Как петербургские актеры дубляжа озвучивают Джеки Чана, Тимона из «Короля Льва» и Мизинца из «Игры престолов»

Петербургские актеры, голосами которых говорят Джонни Депп, Леонардо Ди Каприо, Сноук из «Звездных войн» и Тимон из «Короля Льва», рассказывают, как озвучивают фильмы, не посмотрев их, что делают, когда сериал надоедает, и почему качество дубляжа в России падает.

Сергей Дьячков

Джеки Чан в «Шанхайском полдне», Тимон в трилогии «Король Лев», Джонни Депп в «Пиратах Карибского моря: На краю света»

— За те 20 с лишним лет, что этим занимаюсь, я озвучил и продублировал уже больше 100 фильмов и сериалов, а снялся лишь в 30, хотя для меня озвучивание и дубляж скорее на втором плане. Конечно, это связано со временем, которое ты тратишь на производство, но еще и с тем, что если актер дубляжа понравился Америке, то он значится за одним персонажем или актером кино всегда. И постоянно его озвучивает.

В отличие от работы в театре или кино, ты не застрянешь в одной роли: у тебя рабочий диапазон гораздо шире, можешь менять его, зная свои особенности. Мой голос, например, устроен так, что я срываюсь на высокие тона. И при озвучивании мультфильмов логично повышаю голос, а при озвучивании полного метра с ровным голосом — понижаю.

Иногда попадание на роль, как и в кино, зависит от биографии. Так, раньше я занимался карате, и когда пришел пробоваться на роль Джеки Чана, это понравилось людям из Голливуда — и я озвучил его в нескольких фильмах. В мою работу входили все вдохи, выдохи, звуки ударов и, конечно, сам запыханный голос после драки. Всё это требовало достоверности. Ведь слух, на самом деле, очень чувствителен, и если зритель с экрана услышит огрехи, это будут проблемы фильма.

Сергей Дьячков озвучил Джеки Чана в этом фильме.

Сейчас проблемы добавляют еще и, например, современные переводчики, которые с трудом занимаются адаптацией. Паразиты, особенно иноземные, меняют русский язык не в лучшую сторону. Те же «упс», «уау», «йес» и подобное звучит с экрана чужеродно. Но от актеров дубляжа требуют это произносить, даже если в изначальной речи героя этого не было.

В нашей работе важен не сам факт прочтения текста, а подача. Для этого нужно знать свои голосовые данные и уметь ими управлять. Когда озвучивал 70 серий «Тимона и Пумбы» и три полных метра «Короля Льва», очень пожалел, что добавил в голос Тимона фальцет, который у меня не всегда бывает. И если я срывал голос на спектакле, то не мог воспроизвести то, что от меня требовалось.

Мультфильмы, особенно голливудские, озвучивать сложнее всего. Там ты должен постоянно воспроизводить одни и те же интонации. А еще мультсериалы должны выходить, например, один раз в неделю — переиграть или исправить что-то не получается.

Озвучивать приходится самых разных персонажей, которых люди с улицы могут не полюбить, поэтому известность — дело относительное, к этому актеры дубляжа не стремятся. Даже если тебя услышали миллионы, известности тебе это добавляет только среди родственников или близких друзей. Меня узнавали лишь из-за ролей в кино, и три раза мне за это доставались сотрясения мозга. Так, однажды мы были в кабаке, я произносил фразу, ее узнавали — и сразу «голубые береты» били, потому что «это же он».

Владимир Маслаков

Леонардо Ди Каприо в «Пляже», Джош Хартнетт в «Перл-Харборе», Мадс Миккельсен в «Звездных войнах: Изгой-один»

— Я начал работать в сфере озвучивания иностранных фильмов в начале 90-х, тогда никто не понимал, что и как делать. До этого в Ленинграде и Москве была сильная школа дубляжа (при дубляже зритель слышит только переведенную речь, а при закадровом озвучании — и оригинальную, и переведенную — прим. «Бумаги»): переводчики писали тексты ручкой, а мы делали закадровую озвучку по этим рукописным текстам. Мы набирали опыт, озвучивая новости с CNN, канадские передачи — всё было медленно и тяжко.

Тогда было сложно понять, как всё это делать: если при дубляже ты действительно кричишь, смеешься и хрипишь вслед за актером, то при закадровом важно лишь передавать краску эмоции — показываешь, что он смеется, но не смеешься. Сейчас всё стало на поток, и мы спокойно смотрим зарубежные сериалы онлайн чуть ли не в день выхода. Актеры теперь часто работают по одному, хотя раньше мы собирались впятером-вшестером и звучали одновременно.

В кинопроизводстве, как в любой большой сфере, много сторон, и работа будет хорошо выполнена, только если хорошо работает и актер, и переводчик, и режиссер. А здесь нюансы: если герой говорит «Fuck you», нельзя сказать «Пошел *****». В погоне за эпатажем теряется художественная ценность фильма.

Когда я работаю над чьим-нибудь персонажем, мне становится полностью понятен актер, его играющий. У тебя есть перевод, ты слышишь его английский и понимаешь, что он должен играть. Например, когда в нулевых я озвучивал ДиКаприо в фильме «Пляж», мне стало понятно, что он потрясающ.

Владимир Маслаков озвучил Леонардо ДиКаприо в этом фильме.

В последнее время именно с отыгрыванием роли при дубляже ситуация стала сложнее. Когда приходит фильм из Голливуда, никто из нас не видит даже куска сценария. Например, дублируя Миккельсена в «Звездных войнах: Изгой-один», я работал по искаженной пленке, перечеркнутой крестами и замазанной. Не мог увидеть даже половину персонажей, не понимал, попадаю в губы или нет.

Единственная проблема — это работа над сериалами, которые скатываются (становятся хуже — прим. «Бумаги»). Лично для меня, например, «Игра престолов» была замечательной до девятой серии первого сезона. Многие и в этих случаях продолжают работу, в том числе я; часто это даже не обязанность по контракту, а собственное желание. Ведь если актер уходит, его заменяют другим — и некоторые студии могут даже не позаботиться, чтобы у второго актера был схожий голос.

На мой взгляд, дубляжом могут заниматься все профессиональные артисты, а вот «закадряком» — только актеры озвучивания: талант в этой профессии означает качество и скорость.

Дмитрий Стрелков

Эйдан Гиллен и Михель Хёйсман в «Игре престолов», Эдриан Броуди в «Отеле „Гранд Будапешт“»

— Работа актера дубляжа — это работа со звучащим словом. В современном искусстве этот жанр уходит на второй план, но он всё равно актуален.

В начале карьеры меня приглашали на дубляж массовки, маленьких ролей: эпизод отработал и ушел. Эпизод — это немного другая степень ответственности. Когда твой персонаж появляется на протяжении всего фильма, у него есть линия развития, и ты тратишь гораздо больше усилий как технически, так и творчески.

Самой сложной моей ролью, наверное, был фильм «Он и она» Николя Бедоса, который исполнил главную роль и которого я озвучивал. Вначале фильма он молодой человек, а в конце — старик с Альцгеймером. Сам Бедос снимал всё это кусками в течение долгого времени, а я, актер дубляжа, должен был уложиться в несколько смен. Приходилось за несколько часов быть молодым парнем, мужать, стареть и уходить из этого мира.

Многое в работе актера дубляжа зависит от требований студии: одни дают больше свободы, другие — меньше. Мне всегда удобнее отталкиваться в сиквелах от оригинала, нежели от того, как этого персонажа озвучивали до меня.

Иногда по согласованию с заказчиком дают возможность менять текст прямо во время работы, хотя он изначально утвержден. Например, при дубляже «Он и она» я, зная французский, услышал, что перевод не очень точный и мне не сыграть то, что играет актер с этим текстом. Изменили. Или, бывает, приходится локализовать текст. В этом же фильме была фраза: «Ты что, хочешь быть похожа на жену Жоржа Помпиду?». Молодые люди не поймут, что Помпиду — это президент Пятой республики в 70-е, и сравнение потеряется. Заменили на «жену президента Франции».

Дмитрий Стрелков озвучил Эдриана Броуди в этом фильме.

Лично я работаю со всеми, в том числе со студиями, озвучивающими сериалы. Не вдаюсь в подробности, как решаются вопросы с правообладанием и остальным. Соглашаюсь на все творческие предложения, если там нет каких-нибудь экстремистских материалов.

Так как [с сериалами] нужно работать быстро, актер, как правило, ничего заранее не смотрит: приходит, берет текст и читает. Бывает, что приходится озвучивать сразу несколько разных персонажей и соответственно менять тембр голоса и манеру речи. Тут проявляется профессионализм актера.

Иногда, чтобы правильно проинтонировать, можно иметь в виду только возраст, социальный статус [героя] и то, какое событие происходит в данный момент. Знать всё заранее неинтересно и иногда мешает спонтанной актерской реакции.

Я не всегда идеально вписываюсь в свои роли: не полностью подхожу под типаж актеров, которых озвучиваю. Например, Даарио из «Игры престолов» — статный красавец и не похож на меня, а вот Мизинец оттуда же — уже похож. Но обе роли получились, как мне кажется, вполне достойно.

Для меня вопрос «похожести» решился давно, когда я услышал, как Николай Караченцов с его низким хрипловатым тембром озвучивает Жан-Поля Бельмондо, у которого не такой брутальный голос. Советский дубляж дал актеру совсем другой голос, и он понравился зрителям.

Артур Ваха

Сильвестр Сталлоне в «Рокки Бальбоа» и «Стражах Галактики. Часть 2», Сноук в новой трилогии «Звездных войн»

— Когда в 80-х я первый раз пробовался на роль актера дубляжа на «Ленфильме», меня долго готовили и пугали тем, что будет происходить. В итоге не смог нормально выговорить слова и «попасть» в героя. Тогда — до сих пор это помню — мне сказали, что у меня нет данных. Я с этим жил и не пробовался на новые роли, даже когда меня приглашали.

Лишь в 90-х, когда заставила нужда, согласился на озвучивание одного сериала. Мне досталась роль парня, который постоянно плачет, — это было весело. И у меня, как выяснилось, получается.

Артур Ваха озвучил Сильвестра Сталлоне в этом фильме.

Сначала это было для меня дурачеством, а потом, когда стали приглашать, постепенно начал относиться к делу серьезнее. Но сами сериалы, даже которые озвучиваю, смотрю не всегда, лишь иногда полнометражные фильмы — чтобы оценить, во что ввязался. Хотя до сих пор сказать, что полностью понимаю эту профессию, не могу.

Я продолжаю этим заниматься, потому что из-за плохого озвучания кино в целом может стать хуже, ведь это синтетическое искусство. Если в процессе работы звук режет ухо или выбивается из общей художественной задумки, это отражается на восприятии в целом. Сейчас качество дубляжа падает, потому что все зациклены на времени. У актера зачастую даже нет нужных трудочасов, чтобы сделать всё хорошо. Мне кажется, пример этому — каждый фильм в прокате.

К каждому герою — будь это даже неодушевленный предмет в мультфильме — нужен свой подход. В соответствии с этим актер вырабатывает и голос. И необязательно, если персонаж злой, голос будет низким, а если добрый — высоким. Работа вне таких границ и делает дубляж интересным: ты просто подбираешь тембр, исходя из эмоций, которые изображаешь.

Дубляж мало чем отличается от любого творческого процесса: ты забываешь собственное я, откидываешь личные проблемы, даже если они серьезные, и живешь с героем.

Полный список ролей героев материала можно посмотреть по ссылкам: Владимир Маслаков, Сергей Дьячков, Дмитрий Стрелков, Артур Ваха

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.