23 августа 2018

Цветные рельефы и жильцы-литераторы: 8 фактов о доме из фильма «Брат» на Васильевском острове. Ему посвящен новый выпуск рассылки «Бумаги»

Как доходный дом Смоленского кладбища появился в фильме Алексея Балабанова «Брат», каким здание вспоминает писательница Татьяна Москвина, которая провела здесь детство, в чьем рассказе оно упоминается и какие редкие элементы оформления можно найти, не заходя внутрь дома? «Бумага» собрала самые интересные факты о Поповском доме на Камской улице, 12 из рассылки краеведа Алексея Шишкина о петербургских домах.

Чтобы каждую неделю читать истории зданий, мимо которых мы ходим каждый день, и людей, которые жили в них в прошлых веках, подписывайтесь на рассылку «Бумаги» здесь.

Фото: Алексей Шишкин

Изначально доходный дом на Камской принадлежал церкви

Дом появился в 1900-е вместе с другими зданиями в стиле модерн, построенными на участке 17-й линии около пересечения с Камской. Они создали эффектный фон для пышных похоронных процессий, которые двигались в сторону Смоленского кладбища. Доходный дом, о котором идет речь, принадлежал церкви Смоленской Иконы Божией Матери. Его архитектор — Иван Иванович Яковлев, выпускник Академии художеств.

В советское время здание получило народное название Поповский дом

После того как в 1918 году советская власть ликвидировала частную собственность на недвижимость (в городах с населением более 10 тысяч человек — прим. «Бумаги»), доходный дом Смоленского кладбища перешел в ведение домкомбеда — домового комитета бедноты. Отдельные квартиры превратили в коммуналки, а здание получило прозвище Поповский дом — в память о том, что он был построен для нужд церкви.

Здесь жил Александр Алексеевич Измайлов — литератор и критик Серебряного века. Он же — Неблагосклонный Читатель

Александр Измайлов был сыном дьячка Смоленской церкви — критик даже взял себе двойной псевдоним Измайлов-Смоленский. У него было немало и других псевдонимов — например, Неблагосклонный Читатель и Добродушный Василиск.

Как поэт Измайлов не был оценен — зато был популярен как литературный критик. Горького он издевательски называл «иллюстратором партийного катехизиса», а Мережковского судил за «трескотню о Боге»; с уважением отзывался об «учителе современности» Толстом и хвалил «поэзию жизни» Чехова.

На фасаде дома висит табличка с отметкой уровня воды во время потопа 1924 года

До строительства дамбы Васильевский остров постоянно находился под угрозой затопления.

Табличка с отметкой уровня воды во время потопа в сентябре 1924 года

Кстати, на еще одном снимке 1984 года можно посмотреть на подъем воды в Смоленке около Ново-Смоленского моста во время потопа меньшего масштаба. Справа на фото по ссылке — фрагмент фасада дома на Камской, 12.

В коммунальной квартире № 29 провела детство известный критик, писательница Татьяна Москвина

Москвина вспоминает о доме своего детства в книге «Жизнь советской девушки»:

«Мы жили в большой (но не патологически) коммунальной квартире, на втором этаже, окна с эркером на улицу — напротив, через дорогу, располагался странный холм, обнесенный решеткой, надо думать — бомбоубежище. Окно кухни, где был черный ход, выходило во двор, где росла драгоценная липа».

Дом появляется в фильме «Брат» Алексея Балабанова под аккорды песни «Воздух» группы «Наутилус Помпилиус»

Главный герой Данила Багров добирается в служебном вагончике до Смоленского кладбища, чтобы укрыться в склепе у своего приятеля. Когда желтый трамвай разворачивается, на заднем плане виден доходный дом на Камской, 12.

Кадр из фильма «Брат»

Дом упоминается в рассказе Эдуарда Кочергина «Гоша Ноги Колесом»

В доме Смоленского кладбища живет один из героев Кочергина: «…красивый рыжий татарчонок Тахирка — сын потомственной питерской дворничихи из углового дома 17-й линии и Камской улицы. Во второй комнате их казенного жилища на синей обойчатой стене, среди окантованных арабской вязью каллиграфически написанных цитат из Корана, рядом с портретом важного татарского деда, под стеклом на темно-зеленом бархате висела золотая медаль с двуглавым орлом, выданная деду Тахирки за верную службу русским царям и Отечеству по случаю двадцатипятилетия службы столичным дворником».

В парадных дома сохранились редкие элементы оформления — цветные майолики

Майолики (цветной керамической рельеф — прим. «Бумаги») уцелели в немногих доходных домах Петербурга. Чтобы их увидеть, необязательно заходить внутрь: достаточно заглянуть в тамбур между историческими внешними дверями и современными металлическими. Кстати, еще в Поповском доме сохранились фигурные перила, геометрическая плитка и исторические квартирные двери.

Чтобы каждую неделю получать письма с историями петербургских домов, подпишитесь на тематическую рассылку «Бумаги»

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.