25 ноября 2020

Жительница Ленобласти спасла от сноса старинный финский дом — она перевезла его на свой участок и открыла там музей

Жительница поселка Кузнечное Мария Куск открыла краеведческий музей в старинном финском доме, который должны были снести. Здание перенесли на ее участок и восстанавливали по чертежам из архивов.

Среди экспонатов музея — находки местных жителей и копии предметов, которые археологи обнаружили на участке Марии возле курятника. Помимо выставок в музее проводят мастер-классы по гончарному искусству и рисованию и читают лекции.

Краевед рассказала «Бумаге», как появился «Хутор Milka», что там можно увидеть и как пространство будет развиваться.

Как жительница Кузнечного перевозила старый финский дом к себе на участок, чтобы открыть в нем музей

— Я переехала в Кузнечное 27 лет назад и увлеклась краеведением. За это время у меня набралось огромное число предметов быта и других артефактов — что-то я находила сама, что-то люди отдавали со старых дач. Поэтому в 2014 году я решила, что мне нужно место, где можно это всё выставлять.

В то время в Кузнечном как раз продавался участок, где раньше был финский хутор, с хозяйственными постройками и домом 1914 года. Я его купила, но из-за разных жизненных обстоятельств не смогла сделать полноценный музей — мне пришлось там жить. До 2016 года часть экспонатов выставлялась на улице, а часть внутри.

Потом я узнала, что у нас [в поселке] собираются снести очень красивое здание около станции, которое мне всегда нравилось, — дом рабочих железной дороги, построенный в 1916 году по проекту финских архитекторов Туре Хельстрема и Альберта Лейдениуса. Когда я поехала к этому дому, чтобы забрать что-то для музея, руководитель строительной бригады предложил мне разобрать здание, перевезти и снова собрать у меня на участке.

К сожалению, строители не до конца понимали, что на себя берут: они разобрали и перевезли здание, но собрать не смогли. Мы закончили эту работу в 2017 году уже с другой бригадой. Я осознавала, что буду реставрировать это здание всю оставшуюся жизнь, поэтому решила не ждать окончания ремонта, а выставлять экспонаты, когда помещение приобретет более или менее жилой вид.

В прошлом году мои коллеги рассказали мне о фонде «Внимание» (фонд сохранения исторического наследия Ильи Варламова — прим. «Бумаги»), который помогает реставрировать здания. Там мне ответили, что проект очень интересный, в особенности потому, что здание будет работать как музей. Фонд предложил свою помощь в сборе денег: благодаря этому были вставлены три окна и две двери, восстановлена историческая обшивка с четырех сторон. Чертежи нам прислали из финских архивов. Сейчас приступаем к работе над окнами с исторической расстекловкой и крышей.

Первый перевод был около 150 тысяч рублей. Это большая сумма, но если бы ее не дали, я бы нашла эти деньги. Сейчас же они готовы собрать 1,5 миллиона рублей — такие деньги я бы зарабатывала много лет, поэтому спасибо им за такой подарок (сейчас открыт сбор на восстановление окон на сумму более 300 тысяч рублей — прим. «Бумаги»).

Как на участке проводили раскопки археологи из Кунсткамеры и что сейчас можно увидеть в музее

В 2017 году у музея были только стены, в 2018-м мы сделали крышу, в 2019-м открыли три помещения. В этому году я купила витрины и смогла показывать коллекции уже в четырех залах.

Первый зал — краеведческий: там представлены артефакты от каменного века до шведского периода. Это и настоящие предметы, и копии некоторых вещей, которые хранятся в музеях. Там можно увидеть украшения, наконечники копий, геологическую экспозицию камней Карельского перешейка.

В этом же зале выставлены фотографии и документы, посвященные археологическим раскопкам, которые проходили на моем участке в прошлом году. Около курятника когда-то была финская конюшня, я копалась там в надежде получить артефакты для музея. Нашла подковы, стремена, чесалки для лошадей и еще один маленький предмет, который я приняла за конское украшение. Когда ко мне приехали друзья-археологи из Кунсткамеры совсем по другим делам, они смотрели коллекции музея и заинтересовались находкой — это была фибула, древняя металлическая застежка.

Ребята решили провести раскопки у курятника, получили документы, в итоге работы продлились почти всё лето. На участке обнаружили два памятника — каменного века и Средневековья. Среди находок — наконечники копий, украшения, керамика и останки костей (оригиналы отправили в Кунсткамеру, в музее можно увидеть реплики — прим. «Бумаги»).

Во втором зале музея — этнография, быт Карельского перешейка, предметы, которыми пользовались на протяжении тысячи лет. Также воссоздана комната первых советских переселенцев.

В третьем зале показываем предметы кузнечного искусства: украшения, броши, посуду, которая бытовала здесь на протяжении трех столетий. Есть небольшая экспозиция, которая называется «Кабинет начальника железнодорожной станции»: там представлены фотографии и документы, рассказывающие об истории дома.

Четвертый зал — лекционный, там проводятся мастер-классы по гончарному искусству, изготовлению кукол, рисованию. Я читаю лекции о музее.

Я строила музей для местных жителей, для детей, которые придут и соприкоснутся с историей, поэтому вход у нас бесплатный. Я работаю, держу хозяйство, у нас покупают ягоды, сувениры. Есть жертвователи, кто-то переводит деньги мне на карту в день рождения с пометкой «на строительство музея». Справляемся.

Вместе с учениками местной школы мы снимали фильм про войну по мемуарам блокадницы, в этом году сделали хорошую уличную экспозицию по каменному веку — воссоздали дом человека того периода, а ученики от первого лица рассказывали о нем.

Мы готовим еще два зала — одна экспозиция будет полностью по добыче гранита, потом нам сделают макет дома, в котором я живу, — раньше это был финский магазин. Надеюсь, к весне осуществим, а в следующем году откроем второй этаж: он задуман как кинотеатр, библиотека и выставочное пространство с картинами местных художников.


В Карелии сохранилась единственная в России постройка финского архитектора Ларса Сонка. Вот история 100-летней усадьбы, которую восстановила петербурженка.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Как меняется Петербург
В Петербурге готовят массовый снос хрущевок. Главные тексты «Бумаги» о реновации, которой недовольны жители
В Петербурге планируют построить пять новых мостов через Неву. Что об этом нужно знать? Обновлено
Барда Нельсона могут выселить из его подвала-мастерской на Петроградской стороне
Петербуржцы передали в администрацию президента 22 тысячи подписей против строительства северного намыва
«Настроение: плакать». Как горожане реагируют на открытие «Магнита» на месте старейшего гастронома на Некрасова
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
«Ночлежка» рассказала, что потеряла 12 % частных пожертвований в начале войны. Но ситуацию удалось стабилизировать 🙌
«Пока сможем работать, мы будем работать». «Ночлежка» — о том, как помогает бездомным во время войны и что будет дальше
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.