«Кампус» — это рубрика «Бумаги», где ученые и эксперты рассказывают, как устроен мир вокруг нас.

Как на эпидемии реагировали до коронавируса? Вот выводы научных исследований о панике из-за новостей, повсеместных фейках и негативе в СМИ

Как во время пандемии люди относятся к врачам и властям, почему охотно моют руки, но редко делают прививки, кто больше переживает из-за новостей о заболевании и что плохого в сравнении вируса с эпидемиями вроде «испанки»?

«Бумага» пересказывает выводы международных исследований, посвященных эпидемиям и пандемиям.

Страх заражения связан с тем, насколько активно человек следит за новостями

Интерес к новостям про пандемию коррелирует со страхом заражения. Ученые, проанализировав два опроса жителей США, пришли к выводу, что то, насколько пристально человек следит за информацией о вспышке «свиного» гриппа N1H1, связано с его уровнем озабоченности. При этом, подчеркивают исследователи, неясно, что из этого причина, а что следствие: люди сильнее боятся, потому что читают много новостей, или читают много новостей, оттого что обеспокоены распространением заболевания.

Кроме того, как показали результаты, больше всего пандемией были напуганы определенные социальные группы: например, женщины, люди старше 65 лет и те, у кого большие семьи (с шестью и более детьми).


Исследование основано на двух опросах. В каждом из них приняли участие более 1 тысячи человек. Первый опрос прошел в начале мая 2009 года, когда первая волна N1H1 пошла на спад. Второй — в конце августа 2009-го, когда активность вируса и новостная повестка, связанная с ним, снова набирали обороты.


Фейки во время эпидемии могут распространяться лучше, чем настоящие новости. Бороться с ними помогают алгоритмы и комментарии

Слухи и фейковые новости на медицинскую тематику часто распространяются лучше, чем реальные истории. Ученые на примере новостей о вирусе Зика в 2016–2017 годах подсчитали, что у ложной информации было в три раза больше репостов, чем у правдивой.

Из десяти самых популярных новостей про вирус в 2016 году половину можно было отнести к фейковым. Кроме того, фейковые новости часто изображали вирус Зика как незначительную угрозу или как заговор против общества.


Авторы первого исследования каждый месяц с февраля 2016 года по январь 2017-го отбирали десять самых расшариваемых историй о вирусе Зика с помощью специального сервиса. Так, общая выборка за год состояла из 120 историй. Анализ проводили в три этапа: верификация информации (подтвержденная, слух или шутка), количество репостов материала и тематический анализ заголовков.


Во время пандемии гриппа 2009 года люди чаще мыли руки и дезинфицировали вещи, но прививку сделали немногие

Ощущение риска, уровень беспокойства и доверие медиа и властям связаны с тем, как люди следуют рекомендациям. К такому выводу пришли ученые, которые провели опрос среди итальянцев во время пандемии гриппа H1N1 в 2009 году.

Более 60 % респондентов ответили, что стали мыть руки с мылом чаще, чем обычно; примерно четверо из десяти опрошенных — прикрывать нос и рот платком при насморке и кашле, а одна треть — дезинфицировать объекты, к которым регулярно прикасаются. При этом процент респондентов, которые сделали прививку, в Италии был низок — всего около 2,8 %. Согласно результатам исследования, люди начинали активнее следовать рекомендациям под воздействием психологических факторов: например, доверия или восприятия риска.


Исследователи провели 1010 телефонных интервью с итальянцами в возрасте старше 18 лет из Центральной, Южной, Северной Италии и с островов. На момент исследования в Италии было зарегистрировано 228 смертей от вируса. К этому времени основная волна заражений уже прошла, но министерство здравоохранения ожидало второго пика.


Панические сообщения о пандемии и сравнения с более трагичными событиями могут привести к нежеланию людей вакцинироваться

Пандемия гриппа H1N1 в 2009 году не вызвала массовой паники, хотя и привела к ряду изменений в поведении людей. Как отмечается в проведенном во Франции исследовании, это подтверждает относительный провал кампании по вакцинации в стране. Ученые считают, что такое сравнительно спокойное отношение французов к пандемии объясняется тем, что их ожидания не совпали с реальностью: происходящее оказалось менее трагичным.

На мнение о пандемии могли повлиять панические сообщения об угрозе вируса, часто содержащие сравнения с другими историческими событиями — в частности с эпидемией «испанки» 1918 года. Такая алармистская репрезентация пандемии не соответствовала реальности, что, в свою очередь, повлияло на реакцию со стороны общества.


Исследование опирается на результаты опросов, проведенных до и во время пандемии и через месяц после начала кампании по вакцинации, а также на анализ медиа во Франции и международных научных СМИ. Кроме того, в работе используется метод анализа последовательностей, в частности теории диффузии инноваций и социальной репрезентации.


Тревога и доверие определяют, насколько люди готовы соблюдать меры предосторожности во время пандемии

Авторы исследования, проведенного в Нидерландах, обратили внимание на то, как менялось отношение людей к пандемии H1N1 на начальном этапе: с мая по август 2009 года. Как показали три опроса, уровень знаний о заболевании за это время вырос, зато воспринимаемая серьезность гриппа, уровень тревоги и ощущение эффективности своих действий упали. Снизился и уровень доверия информации, которая поступала от государственных органов.

Охотнее всего соблюдать профилактические меры были готовы люди старшего возраста, респонденты с высоким уровнем тревоги, а также те, кто воспринимал болезнь серьезнее, больше доверял официальной информации и верил в эффективность мер предосторожности.


Исследователи использовали онлайн-опросы, которые проводились в период с 30 апреля по 20 августа 2009 года. Первый опрос стартовал, когда в Нидерландах был один заболевший, а последний — когда было подтверждено более 1 тысячи случаев заражения.


Обыватели склонны драматизировать происходящее — и делить окружающих на героев, злодеев и жертв

Во время эпидемий разные коллективы — например, группы людей, организации или целые страны — выполняют символическую функцию и помогают обывателям справиться с неопределенностью. Швейцарские ученые установили, что во время пандемии «свиного» гриппа такие коллективы воспринимались либо как злодеи, либо как герои, либо как жертвы.

«Героями» становились медики и ученые, которым общество доверяло в первую очередь. Исследователями отмечено положительное отношение к органам здравоохранения, в меньшей степени — к чиновникам и государствам, так как их действия не всегда воспринимались как эффективные.

Как «злодеев» респонденты чаще описывали медиа и частные компании (например, фармакологические), которые могли получать прибыль от пандемии. А в качестве «жертв» — бедные и слаборазвитые страны, которые в то же время упрекали в недостатке гигиены, дисциплины и культуры, приводящем к развитию инфекционных заболеваний.


Исследователи провели 47 очных полуструктурированных интервью, большинство из которых пришлись на май и июнь 2009 года. Среди респондентов было 22 женщины и 25 мужчин в возрасте от 18 до 75 лет.


Во время пандемии «свиного» гриппа медиа больше писали об опасности заболевания, чем о мерах профилактики

Авторы обзора, посвященного репрезентации гриппа H1N1 в медиа, замечают, что пандемия 2009 года получила колоссальное освещение. При этом внимание к ситуации в СМИ не росло пропорционально числу заболевших, а увеличивалось на фоне значимых событий: например, пики были в начале вспышки гриппа, после объявления пандемии, а также после начала массовой вакцинации.

В большей части историй новый вид гриппа представлялся как угроза, а журналисты фокусировались на серьезности болезни и уязвимости к ней. При этом меры предосторожности — хотя они и были второй по популярности темой — обсуждались значительно меньше.

Как отмечают авторы обзора, в большинстве случаев медиа придерживались нейтрального тона в освещении пандемии. Но при этом два исследования выявили, что в повестке доминировали панические сообщения. По мнению авторов, такая разница в выводах может быть обусловлена, среди прочего, разницей в культурах и подходу к новостям.


Обзор составляли на основе 13 научных статей, посвященных отображению H1N1 в различных медиа: газетах, радио, соцсетях, YouTube, блогах и на телевидении. В обзор попали статьи, опубликованные в базах Web of Science и EBSCO Host. Все исследования использовали качественную методологию.


Актуальные новости о распространении COVID-19 в городе читайте в рубрике «Бумаги» «Коронавирус в Петербурге».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.