16 октября 2019

«Я просто рассказываю, как живу». Подопечные «Ночлежки» — о том, почему решили проводить экскурсии в Петербурге

В 2018 году в приюте благотворительной организации «Ночлежка» проживало 145 бездомных людей. Больше половины из них в итоге смогли выбраться с улицы. Один из главных факторов в этом процессе — трудоустройство. Получив работу, бездомный человек может накопить денег, снять жилье и покинуть приют. Но из-за проблем с документами, здоровьем и конкуренции на рынке труда самостоятельно устроиться на работу получается не у всех.

«Бумага» вместе с благотворительной организацией «Ночлежка», проектом экскурсий «Открытая карта» и мобильным гидом Surprise Me подготовила спецпроект о том, как бездомные люди в Петербурге ищут работу и приобретают навыки, которые помогают им трудоустроиться.

Координаторы «Открытой карты» также провели курс по подготовке экскурсий для подопечных «Ночлежки» — Мария, Дмитрий и Лариса научились планировать маршруты, искать информацию и рассказывать свои истории.

Мария Власова, Дмитрий Князев и Лариса Слесаренко живут в приюте благотворительной организации «Ночлежка». В сентябре вместе с координаторами проекта «Открытая карта» они составили собственные маршруты по Петербургу и теперь могут проводить экскурсии.

Мария и Дмитрий посвятили свои прогулки темам, связанным с бездомностью. Лариса — Адмиралтейству. ‌Экскурсии проходят за донейшен: в конце участники сами решают, сколько денег оставить экскурсоводу. Все средства после пеших экскурсий авторы смогут забрать себе. Также по маршруту Ларисы можно пройти самостоятельно, купив аудио-версию на сервисе Surprise Me.

Жители «Ночлежки» рассказали «Бумаге», почему решили участвовать в этом проекте, как готовились и чем их экскурсии отличаются от обычных прогулок по городу.

Мария Власова: «Я предлагаю всем участникам экскурсии сделать тест на ВИЧ»

 

В «Ночлежке»

3 месяца

Экскурсия

«Невидимые люди, неудобные темы»

Регистрация на экскурсии

26 октября
27 октября 

Марии Власовой 35 лет. С 2013 года она живет с ВИЧ-положительным статусом, а до переезда в Петербург полтора года лечила в московской больнице тяжелую форму туберкулеза. Выписывалась Мария в никуда, и знакомые посоветовали ей обратиться в «Ночлежку». В своей экскурсии «Невидимые люди, неудобные темы» Мария говорит о проблемах, которые не принято открыто обсуждать: ВИЧ, туберкулез, бездомность, проституция.

— Моя экскурсия связана с темой стигм: ВИЧ-инфекция, туберкулез, бездомность, проституция. В основном на эти темы не принято говорить открыто, так, как это делаю я. Таких людей в обществе — кроме больниц и полицейских участков — стараются не замечать. Я же считаю, что о них важно говорить, потому что эти люди такие же полноценные члены общества, как и все остальные.

Почему про ученых можно говорить, про спортсменов можно говорить, а про нас, бездомных, как-то особо нет? Как меня некоторые спрашивают, ты что этим гордишься? Нет, я просто рассказываю, как я живу: как я стала бездомной, как лишилась квартиры, рассказываю о своем ВИЧ-положительном статусе, о том, что у меня был туберкулез и о работе в сфере секс-услуг.

ВИЧ-положительный статус у меня с 2013 года. Он работает на меня. У врачей такой статус обозначается плюсиком, и я всегда в плюсе. Я говорю о нем, и на меня обращают внимание — я стала участвовать в каких-то съемках, проектах. Я стала узнаваемым человеком, много пишу в Facebook — и про ВИЧ, и про туберкулез, и про операцию, которая у меня была.

Фото: Виктория Цвиренева

Вообще, я из Владимирской области, но после смерти бабушки уехала жить в Москву. В какой-то момент мне поставили диагноз саркома Капоши (злокачественное образование, вызванное вирусом герпеса человека — прим. «Бумаги») и полтора года я провела в больнице. Врач сказала, что жить мне осталось недолго, и одна знакомая пообещала, что будет и ухаживать за мной, и хоронить, если я перепишу на нее квартиру. Мне кажется, она тогда на меня надавила. Вскоре ей надоело ждать, когда я умру, и она продала квартиру. До этого она обещала мне прописку у себя, но, конечно, ничего такого не сделала.

Я вышла из больницы в Москве в никуда. У меня ничего не было. На полгода я устроилась на работу с проживанием, но опять попала в больницу. Когда пришло время выписываться, мне снова было некуда пойти. В Facebook люди знали, что я выписываюсь в никуда, и одна знакомая прислала мне ссылку на «Ночлежку». Я связалась с директором, и мне сказали, что можно приехать. Я собрала вещи и поехала в Петербург.

На нашем маршруте мы проходим Московский вокзал, 1-ю Советскую улицу, где карета, останавливаемся на Дегтярной улице и там, где были публичные дома. Конечная точка — офис, где я работаю (организация «Серебряная роза», которая помогает секс-работницам и работникам — прим. «Бумаги»). Там я предлагаю всем участникам экскурсии сделать тест на ВИЧ.

Дмитрий Князев: «Я рассказываю о трудовых домах, где зачастую процветает рабство»

В «Ночлежке»

8 месяцев

Экскурсия

 «Глазами бездомного»

Регистрация на экскурсии

26 октября
27 октября 

Дмитрию Князеву 31 год. Он живет в Петербурге с 25 февраля 2019 года. Дмитрий приехал сюда из Москвы, где несколько лет жил на улице. Свою экскурсию «Глазами бездомного» он проводит по зданию «Ночлежки» на Боровой улице. Он рассказывает в том числе о том, как выжить на улице.

— Я жил на улице, в притонах, в блатхатах (пустая квартира, которую используют как публичный дом или притон — прим. «Бумаги») в Москве. Мне кажется, важно рассказывать о теме бездомности, потому что каждый человек должен иметь представление о том, что это такое. Та или иная ситуация может стать примером для других людей, помочь не попасть в такую же.

Например, в своей экскурсии я рассказываю о трудовых домах, где зачастую процветает рабство. У людей забирают документы, используют их дешевый труд. Ты делаешь всю грязную работу, которая не каждому человеку по силам: таскаешь камни, убираешь мусор. А платят, грубо говоря, 500 рублей в день. В «Ночлежке» запрещено работать в таких местах. Каждый человек, конечно, сам себе хозяин, сам решает, работать ему там или нет. Но иметь 3,5 тысячи рублей в неделю, мне кажется, смешно. Очень тяжело выжить.

Я родом из Таджикистана. Мою маму посадили в 1999 году, меня отдали в детский приют, в 17 лет так получилось, что меня посадили, долгое время я пребывал в местах лишения свободы. В 24 года я освободился. Пришел в детский приют, попросил помощи, на что социальные работники развели руками — совершеннолетний.

Когда я истребовал те документы, которые у них были на меня, мне отказали. Сказали, что могут выдать их только по запросу какого-то государственного учреждения. Я полгода погулял, а потом опять получил год и шесть. Всего я был осужден три раза. В последний раз условно-досрочно освободился и с 2017 года пока еще не сижу.

До приюта я года два скитался с матерью и сейчас вот во взрослой жизни года два-три непонятно, как существовал. Употреблял наркотики. Время быстро пролетало, поэтому я как-то особо и не помню.

У меня нет гражданства Российской Федерации. Сюда я приехал через знакомых в Москве, которые приняли участие в моей судьбе, позвонили в «Ночлежку». Сначала боялся, что это чужой город, знакомых нет, но на данный момент всё складывается благополучно. В Москве, к сожалению, я не мог получить гражданство, никакого движения по этому вопросу не происходило. Здесь я снял все свои судимости, получил характеристики и подал документы на гражданство.

Сейчас я работаю волонтером в «Ночлежке». Летом на станции метро «Обухово» открылся ночной приют, и я там дежурю. Планирую пока быть здесь. Документы у меня уже на стадии получения. Надеюсь, в ближайшие месяцы получу паспорт. В будущем хотелось бы, конечно, попытаться получить жилье. Мне, как сироте, положено от государства жилье. Но, чувствую, это будет даваться не так легко.

Люди, которые приходят ко мне на экскурсию, приходят прямо сюда, к Боровой 112Б. Я завожу их в зал ожидания, мы ждем, если кто-то опаздывает, и я начинаю свой рассказ.

Я провожу экскурсию по «Ночлежке», потому что плохо знаю город, а тема бездомности мне по душе, поскольку я в этой каше варюсь, варился и знаю много нюансов. Я показываю, как устроена «Ночлежка» — приют, библиотека — и рассказываю, как она помогает бездомным. Чтобы у людей было представление об этой организации, возможность получше о ней узнать.

 Лариса Слесаренко: «Я выбрала такой маршрут, потому что в этом году работала в Адмиралтействе»

В «Ночлежке»

около года

Экскурсия

 «Адмиралтейство: вчера и сегодня»

Регистрация на экскурсии

26 октября
27 октября 
Аудио-версия

Ларисе Слесаренко 53 года. В Петербурге она живет около двух лет. Лариса участвует в проекте с аудио-экскурсией «Адмиралтейство: вчера и сегодня», но проведет и две пеших прогулки. О бездомности в своей экскурсии Лариса не рассказывает.

— Думаю, людям будет интересно послушать мою экскурсию, так как сейчас многим интересно то, чего нельзя найти в интернете и в газетах. Я неделю сидела в библиотеках, с утра до вечера. Мы с Ваней (участником проекта «Открытая карта» — прим. «Бумаги») целый день сидели на площади Островского, потом я одна была и на Фонтанке, и на Московском проспекте (там находятся читальные залы Российской национальной библиотеки — прим. «Бумаги»). Очень много информации: тяжелее всего было выбрать и составить связный и интересный рассказ.

Я живу в Петербурге второй год. У меня всю жизнь была мечта — приехать в Петербург, но как-то не получалось. Наконец приехала, в 52 года. Я из Уфы, но много лет жила в Москве. Хотя всегда недолюбливала этот город — он очень жесткий. А в Петербурге мне нравится всё: Александро-Невская лавра, я часто там бываю, Невский проспект от Адмиралтейства до площади Восстания, библиотеки, памятник Екатерине, фонтан с шариком на Малой Садовой, [памятники] коту Елисею и кошке Василисе.

Когда жила в Москве, я не работала. 15 лет сидела дома, потому что сын больной — он астматик, был на домашнем обучении. Но муж хорошо зарабатывал, денег всегда хватало. А потом мы с мужем разошлись, и я уехала в Уфу. Три года назад я вернулась в Москву на вахту, комплектовщицей на склад. Отработала два месяца, а денег не получила. Пришла за зарплатой, а мне выдали на руки 5 тысяч рублей. На вопрос, что это такое, вытащили лист, а там — штраф, штраф, штраф. Объяснили, что это бригадный штраф — хорошая отмазка. На 5 тысяч рублей я даже до дома доехать не могла.

Я пошла в рабочий дом. Я хорошо готовлю — меня сразу затолкали на кухню. Обещали каждую неделю аванс, но я сказала, что месяц или два отработаю, чтобы получить нормальную сумму и уехать домой. Через два месяца я подошла к руководителю дома и спросила о зарплате, но мне ничего не заплатили и выгнали. Так я очутилась на краю Москвы в полдвенадцатого ночи, без копейки денег в кармане. Потом помощник руководителя этого дома выбежал за мной, дал мне карту «Тройка». Я поехала на «три вокзала», а на следующий день — в Питер.

Ехала на электричках зайцем, от контролеров убегала. Пока спала, у меня украли документы. Приехала на Московский вокзал: никого не знаю, уставшая, голодная, грязная. Увидела объявление и опять пошла в рабочий дом — хоть поесть и выспаться, а потом уже дальше решать, что делать. Мне повезло: тот рабочий дом только-только открылся и там было еще человеческое отношение. Меня опять отправили на кухню. Потом туда привезли еще одну женщину, и она рассказала мне о «Ночлежке».

Когда приходишь в «Ночлежку», на каждого жителя составляется маленький план, есть определенные важные пункты, которые нужно выполнить. Я пришла с двумя просьбами: мне надо было восстановить документы и найти работу. Документы мне сделали, всё прекрасно, а с работой я тормознула из-за здоровья. Хотя безделье убивает: безденежье, когда ты не можешь заработать, и безделье.

Я выбрала такой маршрут для экскурсии, потому что перед парадом в честь Дня Военно-Морского Флота в этом году работала в Адмиралтействе. Там был небольшой ремонт, и мы после него убирались. Конечно, я мало где там была внутри, но что-то видела, об этом и рассказываю. Мы начинаем с главного входа в Адмиралтейство и идем к Медному всаднику, проходим Сенат, набережную — все достопримечательности, расположенные рядом.

Тему бездомности в своей экскурсии я не затрагиваю. Я говорю об истории, рассказываю мифы и легенды, связанные с Адмиралтейством: о том, что под главной башней расположен атомный реактор, что в «яблоке» золотые монеты и вещи Петра I, что каждую весну вокруг шпиля Адмиралтейства кружат ласточки.


Как мы делали этот спецпроект:

Ребята из «Открытой карты» — Иван Гуторов, Анна Петухова и Елена Погребная — обучали подопечных «Ночлежки» вести экскурсии.

Сервис Suprise Me подготовил аудио-экскурсию. Озвучил ее Александр Щагин.

Отдел спецпроектов «Бумаги» разработал и спродюсировал проект. Сотрудники «Ночлежки» во всем помогали.

Ольга Кузина
Авторы: Ольга Кузина
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Как бездомные ищут работу в Петербурге. Спецпроект
«Это важные истории, которые ребята научились рассказывать». Как бездомные прошли курс «Открытой карты» и водят экскурсии — о ВИЧ, жизни на улице и «Ночлежке»
«Мы делим с бездомными ответственность за их судьбу». Как «Ночлежка» помогает подопечным вернуться в общество, обучиться профессии и найти работу
Трое подопечных «Ночлежки» рассказывают, как остались без дома — но нашли работу в ресторане на Новой Голландии и прачечной
Актуальное
На «Бумаге» — премьера клипа «Научи меня жить» от группы «Простывший пассажир трамвая № 7»
От хюгге-кэмпа до экофермы: блогеры рекомендуют необычные места для путешествия по Ленобласти
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&M в России начнется 1 августа
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.