8 октября 2013
текст:

Психолог-когнитивист о процессе осознания и об «иллюзии резиновой руки»

Участница третьего Science Slam, который прошел 6 октября в клубе A2, кандидат психологических наук Мария Кувалдина рассказывает о том, как работает внимание человека, что означает феномен «на кончике языка» и почему люди, занятые игрой, не видят актера в костюме гориллы.
 

Мария Кувалдина

кандидат психологических наук СПбГУ

Сфера исследования: когнитивная психология.
Тема: «Непредсказуемое внимание».
Фото: Анна Рассадина / «Бумага»
 

Что такое осознание?

Самый сложный вопрос и одновременно самый простой. Мы все интуитивно понимаем, что такое осознание. Вы идете в тумане по дороге и вдруг видите силуэт машины впереди; вы мучаетесь над задачей и наконец-то находите решение; оборачиваетесь в толпе и видите друга, которого ждали. Результат работы каждого психического процесса (будь то восприятие, память, воображение, мышление) может быть осознан. Интересно то, что это происходит не всегда. Например, я могу спросить у человека дату рождения его матери, и в тот же момент эта информация всплывает у него в голове, он ее осознал. Секунду назад этой информации не было, она находилась где-то на периферии сознания, в хранилище долговременной памяти. Иногда происходит удивительное и мы вспоминаем как бы наполовину: знаем, что помним, а вот конкретную информацию извлечь не можем. Это называется феноменом «на кончике языка», он иллюстрирует целый ряд парадоксов, связанных с осознанием. Например, как мы понимаем, что правильно осознали, вспомнили в тот момент, когда это происходит? Каким образом мысль, которая была неактуальна или забыта, появляется в нашем сознании? Почему мы осознаем в этот момент что-то одно, а в другой момент другое?
Я могу спросить у человека дату рождения его матери, и в тот же момент эта информация всплывает у него в голове, он ее осознал. Секунду назад этой информации не было
 

Какова цель исследований?

Мы стремимся понять, как происходит процесс осознания, чтобы в конечном итоге научиться предсказывать: что и как мы выделяем из окружающей среды. Я занимаюсь исследованием феноменов функциональной слепоты. Функциональной она называется, потому что связана не с органическими нарушениями, приводящими к потере зрения, а с функциональными ситуативными переменными, которые влияют на человека так, что он не замечает актера в костюме гориллы, проходящего мимо. Интересны эти явления, потому что они демонстрируют ситуацию вероятностного осознания: иногда мы замечаем новый неожиданный стимул, а иногда нет. Вообще, проблема перехода из неосознанного на осознанный уровень — одна из самых сложных и интересных проблем в когнитивной психологии. Она сталкивает интересы многих наук, начиная с философии и заканчивая компьютерным моделированием и нейронауками. В СПбГУ в течение многих лет этим занимается научная группа под руководством профессора В. М. Аллахвердова. Исследователи, работающие в этой группе, занимаются проблемой осознания с разных сторон. Одни изучают то, как человек может неосознанно выделить в воспринимаемой информации сложную закономерность, а затем использовать это знание. Другие — как бессознательное «общается» с нашим сознанием через слабые эмоциональные сигналы. Третьи показывают, какую большую роль в нашем осознании играет подгонка под уже существующие модели или внешние обстоятельства. Объединяет все эти исследования то, что мы пытаемся понять логику работы сознания, не ограничиваясь только описанием на уровне получаемых эффектов. Кроме того, мы постоянно взаимодействуем с западными коллегами: я работала с автором термина «слепота по невниманию», профессором А. Мак (университет New School в Нью-Йорке), мои коллеги сейчас изучают внимание совместно с исландской группой ученых, мы организуем международные семинары, которые имеют своей целью как раз разработку некоторой модели сознания.
Мы стремимся понять, как происходит процесс осознания, чтобы в конечном итоге научиться предсказывать: что и как мы выделяем из окружающей среды
 

Профессиональная деформация: как наука повлияла на повседневную жизнь?

Мне кажется, скорее повседневная жизнь повлияла на мою профессию. Мне всегда было интересно попытаться ответить на вопрос «почему». А наука, в частности, психология — это лучший вариант для поиска ответов. В психологии можно идти куда угодно: например, развиваться в практике. Но я в какой-то момент поняла, что, хотя практика — это прекрасно, мне хочется скорее заниматься исследовательской деятельностью и работать в лаборатории.  

С какими стереотипами вы сталкиваетесь, когда говорите: «Я психолог»?

Существует некоторая сложность, связанная с пониманием статуса науки психологии. Она одновременно относится к нескольким типам наук: к гуманитарной, прикладной и естественной. Она является и теоретической, и сугубо практической деятельностью, которая, на мой взгляд, может быть приравнена к искусству (если вы работали с хорошим психологом, вы это поймете). Получается, что это три разных направления, которые объединены одним словом «психология». Соответственно, когда говорю, что я психолог, человек может воспринять меня как одно, второе или третье. Чаще всего, когда мне задают вопросы про профессию, я говорю, что занимаюсь когнитивной наукой, а именно — процессами познания, исследую работу мозга человека и провожу эксперименты. Но если говорю, что я психолог, может возникать непонимание того, чем я занимаюсь.  

О чем бы вы еще рассказали на Science Slam?

Есть много интересных когнитивных эффектов, проблем, парадоксов, про которые хочется рассказать. Сейчас мы проводим исследование мультисенсорной интеграции на примере «иллюзии резиновой руки». Мультисенсорная интеграция — это сопоставление сенсорной информации из разных источников, возникающее в процессе построения схемы тела и управления движениями. «Иллюзия резиновой руки» порождает смещение интеграции визуальных и тактильных ощущений из реальной руки в искусственную. В экспериментальной ситуации испытуемому предлагается сесть за стол, положив руки перед собой. Стол разделен ширмой таким образом, что испытуемый не видит свою левую руку. На ее месте лежит резиновая рука в натуральную величину. Экспериментатор синхронно проводит двумя кистями по резиновой и настоящей руке испытуемого, спрашивая по ходу процедуры об испытываемых на тот или иной момент ощущениях в руках. В дополнение мы предлагаем человеку с закрытыми глазами провести своей правой рукой до левой, не касаясь ее. Этот замер испытуемый повторяет дважды — до и после эксперимента. В результате эксперимента большинство испытуемых совершает ошибку оценки расстояния от правой до левой руки, останавливаясь там, где лежит резиновая рука. А если попытаться взаимодействовать с резиновой рукой так, как будто она настоящая, — например, попытаться пожать — у человека возникает удивление и даже легкий испуг.
Исследование только началось, но мы надеемся показать, что можно переключать осознание с одной руки на другую и, более того, побуждать испытуемого не осознавать воздействие на собственную руку при переключении внимания на искусственную
Этот эффект, продемонстрированный в свое время в работах М. Ботвиника, В. Рамачандрана и Г. Эрссона, представляет интерес не только для клинических исследований, но и для исследований процесса осознания. Исследование только началось, но мы надеемся показать, что можно переключать осознание с одной руки на другую и, более того, побуждать испытуемого не осознавать воздействие на собственную руку при переключении внимания на искусственную. Так что, если захотите принять участие в этом и других экспериментах нашей группы, заходите к нам в лабораторию.

Следующий Science Slam пройдет в Петербурге 13 апреля.

Первые 100 билетов — по 300 рублей, остальные — дороже. Оплата билетов производится онлайн через TimePad.
ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.