Что значит «партнерский материал»
Меткой «Партнерский материал» отмечена наша нативная реклама. Это журналистские тексты, которые редакция «Бумаги» подготовила при спонсорской поддержке. Наши партнеры помогают выпускать материалы на темы, которые им кажутся важными. Например, компании, разделяющие ценности здорового образа жизни, могут поддержать публикации о любительском спорте, вузы и технологические компании — рубрику о науке, а петербургские бренды — истории о городских героях.
Сделать спецпроект с «Бумагой»
«Если ты топовый специалист, неважно, какого ты пола»: программистки VK, DataArt и «Газпром нефти» — об отношении к девушкам в IT, выборе профессии и том, почему любят кодить

Откуда берется стереотип, что программирование — это мужская работа? Кто влияет на решение девушек пойти в сферу информационных технологий: близкие, учителя или друзья? И может ли пол стать препятствием для карьеры в IT?

Программистки трех крупных петербургских компаний — «ВКонтакте», «Газпром нефти» и DataArt — рассказывают, почему выбрали работу в IT, сталкивались ли с сексизмом в школах, вузах и на собеседованиях и как начинающему специалисту справиться с конкуренцией.

Мария Жавадова

Менеджер по продукту «ВКонтакте»

Фото предоставлено «ВКонтакте»

Мне всегда было сложно отвечать на вопрос, [сколько я работаю в IT], потому что часто моя работа совмещает в себе несколько ролей. Я пришла в компанию системным администратором в 2014 году. В процессе работы стало понятно, чего не хватает в мониторинге продукта, поэтому мы с коллегой стали заниматься развитием системы статистики и мониторинга. Возникали задачи, требующие разработки, а в компании не хватало людей — пришлось разбираться и делать это самостоятельно.

Потом в VK пришли два крутых дата-сайентиста, а инфраструктуры для работы с большими объемами данных не было — я начала заниматься ее развитием. Так во «ВКонтакте» появилось окружение для анализа больших данных и машинного обучения. Мы стали разрабатывать умную ленту, рекомендации, алгоритмы поиска хороших авторов и многое другое.

Сейчас занимаюсь разработкой новых продуктов. Мы с коллегами придумываем, как можно улучшить жизнь наших пользователей, запускаем эксперименты и исследуем результаты — реализуем только лучшее.

«Близкие не кричали: „О нет, дочь — айтишник, горе в семье”»

Я старалась выбрать область, которая с одной стороны будет интересной, с другой — способной приносить доход. Еще в школе я любила информатику, участвовала в олимпиадах по программированию. Близкие не падали в обморок, не кричали: «О нет, дочь — айтишник, горе в семье». Мне повезло, в моей семье, школе, университете не было места господству стереотипов и сексизма.

Я училась в ГУАПе по специальности «Информационные технологии в медиаиндустрии». Она хороша для тех, кто до конца не определился с будущим, потому что включает в себя дисциплины по многим направлениям: мы изучали программирование, информационную безопасность, компьютерную графику и даже основы кинематографии. Конечно, все знания базовые, но это помогает понять, насколько это направление интересно и как построить свое обучение дальше.

Но, конечно, все профессиональные знания я получила на работе. Невозможно жить в мире IT, не развиваясь постоянно. Вся информация легкодоступна, было бы только желание учиться.

«На собеседовании пять мужчин подарили мне розу»

Мне приходилось сталкиваться со стереотипом, что программирование — это мужская работа. Думаю, это связано в большей мере с количеством девушек в профессии, а это в свою очередь — с сексизмом в некоторых школах и вузах. Но скоро это изменится.

В VK я была одним из первых технических специалистов женского пола. Когда в нашем отделе появилась еще одна девушка, коллеги порой шутили на тему «почему в этой команде так много девушек». Но на самом деле всё меняется, сейчас в VK всё больше талантливых девушек-разработчиков, тестировщиков, дата-сайентистов, руководителей отделов.

Сейчас [моей работе] удивляются реже. Еще 5–10 лет назад такую реакцию я встречала куда чаще. Например, была забавная ситуация, когда я пришла на интервью в одну международную компанию. Собеседование проводили пять мужчин, подарили мне розу и задавали вопросы в стиле: «Что в вашей жизни пошло не так, если вы оказались в IT?».

«Девушкам нужно дважды доказывать свою компетентность»

Я задала вопрос, [существуют ли в России преграды для девушек в IT], своим коллегам мужского пола из «ВКонтакте». И они все уверенно отвечали, что нет, если ты топовый специалист, то неважно, какого ты пола. Это правда. На рынке IT в целом кадровый голод, а специалистов высокого уровня катастрофически не хватает, для них все двери открыты. Но топом нужно как-то стать.

Начинающему специалисту сложнее, но есть решения. Можно попробовать себя в крупной IT-компании. Там с большой вероятностью умеют оценивать кандидата, не принимая во внимание его пол. Нужно научиться на собеседованиях понимать: это справедливая критика в твой адрес или просто интервьюер негативно настроен (такое бывает). Потому что каждое такое собеседование сильно бьет по самооценке.

На мой взгляд, самое главное — позиционировать себя как специалиста и не рассчитывать на поблажки в стиле «я же девочка, мне простительно». Да, девушкам действительно нужно бороться со стереотипами и дважды доказывать свою компетентность. Это несправедливо, так быть не должно. Но только работая, опровергая стереотипы, можно избавиться от них в будущем.

Ольга Шабанова

Ведущая специалистка отдела развития отраслевых решений «Газпром нефти»

Фото предоставлено «Газпром нефтью»

Я работаю в основном со статистикой и большими данными. Последние 5 лет занимаюсь разработкой систем учета потоков данных. Объясню на примере из смежной сферы: все крупнейшие розничные сети уже давно используют сбор и анализ данных о покупателях, чтобы составить поведенческие модели и прогнозировать их потребности.

Мы же изучаем данные и «поведение» технических объектов. В процессе работы они формируют большие потоки информации, требуют качественной эксплуатации, максимального внимания и бесперебойного обслуживания.

Для меня очень важно, что на работе я могу развиваться разносторонне, постоянно пробовать себя в чем-то новом и интересном. В какой еще компании программисты могут похвастаться созданием цифровой системы для нефтедобывающей платформы в Арктике или нейросетей для управления огромным производством?

Многие думают, что искусственный интеллект и подобные технологии — это очень далекое будущее. Но оно уже наступило. К примеру, в одном из наших офисов мы создали программу, которая контролирует остаток чернил в принтере. При небольшом остатке краски бот сам формирует заявку на покупку картриджа и проводит онлайн-аукцион.

«Мысль, что дочь сменит „гуманитарщину” на что-то прикладное, папе понравилась»

Мне повезло попробовать себя в разных сферах перед тем, как окончательно выбрать IT. Я изучала международные отношения, могла работать переводчиком на таможне, но в итоге выбрала IT, программирование. Ключевым здесь был личный интерес, перспективы профессионального развития. Кругом были примеры, как в России и за рубежом создавались успешные стартапы, — хотелось тоже реализовать свои идеи.

В решении меня поддерживали родители, особенно папа: мысль, что дочь сменит «гуманитарщину» на что-то прикладное, ему очень даже нравилась. Многие друзья, напротив, не понимали, предлагали не рисковать. Мнение родных и близких важно, но нужно понимать, что они могут не обладать полным пониманием профессии, в которую вы хотите пойти, отсюда может быть и переживание за вас, боязнь неизвестности.

С появлением любопытных достижений современности в виде айфонов и криптовалют технологии всем стали резко интересны — даже тем, кто знает только названия. Для людей не из сферы IT я как носитель тайных знаний: девушка, которая не по вебинарам знает, как в реальной практике работают блокчейн и нейросети.

«Женщины многие годы формировали стереотип, что всё сложное — мужчинам»

Еще с университета в профобласти меня чаще окружают мужчины-программисты. Соотношение девушек: примерно одна к трем. Некоторые однокурсницы еще на этапе обучения находили себя в более творческих специальностях, кто-то сделал выбор в пользу семьи, оставив карьеру.

Многое зависит и от работодателей: если компания международная, то на гендерные стереотипы там не обращают внимание. Шансы есть у всех. Мы с коллегами проводим много хакатонов и конкурсов для студентов-разработчиков — в них с каждым разом участвует всё больше девушек.

Преподаватель в вузе или работодатель всегда оценивает студента или соискателя на перспективу. А женщины сами многие годы формировали стереотип, что всё сложное — мужчинам, точные науки не женское дело, зарабатывать и строить карьеру должен сильный пол. Поэтому теперь боятся, что молодая специалистка уйдет в декрет, что студентка влюбится и бросит учебу и других подобных сценариев. Вкладывать в подготовку кадров, которые не принесут пользы в будущем, никто не хочет.

Есть другая опасная крайность: когда делают скидки на то, что вы девушка, которая пришла в «мужскую специальность», поэтому на какие-то погрешности и ошибки закрывают глаза. Да, в IT это пока может сработать, в медицине — уже нет.

Девушка-программист должна понимать, что она на высококонкурентном рынке труда. Что здесь нужно не просто держаться на общем уровне, а стараться постоянно доказывать, что какие-то вещи ты умеешь делать лучше других. Это стремление в любом случае заметят и преподаватели, и работодатели.

В Финляндии есть движение Rails Girls – это инициатива научить девушек азам программирования, показать, насколько интересной может быть работа в этой сфере и убедить их поверить в свои возможности. У Google есть целая серия мероприятий Women Techmakers и кампания Made With Code, которые направлены на привлечение девушек в IT. Еще в США существует любопытный проект Girls Who Code, цель которого — обучить более миллиона девушек-подростков навыкам программирования. Акцент делается в том числе на детей из малоимущих семей. В России тот же «Яндекс» развивает подобные инициативы — например, проводит встречи Women Who Code Moscow. Много наших программисток в сообществе LinuxChix.

Все эти программы направлены на привлечение, обучение, удержание женщин в IT. Как можно видеть, основная их часть получила начало за рубежом. Но секретов они не держат: информацию обо всех этих сообществах можно свободно найти в интернете.

Вера Зуева

Программистка и тимлид DataArt

Фото предоставлено DataArt

В DataArt я организую группы разработчиков для создания программного обеспечения и программирую в том числе. Попала сюда случайно: на 3-м курсе в университете искала работу и спрашивала у ребят, кто какие компании знает. Составила список и просто ходила наугад. DataArt была третьей в списке — и меня взяли в тот же день. Я работаю здесь уже 7,5 лет.

«Учитель информатики сказал: с этой профессией без куска хлеба не останешься»

Конечно, с детства желания работать программистом у меня не было. Моя мама всю жизнь была бухгалтером, и я думала, что пойду в эту же профессию. Но как-то с экономикой у меня не сложилось: она мне не очень понравилась — уже начиная со школы. Я задумалась, что нужно выбирать другую профессию.

Наш учитель информатики, с которым мы были в хороших отношениях, сказал, что с этой профессией без куска хлеба точно в ближайшие лет 10–15 не останешься. Я решила, что оно, наверное, того стоит. А с математикой у меня было всё в порядке. Так я сначала выбрала университет — поступила в Политех, а потом задумалась и о работе. [Близкие отнеслись] прекрасно, очень адекватно: никто не возражал, никто не удивился — нормальная реальная профессия.

Понимания [того, что программирование — это перспективно], по крайней мере, в нашем классе не было. Насколько мне известно, даже сейчас никто в эту сферу не пошел: кто-то юрист, кто-то социолог, кто-то выбрал географию, а кто-то стал HR. Поэтому тогда в 2008 году, когда мы заканчивали школу, не было бешеного конкурса.

У нас в университете на четыре-пять мальчиков была где-то одна девушка. Но потом, если смотреть на картину младших курсов, все-таки девушек становилось больше. Не могу сказать, что много, но процент увеличивался.

«Стереотип о женщинах в IT появился из статистики»

Мне кажется, этот стереотип [о том, что в IT работают в основном мужчины], порожден первоначальной тенденцией. Когда-то в профессию программиста девушки просто не шли — уж не знаю почему, но так получилось, что их было мало. И стереотип появился просто из статистики. Никто же сейчас не удивляется женщине-бухгалтеру — наоборот, на этой работе все представляют женщину. Хотя это тоже вычисления, тоже техническая профессия.

Учителя у нас в университете тоже были женщины: они преподавали и точные предметы — физику, математику, операционные системы. Я с таким стереотипом не сталкивалась — ни при приеме на работу, ни где-то еще. Никакого пренебрежительного отношения или препятствий никогда, к счастью, не встречала.

Окружающие скорее удивляются тому, что я рано начала работать, чем тому, какую профессию выбрала. Больше даже удивляются моим подругам, которые говорят: «Я социолог». Все спрашивают: «О, а что это такое?». А я говорю: «Я программист», и никаких вопросов не возникает.

Есть какие-то стереотипы [о программистах]: пару лет назад, мне кажется, мелькал стереотип про бороды и растянутые свитера — сейчас его уже нет. Люди совершенно разношерстные, выглядят по-разному — это не бородатые дядьки и женщины в очках, которые сидят в офисе и программируют как сумасшедшие и не моются неделю. Это люди с разными хобби, разными взглядами, разными интересами.

«Чем мне нравится моя работа: в ней достаточно общения»

Прежде всего работа нужна, чтобы обеспечить себя и свою семью, а профессия айтишника позволяет это сделать. Еще мне нравится, что в ней достаточно общения с людьми. Причем по большей части не глаза в глаза — я, например, от этого очень быстро устаю: если целый день общаться с людьми глаза в глаза, буду вечером переутомленной. А здесь много общения по скайпу, звонки, видеозвонки. Но при этом его достаточно — я не чувствую себя в изоляции.

Эта профессия позволяет работать в любой айтишной компании, а в Петербурге не одна компания, которая занимается программированием. В более специализированных областях — например, геологоразведке — есть какие-то монополии, и кроме них мало кто может предложить достойную зарплату. Здесь такого нет: нет компании, которая полностью контролирует рынок. Поэтому если не понравилось в одном месте, можно попробовать свои силы в другом.

Ну и, конечно, люди идут в эту профессию из-за возможности уехать за рубеж, потому что айтишники очень востребованы. Но это скорее из общих наблюдений — ко мне не относится. Я пока обосновалась здесь.

В Питере всё нормально, можно найти работу. Но программист, если он хочет оставаться программистом (а я хочу), всегда должен развиваться технически. Потому что технологий очень много, они быстро развиваются, устаревают иногда быстрее, чем ты успеваешь их освоить, поэтому, конечно, важно держать себя в форме технически. И если и не расти, то хотя бы не отставать. Нужно много усилий прикладывать, чтобы быть на одной волне с новыми технологиями.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.