28 октября 2022

Бывшие преподаватели Смольного открыли набор на онлайн-курсы. Кто и чему там может учиться — рассказывает администратор нового проекта

СПбГУ планирует реорганизовать Смольный факультет свободных искусств и наук. Как сообщают преподаватели и близкие к факультету люди, нынешняя программа, построенная на принципах Liberal Arts, существует последний год. С факультета уволили нескольких ключевых преподавателей, другие покинули его сами.

Бывшие преподаватели, уехавшие из России, организовали онлайн-проект Smolny Beyond Borders с курсами, которые больше не доступны студентам Смольного в Петербурге.

Администратор нового проекта Филипп Федчин рассказал «Бумаге», кто финансирует новый проект, кто может там учиться и в каких обстоятельствах приходится работать тем, кто остался в Смольном.

Филипп Федчин

сотрудник Bard College Berlin, экс-преподаватель Смольного, руководитель Гагаринского центра

Кто создал проект Smolny Beyond Borders?

— Его организовали бывшие преподаватели факультета свободных искусств. Все они уехали из России в связи с началом войны. Сам я уехал почти два года назад. Пока это относительно небольшой проект и в нем только пять человек считая меня. Но тех, кто уехал и, возможно, еще уедет, гораздо больше.

Мы начали с трех месячных курсов и нескольких публичных лекций. Они будут идти с ноября до середины декабря. Это курсы «Военные потрясения и экономическое развитие» Всеволода Остапенко, «Война и распад языка» Натальи Федоровой, «Наука и война» Андрея Родина и несколько публичных лекций Ильи Калинина.

Это курсы с лекциями и семинарами, как в вузах?

— Это курсы liberal arts, предполагающие активное взаимодействие преподавателя со студентами. На них будут ограниченного размера группы, до 25 человек. И это курсы, которые не могут быть предложены в Смольном. Здесь же есть реализация определенной свободы преподавателей делать то, что они считают нужным. Мы переживаем за коллег и за студентов на факультете в Петербурге, потому что там свободы говорить, что реально думаешь о происходящем, фактически нет.

Получат ли студенты какой-то документ, подтверждающий, что они у вас учились?

— Это не то, что называют credit bearing courses, за которые даются кредиты для диплома. У слушателей будет сертификат от программы.

Сколько заявок вы получили?

— Процесс только начался. Пока не могу назвать точных цифр. Но я уверен, что мы соберем нужную аудиторию. С точки зрения нагрузки это небольшие курсы. Для огромной аудитории у нас возможности работать нет. Это только первый шаг. Я надеюсь, в следующем семестре будет побольше курсов и они уже будут полноценные семестровые по формату.

Как вы отбираете учеников? Программа доступна для всех или только для студентов Смольного?

— Она не только для студентов Смольного. Понятно, что студенты Смольного, и прежде всего те, кто уехал, — это целевая аудитория, но она может быть шире. Участвовать может любой студент, который оказался в трудной ситуации в смысле продолжения образования и которому не чужды идеи liberal arts, интересны заявленные темы.

Будет ли наш проект институционализироваться, пока не могу ответить. Я надеюсь, мы сможем привлечь и ребят из Украины, Беларуси и других стран, хотя совершенно понятно, какие здесь сейчас есть трудности. Мне кажется, что Смольный — это тот редкий связанный с Россией, но на самом деле интернациональный бренд, который может не восприниматься в мире негативно. В этом его потенциальное достоинство.

Будут ли курсы платными для студентов?

— Все курсы бесплатные.

Кто финансирует Smolny Beyond Borders?

— Проект финансируется в первую очередь за счет Gagarin Trust, или Гагаринского фонда, который многие годы до этого поддерживал факультет свободных искусств.

Спрашивали ли вы разрешение у СПбГУ использовать название Smolny, которое ассоциируется с факультетом? И была ли какая-то реакция нынешней администрации факультета на новый проект?

— Название не принадлежит университету, тем более что оно другое — Smolny Beyond Borders. Реакции на данный момент никакой не было.

Будете ли вы как-то поддерживать уволенных из Смольного преподавателей, таких как Денис Скопин?

— По юридическим причинам мы не можем поддерживать тех, кто находится в России. В том случае, если они оказываются за рубежом, — да, проект нацелен на поддержку таких преподавателей. Мы будем искать средства и ресурсы на это. Есть надежда на консолидацию сообщества выпускников Смольного.

Ситуация, которая произошла с Денисом Скопиным, — вопиющая. На сайте Smolny Beyond Borders мы ее прокомментировали.

Что вам известно о нынешнем состоянии Смольного?

— Изначально, в 1999 году, факультет создавался как общеуниверситетский проект. У нас присутствовали преподаватели примерно с половины факультетов университета. Проект был беспрецедентный по охвату. Это было еще при Людмиле Вербицкой. Новые программы создавались с учетом принципов liberal arts. Сейчас этот потенциал последовательно уничтожается.

У университета был шанс создать новый university college, как колледж Гарварда или Йеля. Это был бы колледж, возникающий постепенно, снизу вверх. Программы возникали в сотрудничестве с другими факультетами, в рамках горизонтальных связей.

Нынешнее же руководство понимает только работу сверху вниз, централизацию, и вся печальная история с единым кампусом об этом свидетельствует. Мне жалко наших студентов.

Для модели liberal arts важен объем выбранных курсов и свобода выбора. С внедрением новой программы эта свобода постепенно исчезнет — об этом я написал в комментарии к лонгриду «Новой газеты. Европа» на нашем сайте.

В Смольном никогда ранее не было идеологического диктата. У нас работали люди с противоположными взглядами. Сейчас ситуация резко изменилась. Из-за радикализации политической ситуации и войны многие люди не могут более оставаться в Смольном.

На ваш взгляд, Смольный сможет переродиться за рубежом, в том числе объединившись с вашим проектом?

— Так далеко я не могу смотреть. Такую институцию нельзя просто взять и перенести куда бы то ни было, тем более это часть университета. Но я надеюсь, период, в котором находится Смольный, будет длиться не так долго, и он [колледж] возродится в какой-то новой жизни.

Как вы думаете, почему преподаватели, которые продолжают работать в Смольном, не уходят?

— У каждого своя личная ситуация. Люди ко всему этому относятся по-разному, хотя, я думаю, для большинства происходящее с факультетом — это трагедия. Почему не уходят? Не у всех есть возможность.

У тех, кто сейчас участвует в Smolny Beyond Borders, есть еще работа и контракты. Андрей Родин преподает в университете Лотарингии в Нанси, Наталья Федорова приглашенный исследователь в Университете «Париж VIII», Всеволод Остапенко со следующего семестра будет преподавать в Даремском университете в Англии, Илья Калинин приглашенный исследователь в Принстоне. У каждого ситуация своя, но каждый из них смог переехать и получить эти контракты. Так не у всех.

Какие, по-вашему, сейчас перспективы у российского высшего образования в целом?

— Эти перспективы не радужные. Декларируется поворот на Восток, но реально грозит провинциализация. Если посмотреть документы того же СПбГУ о том, с какими партнерами он общается и какие соглашения заключает, то это станет очевидно. Университет, как и практически все вузы, полностью подчиняется текущему политическому курсу и никакой независимостью не обладает. И понятно, что соответствующее отношение к российским вузам формируется за рубежом.

Что поможет выйти из этой ситуации?

— Я надеюсь, что такие проекты, как наш, в перспективе могут помочь. Хотя я понимаю, что у нас очень скромный и небольшой проект. Что касается стратегии — могли бы помочь интернационализация и смена поколений.

Дело в том, что в России на протяжении многих лет сохранялись проблемы с наймом на работу людей с международным опытом, выпускников PhD известных в мире вузов. Таких людей, как тот же Денис Скопин с французской степенью, было и так немного и лишь в немногих ведущих вузах, а со временем стало еще меньше. Теперь эта дорога и вовсе закрыта. Такая ситуация в перспективе должна быть изменена. Когда закончится вся эта хтонь и мрак, интернационализация и привлечение молодых исследователей с международным опытом — это то, что должно быть осуществлено.

Фото на обложке: Факультет свободных искусств и наук/Vk https://vk.com/smolny_home

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду 🌊

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
В Петербурге почти месяц действует военный «режим базовой готовности». Что это такое? И касается ли он горожан?
Россия проводит ядерные учения. Что об этом нужно знать
«Меры безопасности усиливаются». Беглов — о режиме базовой готовности в Петербурге
«Медуза» получила методичку Кремля о том, как «правильно» говорить о военном положении и разных режимах готовности. Что в нее вошло?
Мобилизация
«Или вы едете, или в тюрьму». В Петербурге двое мобилизованных пожаловались на отказ в госпитализации. По их словам, их готовят к отправке в неизвестном направлении
Беглов поздравил мобилизованных с окончанием военной подготовки и отправкой на фронт
Петербуржец побывал на войне, досрочно расторг контракт, а теперь пытается отменить решение о мобилизации, пишет «Фонтанка»
«А где в православии указано, что вы не должны убивать человека?» Как суд отказал в АГС мобилизованному Кириллу Березину
В Петербурге полиция меняет протоколы протестовавших против мобилизации. Так их можно привлечь к ответственности в 2023-м
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
Правозащитный центр «Мемориал» исключили из государственного реестра юридических лиц. Суд утвердил это решение
Бар «Доски» уволил сотрудника после доноса основателя экстремистского «Мужского государства»
Распродажа ЛГБТ-литературы и книги «иноагентов» в обложке. Что происходит в книжных после принятия новых законов
Петербуржца признали виновным в «дискредитации» армии за лозунг «Слава Украине!»
Могут ли меня признать иноагентом? Что добавили к запретам и кто в зоне риска? Ответы
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко продлили арест до 10 апреля 2023 года
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Экономический кризис — 2022
Туристы в Петербурге теперь будут платить курортный сбор. О какой сумме речь и кого это коснется?
На заводе Toyota в Петербурге прошла масштабная проверка. С чем она может быть связана?
«Новая газета. Европа»: у России не хватит денег на войну в Украине
ТАСС: на месте магазинов H&M откроются точки российских брендов
Родственники мобилизованных столкнулись с отказами в предоставлении кредитных каникул, пишет «Коммерсантъ»
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.