12 декабря 2014

«Вначале человеческие отношения, а потом — искусство»: Иван Вырыпаев о театре, России и политике

В Петербург приехал Иван Вырыпаев — один из самых признанных драматургов современной России, режиссер и художественный руководитель московского театра «Практика». В городе автор проводит серию мастер-классов, встречается со зрителями и представляет свой новый спектакль UFO, которые покажут в «Скороходе» только один раз.
Вырыпаев рассказал «Бумаге» о своих планах в театре и кино, обеспокоенности за положение современной драматургии, а также поделился соображениями о деньгах в искусстве, главной проблеме современного театра и о том, почему конфликт в Украине до сих пор не разрешился.
Фото: Егор Цветков / «Бумага»

О планах на год

Сейчас я заканчиваю работу над новым фильмом, будет готов в январе. Он называется «Спасение». Это история про наши дни, в которой католическая монашка приезжает в Тибет. История про взаимоотношения культур.
Еще недавно закончил новую пьесу, она называется «Невыносимо долгие объятия». В ней четыре героя, действие происходит в Нью-Йорке, а потом — в Берлине. Это социальная духовная пьеса. Премьеру я планирую 1 декабря 2015 года.

О театре и современности

Я считаю, что театр — это современная драматургия. Он так возник. Эсхил, Софокл, Мольер, Чехов, Ибсен, Брехт — это все современная драматургия. Был театр Островского, современного драматурга, потом появился другой, более современный драматург, Антон Павлович Чехов, и сделал новое предложение театру. И театр изменился. Брехт, Ионеско — они все делали новое предложение.
Очень важно, чтобы человек такие предложения создавал, поэтому нельзя убивать современную драматургию. Сегодня театр режиссерский — и автора никто не ставит, мало кто с ним работает. Теперь ставят сами про себя. И это опасно, так мы можем потерять драматургию.
Сегодня театр режиссерский — и автора никто не ставит, мало кто с ним работает. Теперь ставят сами про себя
Ставить старых авторов тоже нужно, но я бы больше работал с их языком. Когда прихожу на Чехова, я лично не хочу смотреть интерпретацию, а хочу послушать, как звучит текст Чехова. Если захочу поговорить о современной жизни, то пойду послушать современника, но если я хочу прикоснуться к языку, к утерянным взаимоотношениям, тогда мне интересны Островский и Чехов.
Я как зритель хотел бы приходить и, конечно, слышать речь. Я бы очень хотел услышать язык Островского, но мне негде это сделать. Даже в московском Малом театре этого нет, там не говорят языком Островского. Там говорят каким-то странным растянутым языком, играют Островского по системе Станиславского, когда тот вообще по другой системе был написан. И в итоге получается скучный исторический музей.

О театре и деньгах

«Практика», которой я руковожу, — это театр, с одной стороны, работающий с актуальными темами, это авангардный театр, как принято говорить. С другой — это абсолютный мейнстрим Москвы: дорогие билеты, половина зала бизнесменов, директоров банков, звезд, невозможность достать билеты. Это коммерческий успех, и в нем нет ничего плохого, потому что мы зарабатываем сами на себя. Конечно, у нас есть дотации от города, мы тесно сотрудничаем с департаментом культуры. Но только их помощи нам никогда не хватило бы.
Театр «Практика» — это абсолютный мейнстрим Москвы: дорогие билеты, половина зала бизнесменов, директоров банков, звезд, невозможность достать билеты
Забавно, но когда я слушаю коллег, руководителей больших государственных театров, которые получают государственную дотацию, часто слышу: «У нас спектакли наполовину заполненные, билеты дешевые» и так далее. То есть я из этих слов понимаю, что им не очень важно продавать билеты — что они и так неплохо живут. У меня в театре такой ситуации, к сожалению, нет: дотация у нас очень маленькая, мы бы на нее не прожили. И вдобавок это не развивает. Если ты играешь и к тебе никто не ходит, то для чего ты играешь?
Я думаю, что деление на авангардный и классический театр устарело. Есть искусство живое и неживое, искусство живое востребованное и мертвое невостребованное, мертвое востребованное и живое маловостребованное. Выбирайте. Но авангардное оно или нет — вообще не важно.
Я за то, чтобы искусство было востребовано. Если художник хочет, он может быть голодным, но я считаю, что художник обязательно должен быть счастливым. Если он счастлив, он может быть голодным, бедным, богатым, каким угодно. Несчастный художник — это трагедия.

О роли театра в России

Театр в России играет очень большую роль. Я сейчас часто бываю в Америке, в театральном Нью-Йорке. Так вот, в Америке театр не играет такой серьезной роли, как у нас. Конечно, там есть крутые театры, но здесь, особенно в Москве, театр — это очень серьезная вещь. Театры закрывают, режиссера могут в тюрьму посадить, то есть государство реагирует на театр. Тот же «Театр.doc»: маленький подвал на 60 человек оказался под реакцией «больших» людей. Это говорит о том, что театр обладает силой. Так в России было всегда, еще во времена Таганки. Важно, что в стране есть театральная культура — и очень мощная. У нас многие ходят в театр, чтобы размышлять и развиваться. И, конечно, в России благодарное дело — заниматься театром.

О театре и политике

Основная проблема современного театра в том, что актеры на сцене не присутствуют в качестве живых людей. Они существуют неосознанно, просто что-то изображают. Они не разговаривают по-настоящему, то есть не берут на себя ответственность за то, что делают. Вроде бы плачут, смеются, но конкретно здесь они не делают это для меня, как будто бы меня и нет. Отсутствует подлинный диалог.
Такая проблема возникла из-за того, что театр всегда находился на территории искусства. Теперь же наступило время, когда он должен уйти с территории только искусства. Вначале человеческие отношения, а потом — искусство. И так должно быть во всем.
Театр всегда находился на территории искусства. Теперь же наступило время, когда он должен уйти с территории только искусства
Мы всегда жили концепциями, теориями, какими-то религиями, а теперь мы должны жить просто как живые существа: вначале я живое существо, а потом с помощью театра, политики и так далее начинаю чем-то заниматься. Это как конфликт на Украине, который невозможно уладить. Потому что все люди, которые собираются для его решения — со стороны России, Америки, НАТО, — все они решают концепции. Они пытаются что-то выторговать: один ставит одни условия, другой — другие. И ты никогда ничего не уладишь, пока не спустишься на землю и не начнешь говорить как человек. Должны разговаривать не президенты, а люди. Пока они не станут людьми, они не смогут решить человеческую проблему. Они будут решать политическую проблему, которая неразрешаема. Она разрешаема на какой-то небольшой период: можно убить, можно забомбить, можно ввести санкции, но решить можно только человеческую проблему.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
За последний год в России умерли 2,4 миллиона человек. Это худший показатель смертности со времен войны
Оправдана ли паника из-за омикрон-штамма? Ирина Якутенко — о самом необычном варианте коронавируса
❗️ Роспотребнадзор ограничит срок действия ПЦР-теста 48 часами. Для приезжающих из стран, с которыми не возобновлено авиасообщение, введут двухнедельный карантин
Законы о QR-кодах в транспорте могут не успеть принять до Нового года, пишут «Ведомости». Предположительный срок — февраль
Спикер Госдумы открыл в телеграме комментарии под постом о QR-кодах — и получил больше 600 тысяч сообщений. О чем люди писали чаще всего?
Новый год — 2022
В Петербурге запустили почту Деда Мороза — письмо можно отправить в Великий Устюг. Как это работает?
12-метровая горка, карусель и маркет. Как этой зимой выглядит двор «Никольских рядов»
В Ленобласти можно бесплатно заготовить новогоднюю елку. Рассказываем как
В Петербурге запустили бота по поиску катков и лыжных трасс в каждом районе
Сколько потратят на украшение Петербурга к Новому году? А на главную ярмарку? Одна картинка
Как меняется Петербург
В Ломоносове появилось новое общественное пространство — на месте бывшего пустыря
В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге задержали четырех человек, организовавших бизнес по продаже поддельных QR-кодов. Позднее прокуратура отменила возбуждение уголовного дела
В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
В Ленобласти введут обязательную вакцинацию вслед за Петербургом. Рассказываем, кого она коснется
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
В России вручили премию «За верность науке». Лучшим научно-просветительским проектом года стал Science Slam 🙌
Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
«Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Подкасты «Бумаги»
Мы всегда онлайн! Не пора отдохнуть от интернета? В этом подкасте обсуждаем зависимость от соцсетей и диджитал-детокс
Как большие данные изменили науку? В этом подкасте слушайте, что можно узнать о соцсетях, дружбе и неравенстве благодаря big data
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
Зимовка в теплой стране — это дорого и сложно? А что с границами? В этом подкасте планируем побег от холодов
Нанохлеб, «графеновики» и 3D-печать домов: в этом подкасте обсуждаем новые материалы и придумываем, что взять с собой в постапокалипсис
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.