет кто-то из Турции и Сербии, также я хочу пригласить одну артистку из ЮАР. Ведь то, что есть сейчас, — это тоже перегиб с точки зрения так называемой отмены культуры по отношению к России. Stereoleto — независимый фестиваль, для меня важны, в первую очередь, артисты и публика, и я бы не хотел, чтобы к этому примешивалась политика.

Если помните, Роджер Уотерс тоже призывал коллег: «Ни в коем случае не приезжайте в Израиль, так как Израиль ведет агрессивную политику по отношению к Палестине». Но Radiohead и Ник Кейв его просто послали и сказали: «Мы сами будем решать, где нам выступать, а где — нет». Надеюсь, что и отношение к выступлению иностранных артистов в России тоже изменится.

В России условной группе Jungle никто палки в колеса вставлять не будет. Мне не позвонят и не скажут: «Музыканты из Англии не должны у вас выступать». Кроме того, не думаю, что наши деятели, которые следят за музыкой, знают, как те или иные иностранные исполнители относятся к ситуации. Они даже по российским группам не могут разобраться.

Хотя большие артисты — такие как Пол Маккартни или Боно — публичные персоны, их, конечно, могут осудить за приезд в Россию. Да и шоу-бизнес устроен довольно сложно: чтобы устроить концерт весной 2023 года, ты уже сейчас должен подписывать контракт с исполнителями. А этого сейчас никто не готов делать: такая ситуация складывается даже с грузинскими музыкантами. С другой стороны, я знаю, что уже этим летом какие-то иностранные диджеи и электронные музыканты приедут в Россию, так что есть положительная тенденция.

Еще один важный момент — логистика теперь очень дорогая. Чтобы артист приехал в Россию из Англии или Германии, он должен лететь через Турцию. Несколько лет назад можно было привезти иностранца за 200–300 долларов, теперь цена перелета выросла от 1000 долларов и выше. Есть еще визы, и я даже не знаю, как там обстоят дела: всем ли их дают, есть ли сейчас какие-то препятствия для получения российской визы.

Все эти истории достаточно болезненные, расходы на привоз иностранных артистов существенно возрастают. Допустим, есть иностранный исполнитель, который собирает от 500 до 1000 человек. Его концерт здесь и раньше был на грани окупаемости, а теперь расходы выросли в два-три раза — и такая затея стала бессмысленной. Исключением могут быть только фестивали, где бюджет складывается не только из денег за билеты.

Как прошел фестиваль Stereoleto без зарубежных артистов

— Stereoleto в этом году прошло очень хорошо, и не думаю, что с зарубежными исполнителями посетителей было бы больше. Нужно понимать, что иностранные артисты, которые у нас выступали, — даже очень известные, такие, например, как Franz Ferdinand или Rag’n’Bone Man — всё равно имеют здесь ограниченную аудиторию. По популярности в России их нельзя сравнить с группой «Би-2» или Леонидом Агутиным, например.

Фото: «Светлая музыка»

С точки зрения экономики, делать фестивали с русскими артистами даже выгоднее: в стране их лучше знают, а расходы на выступления меньше. То, что мы всегда привозили зарубежных исполнителей, — это осознанный шаг, я бы сказал «миссия», а не коммерческий расчет. Уверен, что по количеству иностранных артистов, которых мы привезли за 20 лет, никто из фестивалей в России с нами не сравнится. И с этой точки зрения было странно ощущать, что нынешнее Stereoleto стало первым за 21 год фестивалем, когда у нас в принципе не было иностранцев. Даже в 2020 году на сцену выходили исполнители из Беларуси, Украины, Казахстана. Этим летом были только российские исполнители. Правда, впервые у нас выступали музыканты из Дагестана и Абхазии — мне понравились, очень достойные артисты.

Хотя можно проводить фестивали и без зарубежных музыкантов: возьмите, например, фестивали Ленинградского рок-клуба в 1980-х годах. Какие иностранные артисты? Такого и представить никто не мог. В принципе, с музыкальными фестивалями в России всё более-менее нормально даже сейчас. Думаю, что и дальше событий меньше не будет — по крайней мере, невозможность привезти иностранцев точно на это не повлияет.

Почему закрыли клуб «Морзе»

— Мы открыли клуб накануне пандемии, и за два года не работали в общей сложности 13 месяцев — в связи с различными ограничениями. А наши обязательства никуда не исчезли: нужно платить зарплаты, оплачивать аренду, пусть и по уменьшенной ставке. Плюс долговые обязательства, которые не просто не гасились, а только увеличивались. Если бы клуб существовал какое-то время, и были бы какие-то резервы, то можно было бы пережить это время. Но у нас этого не было, а работать в нормальном режиме нам не давали.

У меня были варианты партнерства, был план, как можно постепенно всё восстановить, но, к сожалению, в феврале все эти планы разрушились, почти 30 концертов у нас отменились практически в один момент.

Фото: «Светлая музыка»

Уверен, что клуб был бы успешным, живи мы в нормальной ситуации, но получилось иначе. На месте «Морзе» будет другой клуб. На мой взгляд история некорректная по отношению ко мне, так как новый арендатор — человек, с которым я, в том числе, вел переговоры о партнерстве. Но он посчитал, что гораздо интереснее напрямую заключить договор и взять уже готовый клуб, не компенсируя мне вложения и долги.

С точки зрения закона и бизнеса — всё как бы в рамках, ну и такие истории не единичные. Как говорится: «Ничего личного, только бизнес». Но я очень не люблю эту фразу и считаю, что бизнес — это часть отношений между людьми. А любые отношения должны основываться на уважении, доверии и справедливости. К «Севкабель Порту» в этой ситуации у меня особых претензий нет. Их позиция понятна: если арендатор платит не вовремя, возникают долги по аренде, и надо этот вопрос как-то решать. И им, в общем, всё равно, какая у меня ситуация: есть ограничения по деятельности или нет. Какое-то время они были готовы ждать и шли на определенные уступки, но понятно, что это не могло продолжаться бесконечно.

С каким давлением сталкиваются организаторы музыкальных событий

— Как таковых формальных «черных списков» музыкантов нет, и я не знаю, откуда идут запреты. Не думаю, что это инициатива местных властей, особенно — тех чиновников, которые занимаются культурой. Также у меня был опыт общения с органами, контролирующими безопасность, назовем это так. Для них это тоже неудобно: люди, которые должны бороться с терроризмом и обеспечивать безопасность страны, тратят время, по сути, на «шум» в социальных сетях.

Как было у нас на Stereoleto? Пошла волна, в случае с Манижей её запустили какие-то националистические группы в телеграме и «ВКонтакте», я бы сказал, радикальные. Они сказали, что Манижа — предательница родины, поскольку находится в Париже. Туда она поехала по важной личной причине и сразу же вернулась в Россию. Но этого было достаточно, чтобы заявить, что Манижа — русофобка, и разгонять вот эту волну..

Волна пошла, а дальше ее подхватили на разных уровнях — высказалась, например, актриса и телеведущая Мария Шукшина. Потом дошло до [Сергея] Миронова из «Справедливой России». Всё произошло как в фильме Wag the dog, когда что-то начинается, а дальше уже не важно, правда это или нет.

Показательная история была с Леонидом Агутиным. Кусок его выступления взяли в телемарафон, посвященный поддержке Украины, причем сделали это без его ведома. Дальше всё повернули таким образом, что Агутин участвовал в концерте в поддержку вооруженных сил Украины и вообще чуть ли не финансировал их.

История перекинулась и на нас. Было сказано, что мы, делая Stereoleto и приглашая Агутина, тоже чуть ли не финансируем украинскую армию, поэтому фестиваль нужно запретить. И для многих медиа это была крутая история, «жир», они это подхватили: «Stereoleto нужно запретить, потому что они поддерживают фашистов». Каких фашистов, как поддерживают? Но после кликабельных заголовков в желтых СМИ это было уже не важно.

В какой-то момент Агутин ответил на публикацию Миронова, очень достойно и грамотно: «Сначала проверьте, что было на самом деле, а потом пишите». И ладно бы об этом писали все эти люди, которым делать нечего. Для них, конечно, сейчас настала золотая пора: раньше этих ребят никто не замечал, а теперь они — «патриоты», разоблачающие «фашистов» вроде меня. Но когда уважаемые люди, в том числе политики, на это ведутся и выступают с публичными заявлениями — это, мягко говоря, непрофессионально.

Рано или поздно подобные истерики становятся таким информационным пузырем, и некоторые чиновники начинают принимать решения «на всякий случай», «как бы чего не вышло». Им легче запретить что-то, чем разбираться: это мы проходили в СССР, к этой же ситуации пришли сейчас. Радует только то, что, по моему опыту, есть вполне адекватные люди во власти, которых эта ситуация не устраивает. Они искренне мне помогали, за что я им очень благодарен.

Смогут ли заменить западных музыкантов исполнители из других стран и что будет с российской музыкой

— Заменить британских и американских артистов музыкантами из других стран невозможно. Это из серии: можно ли нового «Бэтмена» заменить каким-то очень популярным китайским фильмом? Или новую серию франшизы «Миссия невыполнима» самым популярным фильмом из Индии или Казахстана? Думаю, нет.

Еда или одежда — да, ты в любом случае должен что-то есть, и теоретически можно найти аналог той же колы. А концерты — вещь необязательная. Чтобы люди здесь узнали про китайского артиста, нужно потратить миллиарды. И гарантии успеха нет: может быть, про него узнают, но не полюбят.

Думаю, что и российской сцене исчезновение иностранных артистов не даст каких-то преференций. Это так не работает. Предположим, что человек любит группу Laibach и захочет найти ее российский аналог. Но аналога нет, слушатель не найдет замену. Да и потребности такой, мне кажется, нет, здесь не работает так: «Раз Laibach не приедет, схожу на похожую российскую группу».

Впрочем, какие-то положительные моменты могут быть. Как известно, артисты становятся более активными и творческими в переломные эпохи. Как это было, например, в середине 1980-х, когда вообще всё было запрещено. Тем не менее именно тогда случился расцвет нашего рока: «Кино», «Аквариум», «Странные игры», «ДДТ» и так далее. В стране было невесело, и эта музыка стала отдушиной. Начало 1990-х — следующий переломный момент, тогда тоже появились интересные исполнители.

Думаю, что и новые непростые времена могут дать нашим музыкантам творческий импульс. Маленькие клубы, андеграундные артисты — может быть, там сейчас и будет развитие. С интересом буду за этим наблюдать.

А иностранцы… Когда я учился в школе в 1980-х, какие там были иностранные артисты? Пластинку достанешь — уже радость. Но мы как-то жили, переписывали песни с кассету на кассету, и ценность музыкальной информации только возрастала. Да и выезд за границу не закрыт, Финляндия снимает визовые ограничения. Поехал в Хельсинки, посмотрел концерт любимой группы — вполне себе выход из положения.

Хотя, конечно, это неестественно — возвращаться назад, когда ты уже привык развиваться и идти вперед.

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду 🌊

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&M в России начнется 1 августа
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.