17 мая 2018

Находить в заброшенных домах старинные зеркала и рубли 1919 года и искать под обоями дореволюционные газеты

Петербургский инженер Георгий вместе с друзьями лазит по старым заброшенным домам, ищет дореволюционные газеты под обоями, аптечные пузырьки и посуду, оставленную жильцами. Среди находок — пачка бумажных денег 1919 года, старинное зеркало и механический звонок. 

Георгий рассказал «Бумаге», чем опасны вылазки в заброшенные здания, как реагируют на посетителей бездомные, обитающие в домах, можно ли найти на чердаках клад и чем интересны газетные объявления начала XX века.

Георгий

Инженер (Instagram)

Идея

По профессии я инженер, занимаюсь экспертной работой в крупной компании. В Петербурге живу третий год, переехал сюда из Москвы. Петербург мне всегда нравился своей необыкновенной красивой архитектурой и историей.

С детства я интересовался историей нашего государства, читал про походы Суворова, баталии Нахимова, подвиги русских и советских солдат во все исторические эпохи. По прошествии времени осилил «Историю государства Российского» Н. М. Карамзина и прочел летопись «Повесть временных лет».

До 2013 года, когда еще можно было ходить с прибором и лопатой (в 2013 году был принят «закон о кладоискателях», по которому запретили любительское кладоискательство), мы с товарищами выезжали в распаханные, но не засеянные зерновыми колхозные поля. Там могли попасться монетки-потеряшки различных эпох (в подавляющем большинстве медные и так называемые советы — монеты советской эпохи, серебряных очень мало), различные нательные кресты (от «домонголов» до современных), пуговицы от кафтанов и мундиров и тому подобное. Все находки не представляли материальной ценности, но с точки зрения истории были интересны, поэтому мы сдавали их в местные краеведческие музеи. Сейчас я и мои товарищи состоим в официальных поисковых отрядах, которые находят и поднимают советских солдат, погибших в бою и забытых.

Моей первой находкой на распаханных полях была медная монета номиналом 2 копейки чеканки 1842 года. На реверсе написано: «2 копейки серебром», ну я и стал ее по незнанию тереть и намывать, ожидая, когда же появится это серебро. Среди моих находок также есть и так называемая чешуйка. Это русская серебряная средневековая монета, которую чеканили с правления царя Ивана IV Васильевича до царя Петра Алексеевича.

Этой зимой уж очень сильно приспичило «покопать», и мой товарищ по хобби нашел в интернете информацию про заброшенный дом, который должны снести. Мы решили отправиться туда. Смысл был в том, чтобы найти не что-то стоящее с точки зрения денег, а что-то интересное.

Например, бутылек с двуглавым орлом от духов фирмы «Брокаръ», коробочку от знаменитых конфет «Монпансье» или обрывок дореволюционной газеты с интересной статьей. Для меня это не кладоискательство, а скорее желание узнать историю своего родного края и предков.

Подготовка

В «походе» понадобится обувь на толстой подошве, чтобы обезопасить себя от проколов и порезов, костюм маляра (можно купить в строительном магазине). Нужен также респиратор, так как очень грязно и пыльно, хороший фонарик, ножик для соскабливания со стен газет и лопатка для разбора отсыпки на чердаке.

Бумажные рубли 1919 года, найденные на чердаке бывшего доходного дома

Информацию о сносимых объектах мы находим в интернете. Но можно найти, просто прогуливаясь по городу. У нас сформировалась небольшая команда товарищей по хобби. У нас один интерес — история города. Можем просто гулять по Петербургу и любоваться архитектурой и порой разрушенными временем зданиями, сокрушаясь, почему же власти не реставрируют такую красоту.

VIII–X вв.

период, к которому относится самая старая найденная в поле монета (саманидский дирхем)

~ 30

листов дореволюционных газет в коллекции

4–5 часов

в среднем длится вылазка

1901 год

дата постройки дома, где была первая вылазка

~ 200 м

удаленность дома от Невского проспекта

0

продано найденных вещей

Вылазки в заброшенные здания

Впервые побывав на «чердачной» вылазке, я увидел, что мы опоздали лет на десять. Всё интересное снято и разбито, полы вскрыты. И, к сожалению, уже не увидеть ту былую обстановку. Я взял себе парочку кирпичей с клеймами, которыми интересуюсь, пофотографировал остатки лепнины на потолке. Это был заброшенный доходный дом 1901 года, когда-то принадлежавший какому-то промышленнику и инженеру. Точное место не хочется раскрывать, могу лишь сказать, что это Центральный район, 200 м от оживленного Невского проспекта.

В одной из комнат на стене мы заметили обрывок дореволюционной газеты с объявлениями. Стали отдирать по 6–10 слоев обоев, и под ними оказались газеты 1901 года, пестрящие рекламой и забавными объявлениями: «Кольцо с одним камнем (3,5 карата бриллиант) потеряно по дороге с Б. Морской в цирк в субботу или в цирке. Просят доставить: Бол. Морская угол Вознесенского „Бристоль“, спросить швейцара, (первый подъезд). Получите хорошее вознаграждение»; статьями о мировой обстановке и даже с прогнозом погоды: «13 июня 1901 года в Санкт-Петербурге жарко, дождь или гроза». Кое-что из газет удалось снять со стен и аккуратно сохранить в альбоме, но большинство так и осталось на стенах доходного дома. К сожалению, этот дом вскоре снесут и на его месте, скорее всего, построят офисное здание.

В старых домах я в основном просто хожу и любуюсь дореволюционной архитектурой, фотографирую. На чердаках бывшие жильцы домов сваливали ненужные вещи, которые спустя годы интересны таким людям, как я и мои товарищи. Например, дореволюционные бутылки и аптечные бутылечки, пачки и коробки от конфет, сигарет и так далее.

Самое интересное для меня — это дореволюционные газеты. Если сложить все обрывки и кусочки из моей коллекции, то, наверное, будет листов 30 газетного формата. Еще у меня есть пара разбитых тарелок с клеймами Кузнецовского фарфорового завода, такой же обломок чашки, кирпичи с клеймами. А еще как-то на одной из дверей я увидел старый механический звонок с надписью «Прошу повернуть» и пару табличек с фамилиями жильцов. В другом доме под снос обнаружил стеклянную табличку «ГлавУтильСырье», для кого-то это будет ценной находкой.

В одной из комнат мы заметили гигантское зеркало в раме. Высотой метра 3 и шириной 1,5. До нас никто не смог его вынести, вот оно и сохранилось. Так и стоит, наверное, в том доме, ждет своей участи быть погребенным под обломками клейменых кирпичей.

Дореволюционные газеты я бережно храню в альбоме. Порой достаю их, читаю объявления. Например, 1902 года: «Санкт-Петербургский градоначальник генерал-лейтенант Николай Васильевич Клейгельс принимает просителей и лиц, имеющих к нему надобность, ежедневно от 9 до 12 часов утра; в случае же крайней надобности просители принимаются во всякое время» и мысленно переношусь в тот период.

Целых газет нет, в основном обрывки страниц, так как от стен и обоев весьма сложно отделить тонкие и старые газеты. Порой мы снимали обои со стен и на внутренней стороне обнаруживали дореволюционные газеты, так и брали их, а дома в воде аккуратно отделяли. Но не всё удается разделить и сохранить. Четверть фонда таких слипшихся газет с обоями я уже разделил — и только малую часть прочитал.

Ничего из найденного не продаю — родиной не торгую. Думаю, что люди, которые гонятся за монетой с целью наживиться, недалекие. Все мои товарищи по хобби не такие. Всеми нами движет любознательность: а что было в этом доме? Интересно, а какие жили люди в этой парадной?

Да, не скрою, если возле дома под снос или в нем валяется интересная вещь, то кто-то может взять ее себе на сохранение. Порой кто-то сдает их в музеи, но музеям они, скорее всего, не нужны. Несколько моих знакомых находили старинные рубли от времен Петра Алексеевича до Николая II. В прошлом году, например, слышал, что в наших краях нашли порядка 100 монет, но не рублей, а полтинников (50 коп.) 1924–1925 годов. На месте бывшей деревни, в чугунном горшке.

Культурные походы мы совершаем по наитию. Днем кинул клич, кто-то отозвался, после работы собрались и поехали часов так до 23. Не так часто, как хотелось бы, у всех работа и семьи. Вот первые вылазки начали ранней весной. Лазим мы исключительно в дома, которые давно расселены и под снос. Желательно дореволюционные.

Риски

Опасностей на вылазках полно: от стекол и гвоздей на полу, до крыс и провалов в полу. Бывает и страшно, особенно когда прочитаешь в интернете про привидения в доме или несчастные случаи с жильцами. А потом попадаешь в этот дом, и любой скрип или тень будоражат твое воображение.

Во всех домах до нас уже поработали самые настоящие мародеры, сняли всё, что представляет ценность: чугунные батареи, железные перила в парадных, разрушили печи и кирпичные стены в поисках кладов, вскрывали паркет. Как-то мы столкнулись с такими. Это безработные ребята, которые в поисках заработка сдают этот чугун и железо на базы по приему цветного металла. И таким образом зарабатывают свою копеечку. Дома ведь всё равно под снос.

Бывало, что попадали на логово бездомных, но они милые и добрые люди: идут на контакт и готовы рассказать о доме всё, что знают. Так как в расселенных домах нет электричества, то там всегда темно, а мы ходим с фонариками, и яркий свет обескураживает их.

Как-то нам удалось побеседовать с ними. В парадных, как правило, все двери раскрыты нараспашку или вообще отсутствуют, а тут дверь была закрыта. Мы сразу поняли, что там живут бездомные, плюс из-за закрытой двери доносился легкий запах алкоголя. Мы прошли в соседнюю квартиру в поисках старых газет на стенах, но, вероятно, их привлек шум, и у выхода из квартиры нас встретили два человека.

В итоге мы разговорились с одной из женщин на отрешенные темы типа текущей погоды и политической обстановки в виде санкций, наложенных на страну. По окончании разговора она попросила сопроводить ее на улицу, так как мы могли подсветить дорогу. По пути в подробностях и интересно рассказала про дом, в котором они живут, про то, как зимой холодно без отопления и электричества, что брошены они государством и никому не нужны и что жалко, если разрушат их дом и снова надо будет искать подобное убежище. Она достаточно грамотно излагала свои мысли, и мы подумали, что в Петербурге даже бездомные — до глубины души интеллигентные люди.

Опыт

Любой поход запоминается надолго и приносит массу положительных эмоций. После него мы бурно обсуждаем увиденное, делимся фотографиями и впечатлениями. Мы любители истории нашего города, а не грабители или разрушители. Главное для нас — это дух истории, мы хотим к ней прикоснуться.

В свою первую «чердачную» вылазку я испытал море эмоций: от восхищения до разочарования. Восхищение от того, как строили дома во времена Российской империи. А разочарование от того, что люди не смогли значительную часть этих домов сохранить для потомков. К сожалению, перекрытия в таких домах деревянные, от протечек крыши они прогнивают и разрушаются. Но фасады домов можно сохранить. Жаль терять свою историю.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Давление на свободу слова
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.