24 июня 2022

«Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники

В четверг 22 июня на выходе из стоматологии полицейские задержали Наталию Сивохину — градозащитницу, поэтессу и директора петербургского отделения правозащитной организации «ПЕН-клуб». Ее с трехлетней дочерью доставили в отдел полиции, где на Наталию составили протокол по статье о дискредитации армии России.

Возможно, задержание состоялось по доносу Тимура Булатова, известного в Петербурге как «гееборец» из-за жалоб на представителей ЛГБТ-сообщества. «Она последнее время увлекалась антивоенными пикетами и, вероятно, распространяла ложь о ВС РФ», — после задержания Наталии написал Булатов во «ВКонтакте».

«Бумага» поговорила с Сивохиной о самом задержании и эпизодах, которые ей вменяют. 

Наталия Сивохина
Градозащитница, поэтесса и директор петербургского отделения правозащитной организации «ПЕН-клуб»

— За что именно вам вменяют статью о дискредитации армии России?

— Я видела протокол. Мне вменяют ее за три обращения к властям — довольно курьезно, что раньше обращение к властям было неотъемлемым правом гражданина, а стало дискредитацией армии. Одно обращение было не мое — это было обращение муниципальных депутатов, которое я просто перепостила во «ВКонтакте». Второе — обращение от общественных организаций, оно было опубликовано там же, во «ВКонтакте». Эти обращения были по горячим следам, в первые февральские дни после начала войны. А третье обращение я, увы, не могу вспомнить.

Еще один эпизод связан с моей публикацией на странице во «ВКонтакте», где я комментирую скандал с детьми из хосписа, которых выстроили буквой Z. Меня это возмутило, я написала эмоциональный пост, в котором назвала позорниками людей, которые это сделали. Это тоже посчитали дискредитацией армии.

— Известно ли вам что-нибудь о роли Тимура Булатова в вашем задержании?

— Как утверждает сам Тимур, это он написал донос на меня. Было ли это так на самом деле, [неизвестно], но он ставит мое задержание себе в заслугу. Полицейские мне ничего не говорили. Наверное, позднее мы сможем это узнать с адвокатом, но сейчас я ничего об этом не знаю, когда я была в полиции, меня этот вопрос не сильно волновал.

— Как вас задерживали и что было потом?

— Вчера мы с мужем отправились в стоматологию на Загородном лечить дочери сколотый зуб. Когда мы вышли оттуда и отправились к машине, которая стояла неподалеку, к нам подошел наряд и [полицейские] сказали, что они меня забирают по КУСП из-за статьи о дискредитации армии России (ст. 20.3.3 КоАП РФ).

Мы поехали в отдел полиции № 2: я, ребенок и полицейские на одной машине, муж Григорий Михнов-Войтенко — на своей. Поскольку я прописана в Ломоносовском районе Ленобласти, полицейские говорили, что меня нужно доставить туда, но через некоторое время приехал адвокат и нам удалось остаться в том отделе. Сотрудники полиции меня опросили, составили протокол о доставлении и протокол об административном нарушении, всё это заняло около четырех часов.

Я была сильно против того, чтобы ехать в Ломоносовский район, это был самый нервный момент, моя дочь не оставалась без меня на долгий срок, тем более это было ее первое посещение врача, в общем, я переживала за нее. Я понимала, что даже, если она после этого стресса окажется с папой, то будет плохо для нее.

Но через некоторое время я все-таки передала дочь своему мужу и друзьям, которые ждали меня снаружи отдела.

Полицейские вели себя очень корректно. К ним у меня нет претензий. У меня астма, когда на четвертый час в отделе мне стало душно, они мне принесли горячей воды попить.

— Как отреагировала дочь на эту ситуацию?

— Нас задержали в день перед днем рождения моей дочери. Сегодня у нее день рождения. Она держала себя в руках, но ее это напугало, она говорила: «мама, давай поедем домой, почему мы не можем пойти гулять».

Это стресс для ребенка, мы пытались его свести к минимуму, но представьте, приходит некий дядя и куда-то всех уводит.

Мы с ней разговаривали по ходу развития ситуации, когда мы садились в машину, я ее попросила не волноваться и сказала: «видишь, это полиция, всё нормально». Она до этого играла у меня иногда в полицейские машинки, а когда мы сели в машину, сказала, что ей больше не нравится полиция.

Я не знаю, как разговаривать с ребенком об этом. Если она будет задавать какие-то вопросы, то я постараюсь ответить так, чтобы ее это не травмировало.

Наталия с дочерью в полицейской машине

— Не боитесь ли вы уголовного преследования из-за своих публикаций?

— Мы живем в России, ситуация здесь такова, что это [возможность уголовного преследования] данность — как дождь или снег. У нас такая реальность. Это возможно, может случиться, а может и нет.

— Нет ли у вас планов покидать страну?

— Пока нет. Мы привыкли жить здесь, у нас здесь есть дела, мы стараемся приносить здесь какую-то пользу. Для меня, например, очень важен язык.

Понятно, если будет какая-то опасность реальная, то мы будем об этом говорить с мужем, но сейчас таких планов нет. Хотя я понимаю, где мы живем, что ситуация здесь не стабильна и может повернуться в любую сторону.

— Ваш муж состоит в Правозащитном совете Петербурга, помогает беженцам и политзаключенным, есть ли вероятность, что ваше задержание — попытка оказать давление на всю семью?

— Это возможно, мы не исключаем такого. Но до этого момента мы не получали никаких угроз или сигналов от государства.

Что еще почитать:

  • «Старое поколение рано или поздно уйдет». Выпускники из Петербурга — о планах на будущее на фоне войны и изоляции.
  • С конца мая в телеграме травят музыкантов, выступающих против войны, — теперь их концерты в Петербурге отменяют. Что об этом известно

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&M в России начнется 1 августа
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.