Партнерский материал
21 июля 2020

«Здесь я поняла, что мои мысли кому-то интересны». Выпускники Европейского университета — о том, почему поступили в магистратуру и бросили всё ради учебы

Как выучить математику после истфака и получить PhD по экономике в США, зачем ради учебы переезжать из Москвы в Петербург и почему лучше не совмещать лекции и семинары с работой?

«Бумага» поговорила с экономистом, историком и социологом, которые окончили магистратуру Европейского университета. Они рассказывают, как вуз изменил их карьеру и отношение к исследованиям.

Партнер материала

Европейский университет в Санкт-Петербурге (ЕУСПб) — независимый российский университет с мировой известностью в области социальных и гуманитарных наук. Это негосударственный вуз, учиться в котором можно на программах магистратуры и аспирантуры.

По книгам и статьям ЕУ преподают более чем в 100 университетах мира. В нем учились и учатся студенты из 40 стран мира, а выпускники добиваются больших успехов в науке, занимают ключевые посты в органах госуправления, бизнесе и НКО.

Любовь Чернышева

Выпускница магистерской программы «Социальные институты и практики». Сейчас оканчивает аспирантуру в социологическом институте РАН и заочно учится на PhD-программе в Университете Амстердама. А также работает над исследовательскими проектами в Академии наук

— До магистратуры в Европейском я училась в СПбГУ на факультете социологии. Когда я поступала, у меня были очень слабые представления о том, что такое социология: мне просто нравилось обществознание и хотелось учиться в университете. Но первые два с половиной года или даже чуть больше мне было неинтересно, и меня немного разочаровало это образование, несмотря на то, что на факультете было несколько очень хороших преподавателей.

А потом случился поворот. У нас на потоке было достаточно много народу, человек сто, и я помню, как на третьем курсе какой-то преподаватель попросил поднять руку тех, кто пришел учиться на этот факультет, потому что хочет заниматься социологией. И руки подняли буквально 4–5 человек. Так мы друг друга увидели и как-то по-другому на всё взглянули.

К тому времени у меня появилась подруга на факультете, и мы стали пытаться обеспечить себе интересную учебу: начали понемногу знакомиться с петербургской социологией, ходить на разные события вне университета. И в какой-то момент поняли, что довольно много людей, которые нам нравятся и кажутся профессионалами, имеют отношение к ЕУ. Так мы решили, что поступление туда — вызов, который нам необходим, если мы хотим разбираться в предмете, о котором к третьему курсу поняли очень мало, к сожалению.

Когда я пришла в ЕУ, то поняла, что мои мысли и идеи могут быть кому-то интересны. На факультете политических наук и социологии (сейчас это просто факультет социологии) было очень мало лекций, но много семинаров — причем таких, где мы не просто делали доклады друг за другом, а читали самостоятельно тексты и потом их обсуждали. Это совершенно потрясающий опыт вовлеченного нахождения в аудитории, когда невозможно и не хочется отвлекаться. Кажется, что коллективная мысль рождается прямо на месте. Я знаю, что многие после ЕУ продолжают аналогичный формат обсуждений, просто встречаясь с коллегами.

Фото предоставлены пресс-службой Европейского университета

После ЕУ я поступила в аспирантуру в социологический институт РАН, которую сейчас заканчиваю, и еще заочно учусь на PhD-программе в Университете Амстердама. Там как раз сейчас преподает научная руководительница моей магистерской диссертации Ольга Сезнева.

Как с третьего курса я начала интересоваться тем, что происходит вне стен университета, так и продолжаю. Мне очень повезло, что я попала в проекты, где было дружеское отношение к участникам и много свободы. Меня это вдохновило, и я решила, что есть смысл заниматься исследованиями и у меня это может получаться.

Сейчас я работаю в [Социологическом институте] Российской Академии наук и занимаюсь несколькими исследовательскими проектами. Один из них — «Живые массивы». Вместе с немецкими и эстонскими специалистами мы исследуем, как развивается постсоциалистическое жилье в России, Эстонии и Германии. Моя часть исследования — петербургские новостройки. Я пытаюсь понять, как в них устроено управление, собственность, соседская жизнь. На базе этого исследования мы с коллегами планируем разработать рекомендации по поводу того, как можно наладить управление этими районами, чтобы избежать негативных сценариев развития. А второй проект направлен на исследование городских конфликтов — точнее, согласование интересов разных групп в процессе развития города. Эту проблему мы исследуем в шести российских городах-миллионниках.

Вообще, могу сказать, что я многому научилась в ЕУ — анализировать, читать, браться за академические задачи и решать их более-менее успешно — и познакомилась с лучшими исследователями страны.


Наталия Мазур
Первый проректор, профессор факультета истории искусств

Рассказы наших выпускников о своей карьере замечательно отвечают на вопрос о том, зачем в наши дни нужно хорошее магистерское образование. Во-первых, это шанс уточнить свой выбор профессии — если вы получили бакалаврскую степень и поняли, что ваши интересы лежат в другой сфере, можно всё исправить, при условии, что в бакалавриате вы научились одной простой вещи — учиться по-честному и всерьез. Во-вторых, без магистратуры сегодня трудно стать по-настоящему квалифицированным специалистом: бакалаврского образования для этого не хватает, бакалавриат — это массовое производство, а в магистратуре (конечно, если это хорошая магистратура) гораздо более специализированный и индивидуальный подход к обучению. Это означает, что после магистратуры у вас появляется серьезное преимущество на рынке труда.


Виталий Мерсо

Выпускник магистерской программы «Финансовая экономика». После магистратуры поступил на PhD-программу в Университете Карнеги-Меллона, а в августе приступает к работе в Федеральном резервном банке Филадельфии

— Я решил поступать на факультет экономики Европейского университета после окончания истфака СПбГУ. Я любил историю, и после школы истфак был совершенно естественным продолжением учебы. Об экономике тогда речи не шло. Но на последних курсах я понял, что после аспирантуры исторического факультета найти хорошо оплачиваемую работу будет трудно, и мне захотелось получить PhD по какой-нибудь интересной специальности и при этом иметь хорошие перспективы найти работу.

Почитав про разные дисциплины, я узнал о финансах и выяснил, что большинство PhD-программ в этой области предлагают стипендии, а рынок труда как академический, так и в государственных структурах и бизнесе, сравнительно неплох. Проблема была, конечно, только в том, что математику и экономику я практически не знал. Поэтому факультет экономики Европейского университета показался мне идеальной промежуточной ступенью.

Поступать было трудно. Я готовился много месяцев, одновременно заканчивая истфак. PhD или европейские магистерские программы по экономике требуют достаточно серьезных математических знаний — не как на матмехе, конечно, но всё же. В реальной работе они могут и не пригодиться, но чтобы получить PhD, нужны. Не могу сказать, что у меня какие-то особые таланты в точных науках, но было надо, и я выучил — просто на упрямстве.

У меня были знакомые, которые учились на истфаке Европейского, и через них я стал общаться со студентами с экономического факультета. А потом пришел на мероприятие для абитуриентов и познакомился с профессорами. Помню, как профессор факультета экономики Кирилл Юрьевич Борисов приободрил меня, сказав, что раз уж я японский самостоятельно выучил, то и математику осилю.

Сейчас я понимаю, что процесс учебы в Европейском университете был очень похож на первые два года обучения на американских PhD-программах. Много математики, очень интенсивные курсы. Надо быть готовым заниматься всё время и понимать, что, несмотря на все усилия, какая-то часть материала всё равно останется за пределами понимания — а это может быть довольно неожиданным после бакалавриата.

Совмещать учебу и работу в магистратуре Европейского университета, на мой взгляд, невозможно. Я работал до поступления, накопил средств. Кроме того, Европейский платит хорошую стипендию, мне удалось получить и дополнительные стипендии. Домашние задания и подготовка к экзаменам отнимали всё свободное время. Было гораздо сложнее, чем на истфаке, но моя цель была достигнута.

Профессора Европейского университета Максим Буев, Юлия Вымятнина и Хакан Эраталай написали, видимо, отличные рекомендательные письма, потому что в итоге я поступил на PhD по финансам в Карнеги-Меллон. В марте я защитил диссертацию и принял приглашение на работу в Федеральный резервный банк Филадельфии. Буду заниматься исследованиями и разрабатывать решения на основе машинного обучения для изучения вопросов, определяющих экономическую политику. Без факультета экономики Европейского университета этого бы точно не случилось.


Наталия Мазур
Первый проректор, профессор факультета истории искусств

Сейчас часто говорят о том, что высшее образование девальвировалось, что оно не помогает устроиться на хорошую работу, что опыт важнее, чем диплом. Это заблуждение, возникшее из-за падения качества образования, с одной стороны, и разрыва между рынком труда и системой образования, с другой.

На самом деле диплом вуза с хорошей международной репутацией сегодня ценится выше, чем раньше. Приведу простую аналогию: чем больше на рынке контрафакта и вещей, на скорую руку сделанных в Китае, тем выгоднее выглядят на их фоне качественные европейские изделия. Бывает, что спрос в какой-то области так велик, что на диплом никто особо не смотрит (так сейчас обстоят дела в IT), но именно эти, наспех набранные кадры, как правило, страдают первыми при насыщении рынка и тем более при кризисе.


Владимир Коршаков

Выпускник магистерской программы «Политические процессы и институты». Работает в исследовательском центре Res Publica и ведет исторический твиттер «Русские летописи», на который подписаны 16 тысяч человек 

— В бакалавриате я изучал политологию в Высшей школе экономики в Москве. Но в магистратуру решил поступать в Европейский. Одна из причин заключалась в том, что мой однокурсник писал диплом на тему «Интеграторы российской политической науки». Интеграторы — это понятие, обозначающее ученых, которые цитируются во всех областях науки. В результате выяснилось, что среди интеграторов в российской политической науке есть только один человек — Владимир Гельман — и он преподает в Европейском университете.

Благодаря этому яркому моменту я вообще узнал об этом вузе. Потом, разумеется, я много выяснил о нем, о преподавателях — и решил поступать туда в магистратуру, чтобы затем заниматься наукой. Я поступил. И чтобы учиться в магистратуре, переехал из Москвы в Петербург.

Учеба на бакалавриате и в магистратуре — это разные вещи. В бакалавриате ты учишь одновременно много разных дисциплин. А в магистратуре предметов меньше, но изучаются они гораздо глубже. Поэтому, если в бакалавриате тебе условно за неделю нужно прочитать 30 статей, то в магистратуре ЕУ, особенно на первом курсе, за неделю нужно было прочитать несколько книг.

Ходят легенды о каких-то людях, у которых получалось работать во время учебы, но я бы не советовал этого делать. Со стороны может показаться, когда смотришь расписание, что у тебя всего три-четыре предмета в семестр, но потом оказывается, что каждый из этих предметов требует 8–10 часов самостоятельной работы. Главное отличие магистратуры Европейского университета от других, как мне кажется, в том, что в ней не заставляют доучивать что-то из бакалавриата, а учат исследованиям. Для меня это было очень важно.

В Европейском я пришел через политологию к истории — и летом 2015 года начал вести исторический твиттер «Русские летописи». Я тогда перешел на второй курс магистратуры, и мы с научным руководителем как раз определились с темой диплома о политической терминологии, которая использовалась в средневековых новгородских источниках: как они обозначали себя, как думали о князьях, соседних государствах и в каких словах это выражали.

И, просто сидя с очередной летописью в Российской национальной библиотеке, я вдруг понял, что новгородское летописание очень сжатое и идеально укладывается в структуру твиттера, потому что влезает в существовавшее тогда ограничение в 140 символов. Я веду его до сих пор: цитат стало меньше, потому что объем летописи конечен, но я стараюсь, чтобы формат не размывался, и сохраняю историческую тематику.

Сейчас я работаю в ЕУ и занимаюсь наукой. Моя работа заключается преимущественно в исследовании истории новгородской республики и роли церкви в политической жизни новгородского общества с XIII по XV век. Это такая чисто историческая работа, и в следующем году я надеюсь защитить ее в качестве кандидатской диссертации по истории. Кроме того, мы с коллегами разрабатываем новую магистерскую программу по истории понятий. И если всё сложится, осенью мы ее презентуем и через год у нас будет первый набор.


Наталия Мазур
Первый проректор, профессор факультета истории искусств

Кроме репутации вуза важно и то, какие навыки вы вынесли из образования и какие связи приобрели. Если вас научили думать, ставить и решать проблемы самостоятельно, если во время обучения вы установили хорошие рабочие контакты — как «вертикальные», со своими преподавателями и потенциальными работодателями, так и «горизонтальные»  со своими соучениками, — у вас намного больше шансов найти интересную работу по профессии. Очень трудно сделать это в бакалавриате, когда на курсе несколько сотен человек. После хорошей магистратуры с небольшим числом студентов сделать это гораздо проще.

Кризис — отличное время для того, чтобы получить магистерское образование. Хорошую работу в кризис найти трудно, а тратить время на работу, не соответствующую квалификации, обидно. Лучше вложить пару лет в качественное образование, чтобы потом стартовать с более высокой позиции.


Почему стоит попробовать поступить в магистратуру именно в Европейский? 

  1. По данным рейтинга газеты «Деловой Петербург» 2019 года, у выпускников Европейского университета самая высокая зарплата среди выпускников всех «гражданских» вузов Петербурга.
  2. Максимальный набор на программу в ЕУ — 23 человека на курс, а с каждым курсом работают около десяти преподавателей. При таком соотношении обеспечивается индивидуальный подход к каждому студенту и каждому магистерскому исследованию.
  3. Европейский университет стабильно входит в рейтинг QS по социологии и по искусству и гуманитарным наукам. Кроме того, ни один преподаватель, сотрудник или выпускник ЕУ университета не фигурирует в базе «Диссернет».
  4. Еще один немаловажный критерий — умеренная стоимость обучения, большие скидки и высокие стипендии для тех, кто хорошо учится.

Ольга Кузина
Авторы: Ольга Кузина
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Новые тексты «Бумаги»
На «Бумаге» — премьера клипа «Научи меня жить» от группы «Простывший пассажир трамвая № 7»
От хюгге-кэмпа до экофермы: блогеры рекомендуют необычные места для путешествия по Ленобласти
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Лауреатка «Золотой маски» передаст премию петербургской художнице Саше Скочиленко
Саше Скочиленко не предоставили обещанную диету в ИВС. У нее случился приступ, рассказала адвокатка
Военные действия России в Украине
Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
Что произошло в Украине 14 мая? Возможное отступление России из Харьковской области и продолжающийся штурм «Азовстали»
Власти Петербурга говорят про возможный завоз холеры беженцами из Украины. Этому стоит верить? Разбираемся с инфекционистом
Что произошло в Украине 11 мая? Планы по присоединению Херсонской области к России и запрет Instagram в ДНР
Провластное движение «Поколение Z» сменило название. Его лидер назвал военные действия в Украине катастрофой
Экономический кризис — 2022
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
Давление на свободу слова
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
Илья Красильщик запускает новое медиа «Служба поддержки». Его частью станет анонимный чат для тех, кто пострадал от российских властей
Петербургских активистов массово преследуют перед 9 Мая. Главное о делах против «Весны», феминисток и людей с антивоенной позицией
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.