«И дернул черт меня пойти посмотреть на эту вакханалию»: шесть историй с «Алых парусов» разных лет

Потерявшая в толпе обувь девушка и удивляющий вежливостью омоновец, драка за девичью честь и авантюрное проникновение на праздник — к очередным «Алым парусам» «Бумага» собрала истории, приключившиеся с горожанами на знаменитом празднике выпускников.

Антон Грачев

История моя, признаться, скорее печальная, чем комическая. Дело было три года назад. Немного подвыпивший, я сидел и ждал, пока все остальные вернутся. Куда они ушли — непонятно. Знал я только, что там девушки да мой друг Серега, который, кстати, явно подбивал клинья к одной из них. Шум и гам, хохот, гулящие толпы — «Алые паруса» во всей красе.
Телефон начал трястись — я поднял трубку и тут же услышал крик: «Тут какой-то бугай к девушкам пристает, Тоха, давай сюда!». Ничуть не медля, я полетел Дон Кихотом бить неприятеля и спасать прекрасных дам. Пятки сверкали, как лысина на солнце, а я, подражая тому самому герою из «Матрицы» и уворачиваясь от чужих конечностей, успевал лишь бурчать каждому встречному: «Извините!».
Злодей оказался не таким уж и большим. Я как человек довольно компромиссный сразу извинился, мол, сегодня праздник такой, а вы тут грехопадением занимаетесь. Мой новый знакомый, конечно же, ответил неоспоримым аргументом, что все вокруг — мудаки.
Рядом, к слову, проходили полицейские — две штуки. Драки уже было не избежать, и я решил воспользоваться такой прекрасной услугой, как помощь закона. Полицейские, выслушав меня, хмыкнули и куда-то ушли. Конфликт между тем перешел в горячую стадию.
Ушатав негодяя, мы с моим другом еще долго придумывали различные эпитеты, которые бы лучше всего характеризовали тех двух блюстителей порядка. Замечу, что потасовка обошлась мне в перелом фаланги пальца и, как следствие, полтора месяца гипса. Такие вот у меня были «Паруса».

Лиза Шевчук

Один мой друг — физик. Он окончил МГУ и занимается разработкой изделий, необходимых для адекватного функционирования различных электрических систем. В тот год Антон приехал на важную конференцию в Петербург из Москвы, чтобы представить новую разработку публике и найти возможных партнеров. Помимо самого митапа для участников была организована экскурсия по электрическим вышкам Петербурга. Антон позвал с собой меня.
Экскурсия была классная, понравилось даже мне. После нее, прогуливаясь по многолюдному Невскому, Антон удивленно спрашивал, почему во многих местах движение перекрыто и такое большое количество охраны. Я объяснила, что это в честь праздника выпускников.
Тут Антону, который всегда стремится во всем участвовать и попробовать что-то новое, пришла, в общем-то, закономерная идея: так или иначе поучаствовать в празднике.
Попасть на мероприятие не так уж сложно: на каждом углу в этот день можно встретить довольного выпускника, который за определенную сумму готов распрощаться со своим приглашением. Но нам хотелось чего-то более авантюрного.
Из-за конференции Антон, который и без того умеет заинтересовать слушателя и внушить доверие, гулял по городу в классическом костюме с бабочкой и выглядел очень представительно. Всё это дополнял бейдж с надписью «специалист по электрооборудованию». В общем, Антон решил воспользоваться своей должностью.
Подойдя к людям в форме, Антон предъявил свой бейдж, удостоверение с работы и попросил, чтобы нас пропустили. Мужчины не смогли внятно отреагировать на нашу просьбу и позвали начальника охранной службы. Вот на этом моменте я, признаться, уже была готова сдаться, потому что была уверена, что нас разоблачат.
Но, к счастью, Антон лаконично объяснил ситуацию: необходимо срочно проверить оборудование у сцены. В этом месте была формулировка проблемы с таким обилием терминов, которую я точно не повторю. Для меня до сих пор осталась загадкой, подготовил ли он речь или это была чистая импровизация.
Глубоко выдохнуть мне удалось только тогда, когда перед нами раздвинули металлические ограждения и мы подошли к Дворцовой. Вот таким не совсем легальным образом нам удалось попасть на праздник.

Максим Аникеев

«Алые паруса» 2012 года. И дернул черт меня и моего коллегу пойти посмотреть на эту вакханалию. Понятное дело, на Дворцовую нас не пустили, да не очень-то и хотелось, а вот на Стрелку мы прошли: безалкогольно, тихо и мирно. Ночь, условная видимость этих самых парусов на Неве, кордоны полиции с хмурыми лицами, но всё это не так интересно, как толпа.
Одним из примечательных элементов была резвая семейка: мама, папа, дочка, бабушка. Семейство, построившись классической свиньей, таранило себе путь к лучшим местам. С фразой «Ну всё, можно разгружаться» бабушку посадили на заборчик и стали доставать из огромной сумки провизию: две бутылки водки, огурчики, салатик килограмма два. Видели бы вы голодные глаза полиции!
Вторым номером шла дородная барышня, и поначалу все мужики просто пялились на ее необъятных размеров грудь, но когда из декольте появилось три банки «Девятки», локальный сегмент площади просто зааплодировал.
Третьим и последним героем стал паренек, который своей выходкой сначала всех удивил, а через пару минут все осознали, насколько она продуманная. А он всего-то надел противогаз (даже товарищи в форме напряглись в этом момент), но когда начался залп салюта и весь едкий пороховой дым повалил на Стрелку, всё стало ясно.
«Алые паруса» уже и не вспомню, какого года. Немного потерявшись в названиях мостов, не нашел ничего умнее, как спросить у омоновца. Передо мной их целый ряд. По цепочке с рук на руки они передают безжизненные тела будущего поколения: кто поживее — в автозак, кто помертвее — к скорым.
Я человек интеллигентный и, подойдя со спины к омоновцу, спрашиваю: «Извините, а где тут Троицкий мост?». Дальше следует разворот тела на 180 градусов за долю секунды, глаза красные, рожа свирепая, и видно, что если и не ударит, то ночь в автозаке обеспечена, но нет:
— Добрый вечер, вам надо дойти до набережной и свернуть направо, там пару сотен метров — и вы на месте.
Вот он, когнитивный диссонанс.

Оля Голуб

Мы с подругой на третьем курсе университета (это примерно 2010 год) сопровождали группу студентов-американцев, приехавших по обмену. Они попросили сводить их на «Алые паруса», мы их повели, но предупредили, что там не очень.
Один из американцев, Том или Тим, пошел в туалет — обычный, городской. И долго не возвращался, мы, разумеется, побежали его искать. В итоге нашли: того уже прижали гопники и тычут в морду старой разбитой нокией, мол, он специально толкнул одну из их подруг и якобы разбил ей телефон. Они ему говорят: «Давай, сука, отдавай свой телефон за разбитый». А у американца нормальный такой смартфон. И он уже собирался отдавать свой телефон, но тут подошел наш товарищ и поговорил с гопниками на их языке, покрыл матом и пообещал вызвать ментов прямо сейчас, те быстренько ретировались.
Сам американец даже не понял, как разбил чужой телефон (никак), почему они на него напали и орут что-то на русском. Он хотел и телефон, и деньги отдать, и всё на свете, только чтобы безумные русские оставили его в покое.

Дария Бедная

Свои первые «Алые паруса» я встретила в 2005 году, когда оканчивала среднюю школу. Жила я в тот момент на окраине Петербурга, в Красном Селе, и надобности выбираться, как мы тогда говорили, «в город» особой не было — либо на экскурсии, либо на праздники.
На таких крупных событиях с большим скоплением людей я никогда не была и, естественно, надела всё самое лучшее, в том числе и босоножки на высокой танкетке. Во время праздника так получилось, что мы с подругой отделились от части компании и оказались в эпицентре страшной давки. Как сейчас помню: дышать было практически невозможно.
В давке я лишилась тех самых босоножек и сумки с деньгами, мне предстояло ехать босиком из центра города до Красного Села. Мы нашли часть нашей компании и забрели в кофейню. Я никогда не забуду, как уставшая девушка, глядя на меня, отдала мне свои «рабочие» балетки. До сих пор помню: имя Юля и карие глаза. Спасибо ей большое!
Во второй раз, в 2007 году, когда я уже оканчивала школу, нехотя мы снова отправились на «Алые паруса», где двое юношей попытались познакомиться, а когда не получилось, разбили пустую бутылку об асфальт и решили, что стоит пойти в наступление. С того времени у меня остался, слава богу, только один шрам на правой руке.
В 2012 году — в третий и последний раз на «Алых парусах» — я уже была в качестве помощника режиссера, когда московская команда Кремлевского дворца приехала делать праздник для петербургских выпускников. В их числе оказалась и я. Из того, что мне запомнилось: непрекращающийся дождь, залитый телефон, басист, которого замкнуло током под открытым небом на сцене, попытка дать мне 3000 рублей за возможность попасть на праздник в «обход» и воспаление легких на следующие три недели. C того времени сохранилось вот такое видео: «Алые паруса» оказались для меня не такими уж и алыми.

Олег Макосеев

Это был, кажется, кому далекий, а кому и не очень 2007 год. Тогда я окончил девятый класс и всё стало доступным, а посему было впервые и вновь. Все старшеклассники, кого отпускали родители (кроме выпускников, естественно, их в любом случае отпустили), собрались у здания школы недалеко от метро «Приморская». И, затарившись кто чем мог в ближайшем ларьке, отправились пешком через всю Ваську в сторону центра. Тогда еще не было такого огромного количества запретительных законов, поэтому и ларек был близко к школе и никаких пригласительных на «Алые паруса» не нужно было иметь, чтобы попасть в самое пекло — на Дворцовую площадь. Хотя туда особо никто и не хотел ввиду сомнительных «звезд», дававших концерт для выпускников.
Гуськом, следуя друг за другом, мы вошли в толпу людей, которая начиналась от здания Двенадцати коллегий и простиралась почти на весь центр. Сумбурно перемещаясь по всей этой вакханалии, мы пытались найти пристанище для просмотра верхней части мачты кораблика с алыми парусами, как завещал Александр Грин.
Оказавшись у подножия Дворцового моста со стороны Дворцовой площади, мы поняли, что из-за безумного количества народа и жуткой давки нам не светит увидеть ничего, кроме спин, возвышающихся на перилах моста. И, естественно, как это у нас в Петербурге заведено, прямо перед началом действа с открытого неба пошел ничем не прикрытый дождь. Волевым решением стадного чувства нашей немного оскудевшей, но всё еще грозной толпы, было решено спасаться из сложившейся ситуации бегством. Да-да, как по мановению волшебной палочки (или какие там были напитки), мы все взялись за руки и побежали в направлении стрелки Васьки. В этом не было бы ничего необычного, если не принимать во внимание следующий факт: на мосту было столько народу, что не то что бежать, протиснуться сквозь толпу не представлялось возможным. Тем не менее каким-то образом нам это удалось. Мы бежали очень быстро, постоянно расцеплялись, потом догоняли убежавших вперед. Смеялись, оглядываясь то назад, то вперед, то смотря под ноги, чтобы не споткнуться об окружающих. Наверное, весь наш забег длился меньше минуты, но именно в ту минуту, как мне показалось, я понял, что закончилось такое наивное, доброе и светлое, которое у каждого когда-нибудь да заканчивается. Детство.
ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.