15 апреля 2016

«Всё, что вы постите, вам не принадлежит»: этично ли использовать фото и другие публичные данные в своих целях

Петербургский художник Егор Цветков опубликовал фотопроект Your Face is a Big Data, вызвавший большой ажиотаж среди российских и зарубежных СМИ и пользователей интернета. Фотограф снимал случайных людей в метро, после чего находил их фото в социальных сетях с помощью приложения с технологией распознавания лиц и совмещал два снимка.
Пользователи соцсетей обсуждали, насколько законно и правильно не просто находить фотографии людей в интернете, но и использовать информацию о них в подобных проектах без разрешения. «Бумага» спросила у специалиста по big data, социолога, фоторедактора и руководителя службы компьютерного зрения «Яндекса» о том, считается ли информация, публикуемая в социальных сетях приватной, этично ли ее использовать в своих целях и как доступ к данным других людей меняет привычные представления о личном и публичном.

Почему в публикации личных фото в СМИ нет ничего неэтичного

Александра Горохова

Фоторедактор, фиксер. Сотрудничала с «Русским репортером», Meduza, National Geographic, Time
— Я, честно, не вижу здесь со стороны СМИ ничего неэтичного. Нужно спрашивать, этично ли делать такие проекты, используя в них фотографии других людей, и получать какую-то выгоду. Со стороны СМИ публикация снимков в качестве рассказа о том, что был такой фотопроект, — это нормально. Что касается законности, если человек является основным объектом съемки, то выкладывать его фото без разрешения запрещено. А если его, например, в толпе сфотографировали, то проблем нет. Но здесь нужно смотреть на исходники фотографий. Если автор фотографировал девушку или молодого человека, сидящего на скамейке в вагоне метро вместе с остальными людьми, и потом обрезал или затемнил остальных и высветил ее — это одно. В этом случае здесь не совсем всё понятно. Но мне всё равно кажется, что эта история о том, что мы живем в эпоху информационных технологий, когда ты можешь найти всё что угодно. И здесь стоит вопрос о том, как ты себя можешь обезопасить благодаря настройкам приватности.

Почему данные, опубликованные в соцсетях нельзя считать личными

Александр Крайнов

Руководитель службы компьютерного зрения и технологий искусственного интеллекта «Яндекса»
— Уровень распознавания изображений в целом и уровень распознавания лиц в частности резко выросли вследствие бурного развития технологий искусственных нейронных сетей. В «Яндексе», как, впрочем, и в любой другой передовой компании, эти технологии развиваются очень активно. Сейчас без этого нельзя. Мы используем их для поиска похожих изображений в интернете.
Думаю, что этот фотопроект можно считать этичным. Пользователи сами выкладывают много личной информации в открытый доступ. А вот использовать для таких целей данные, закрытые от посторонних, на мой взгляд, неэтично. Вообще, этичность и законность подобных алгоритмов нужно рассматривать в каждом конкретном случае.
К примеру, они могут использоваться в целях безопасности: чтобы камеры наружного наблюдения могли детектировать преступников или людей, которые подозрительно себя ведут. Возможно, этот проект еще раз обратит внимание на тот факт, что информация, выложенная в открытый доступ в интернете, является публичной и может оказаться доступной кому угодно. Люди часто об этом забывают.

Алексей Натекин

Основатель DMLabs и OpenDataScience
— Такого рода проект настолько же этичен, насколько выкладывание фотографий в публичный доступ. Ведь если мы зайдем на страницу пользователя, запомним его фото и встретим его на улице — что в этом плохого? Подобные алгоритмы, конечно же, активно используются в коммерческих приложениях: выявление плохих заемщиков в отделениях банков, определение лояльного или постоянного покупателя в сети магазинов, приложения безопасности и правопорядка. Этичность и законность всё та же: раньше на футбольных матчах плохих фанатов выискивали люди с фотографической памятью. Этично ли родиться с таким даром и развивать его?

Как технологии подобные Find Face меняют восприятие личного и публичного

Полина Колозариди

Исследовательница ЛПИ НИУ ВШЭ и Центра изучения интернета и общества
— Проект Your Face is a Big Data показывает, что анонимность больше не подконтрольна человеку. Это не событие одного дня, интернет уже давно перестает быть отдельным «виртуальным» пространством, по которому вы можете путешествовать, сохраняя инкогнито.
Это не означает, что прежняя граница приватного и публичного изменилась по воле гаджетов. У гаджетов вообще нет воли. Меняется общественная жизнь: от массового общества мы переходим к миру сетей и сообществ, соединенных линиями социальных связей. Люди не боятся выкладывать свои фотографии, потому что не чувствуют себя под взглядом миллионов, а считают, что их видят только те, кому это нужно. Показывать хрупкость этой конструкции, ее «сделанность» — очень важно, я полагаю, что фотографии Егора Цветкова делают именно это. Но они не меняют ситуацию, скорее, предъявляют нам ее обратную сторону.
С тем, чтобы найти человека в интернете или, наоборот, найти какого-нибудь блогера в материальном воплощении, давно уже нет проблемы. Проблема начинается, когда кто-то не хочет быть найденным. Действительно, это становится всё сложнее. Тем, кто хочет скрываться, приходится овладеть навыком шпионов и знаменитостей: не оставлять следов и прятаться от камер папарацци, которые теперь могут оказаться в любом месте и в любое время.

Алексей Натекин

Основатель DMLabs и OpenDataScience
— Будет отлично, если такие технологии размоют понятия этичности и станут поводом для их более широкого переосмысления. У людей нет персональных данных кроме паспорта и биологических образцов. Это новая реальность, с которой нужно смириться, и понять, как теперь удобнее жить. Всё, что лежит в интернете, что вы выкладываете себе на стены, что вы лайкаете, что вы постите в Instagram — это не персональные данные. И если они кому-то и принадлежат, то разве что сервису, где вы их выложили. Надо привыкнуть к тому, что больше информации становится открытой обо всех и пользоваться ей могут все. Появляются новые возможности для поиска и открытий, совершенно другие механизмы ведения track record, да и вообще, человека «с плохой кармой и грязными делишками» можно будет сразу распознать и уже самостоятельно решать, что с ним делать. А уже дальше вот какой вопрос: этично ли вскрывать грязные дела плохих людей?

Почему жизнь без социальных сетей больше невозможна

Григорий Юдин

Кандидат философских наук, научный сотрудник ВШЭ
— Многие из тех, кто заводят себе аккаунт в сети, воспринимают это скорее как свое приватное пространство, куда они могут впустить только тех, кого захотят. Но теперь вдруг выясняется, что твой профиль в социальных сетях — это твое публичное лицо, хочешь ты этого или нет. Ты вдруг чувствуешь себя героем фильма «Шоу Трумэна», потому что для публики нет ничего более интересного, чем то, что ей видеть не положено.
Однако и пути обратно тоже нет: коммуникация через сети для многих заменила живое общение, которое становится всё менее возможным. Конечно, всегда можно повесить цветок на аватар, придумать псевдоним и удалить фотографии — но в этом случае ты заведомо лишаешься отнюдь не публичной жизни, а самого что ни на есть частного общения.
На это немногие в состоянии пойти. Это показали уже события с военнослужащими, которые не могут удержаться от того, чтобы размещать фотографии и информацию о себе в социальных сетях, даже находясь на задании. Можно ли запретить им вести личные страницы? Можно, но для многих из них цена окажется слишком высокой, потому что исчезнуть из сетей будет означать социальную смерть. Современные государства привыкли лишать людей публичной жизни в обмен на полноту жизни приватной, но сегодня, похоже, эта сделка перестает работать.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
В соцсетях пишут о переброске военной техники к границе с Финляндией. Что об этом говорят в ЗВО?
Возможная эвакуация с «Азовстали», ответ России на вступление Финляндии и Швеции в НАТО и окончательный уход McDonald’s. Главное к 16 мая
Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
Экономический кризис — 2022
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
Давление на свободу слова
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.