18 сентября 2015

«Фото кровавого ножа маньяка из Ленобласти может появиться в The Guardian»: почему новости иллюстрируют одинаково

Криминальная хроника — внушительная часть повседневного новостного интернета. А иллюстрации таких новостей в буквальном смысле образуют картину дня: фотографии к текстам видны на сайтах СМИ, в соцсетях и сюжетах «Яндекс.Новостей» и сливаются в калейдоскоп похожих изображений. Плачущие дети, окровавленные ножи, дорожные знаки на мокрой трассе — кажется, все это мы где-то видели.
«Бумага» поговорила с тремя фоторедакторами региональных и федеральных изданий, чтобы узнать, почему все иллюстрации к новостям — одинаковые.

Дорожные происшествия

Наталья Ростовцева
бильдредактор ИА «Невские новости»:

— Для фоторедактора это плохая история — использовать стандартные заглушки. Но текст с картинкой привлекательнее, чем без, поэтому зачастую у нас нет выбора.
Отчасти на ситуации сказалось то, что пресс-службы российских ведомств — МЧС, МВД и СК — стали реже публиковать фотоотчеты с мест происшествий в последние год-полтора.
Хорошо, что сейчас таких одинаковых картинок «на новостях» становится значительно меньше: все больше возможностей брать в интернете реальные фотографии с мест событий.
В Петербурге есть прекрасная группа «ДТП и ЧП», где в этом смысле есть все. Еще очень выручает YouTube c огромным количеством материала с автомобильных видеорегистраторов, из этого удобно нарезать стоп-кадры.
И не надо думать, что только российские бильдредакторы «балуются» заглушками. Западные СМИ тоже используют шаблонные картинки, потому что сталкиваются с теми же проблемами поиска. И нож с кровью, который будет стоять на нашей новости про маньяка из Ленобласти, с тем же успехом может появиться на британской The Guardian, потому что у нас одни и те же фотобанки и клип-арты.

Орудия преступлений

Настя Головенченко
бывший начальник фотослужбы Meduza.io:

— Иллюстрации подобного рода часто появляются только потому, что архитектура сайта требует картинки. Фоторедактор должен хоть что-нибудь да поставить к тексту.
В этот момент начинается его творчество. И тут есть два направления мысли. Фоторедактор может заниматься аллегорическим высказыванием на тему, а может отталкиваться от фактов. Подобные однотипные картинки — это метафора: заключение у редактора ассоциируется с наручниками и решеткой; преступление — с пистолетом и ножом. Если отталкиваться от фактов, редактору нужно ставить картинку суда, в котором происходит процесс. Или скриншот улицы, на которой произошло ЧП.
Обычно однотипные картинки появляются от лени, неопытности, инерции или дурной привычки. Самый удачный выход из ситуации — поиск картинки по геотегу, большая помощь для редактора.
В «Медузе» мы просто отказались от картинок к новостям, как от ненужной работы — это был прогрессивный шаг. Нет смысла ставить картинку, чтобы заполнить дыру без смысловой нагрузки. Если в Донецке происходит обстрел и у меня есть снимки из группы «Донецк Live», я эти картинки возьму в новость, потому что они важны. Двигаться нужно от смысла.

Аресты, задержания, следственные действия

Александра Горохова
фоторедактор и фиксер, работала с «Русским репортером», «Русской планетой», National Geographic, Time:

— Начнем с того, что у нас в целом невысокий уровень фоторедактирования. На фоторедакторов нигде не учат, эту профессию можно познать только на практике, желательно в хорошем толстом журнале, которых осталось уже не так много.
Что касается новостных сайтов, тут просто нет времени на глубокий ресерч, на каждую заметку тратится минут пять. Но опять же, хороший фоторедактор, знающий, что он может найти в том или ином агентстве, может подобрать и что-то поинтереснее простых наручников, просеяв большое количество плохих фотографий.
Криминальная тема не слишком хорошо проработана фотоагентствами. Мне вспоминается всего две нормальные съемки в ТАСС и «Коммерсанте», которыми я пользовалась. Хуже криминальной темы может быть только, наверное, экономическая тематика: этот раздел что в стоках, что в новостных агентствах вызывает головную боль.
Проблема также в том, что на таких объектах (СИЗО, полицейский участок, тюрьма, больница) все довольно закрыто и забюрократизировано, и особо там не поснимаешь ни фрилансеру, ни даже аккредитованному фотографу в пресс-день.

Фото обложки: Shutterstock
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Власти Ленобласти заявили еще об одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
В соцсетях пишут о переброске военной техники к границе с Финляндией. Что об этом говорят в ЗВО?
Экономический кризис — 2022
Власти Петербурга заявили, что городской бюджет по доходам исполнен почти на 50 %. Что это значит?
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Давление на свободу слова
Четыре дела о реабилитации нацизма прекращены в Петербурге. У них истек срок давности
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.