8 октября 2021

В Петербурге запустили аудиоспектакль «Любовные письма» — выберите дом на карте и послушайте признание. Режиссер Семен Александровский рассказывает о своем проекте

В приложении «Любовные письма» от «Pop up театра» можно выбрать дом на карте Петербурга и услышать послание о любви, отправленное или прочитанное по этому адресу. Письма озвучили как профессиональные артисты, например Елизавета Боярская и Дмитрий Лысенков, так и простые горожане. Одно из писем — от Екатерины Трубецкой мужу-декабристу в Петропавловскую крепость — прочитала главный редактор «Бумаги» Татьяна Иванова.

Автор проекта режиссер Семен Александровский рассказал «Бумаге» о двухлетней подготовке аудиоспектакля, чтении интимных переписок и превращении города в сценическую среду.

Скачать приложение можно бесплатно — вот ссылка на GooglePlay и на AppStore.

О чем спектакль «Любовные письма»

— «Любовные письма» — это сумма моих размышлений о городе, профессии, искусстве, коммуникации, социуме, экономике. Это логическое продолжение всего того, что я делал прежде: взаимодействие с городом, работа с документальным материалом, включение зрителей как соавторов.

Так или иначе, у меня давно присутствует технологическая упаковка: наушники, плеер, аудиогид. Для спектакля «Профсоюз работников ада» мы уже сделали приложение, и идти в эту сторону стало не так страшно. Но помимо технологического, в этом проекте есть и идейное.

Вообще, зрительский опыт в театре — это специфический ритуал: приход в театр, ряды кресел, темнота в партере, приподнятая сцена. Это иерархическая структура, модель общества и мира, которая была сформирована в прошлые века. Этот ритуал и некая память тела, сопоставление сил, транслируют определенные философские идеи и смыслы.

Мне всегда хотелось менять этот ритуал, замкнутость театральной практики в коробке. Раньше я пересаживал зрителей на сцену, менял диспозицию «зал — сцена» и так далее. Всё это логически привело к тому, что я начал использовать живую среду как сценическую и включать в спектакль жизнь вокруг, делать ее частью действия. В «Любовных письмах» весь город потенциально превращается в сценическую среду. И количество маршрутов может быть бесконечным.

Но вся эта работа была проделана только ради того, чтобы создать условия, в которых горожане захотят стать соавторами. Это городской горизонтальный проект, в котором формируется среда взаимоотношений, основанная на доверии и участии. Мне нравится цитировать экономиста Александра Аузана, который говорит о том, что культура, как оказалось, может быть одним из главных инструментов экономического роста, а изменение ценностных предпочтений и установок влияет на экономику. Казалось бы, где культура, а где экономика! Но вот так вот в жизни всё переплетено.

И в «Любовных письмах» я хотел, чтобы зрители увидели, что наряду с письмами великих может появиться письмо их родителей и прародителей. И эти истории зазвучат в городе на равных.

Это уравнивание истории моих родных, моей семьи и тех, кого мы считаем избранными, важный момент в мыслении себя как части культуры и части города. Если ты мыслишь себя наравне с любыми другими акторами исторического процесса, то в той же мере влияешь на этот процесс. И начинаешь брать за него ответственность.

Вот это и есть сердце проекта. Его мечта заключается не только в том, чтобы город заговорил на языке любви, но и в том, чтобы сделать нас всех равными в историческом процессе.

Зачем читать и слушать чужую интимную переписку

— Прежде я чурался личных переписок. Но когда я читал исторические письма разных людей, я видел — эти переписки сознательно хранили и архивировали, подразумевая, что они будут напечатаны и прочитаны.

Письма — это про открытость, транспарентность и эмпатию. Эмпатия не дана нам как орган, это некая мышца, которую мы тренируем. Если мы повторяем за Йозефом Бойсом, что каждый человек — художник, значит, и каждый акт написания письма — это акт искусства. И это возможность тренировать свою чувственность.

Во время спектакля ты работаешь с интуицией. Ты пытаешься понять, как это сделано, какие чувства задевает, ищешь формулировку. Это и есть самое ценное — когда человек, встретившись с произведением, не восхитился, а начал работать с собой. Это лучшее, что может дать человеку искусство.

Как только ты начинаешь испытывать сочувствие, следующий шаг — какое-то действие, попытка помочь. Это некий договор с миром, который довольно сложно заключить, потому что это абсолютное доверие. А у нас с доверием большие проблемы. Решиться сложно. Мы много говорим и думаем о границах, а «Любовные письма» в некотором смысле идут вразрез с этим.

Но границы становятся зыбкими. Мы — горожане, мы взаимодействуем с городом, хотим его присваивать, чувствуем его ограничения и неудобства, хотим, чтобы он был гибким. Но мы не можем этого добиться, потому что город статичен. А цифровая надстройка — это возможность создать общественное пространство, не меняя карты города.

Как будет работать пользовательский контент

— Я уверен, это когда горожане начнут присылать свои письма, это будет сумасшедше круто. Это может быть запись чтения исторического письма, письма из семьи или письма, которое ты можешь написать прямо сейчас.

Да, есть страх, что контент будет слишком разным. С другой стороны, в этом весь кайф: ты идешь по городу — и у тебя палимпсест языков, культур, контекстов, голосов. На одной улице одновременно сосуществуют история и современность.

При этом в приложении есть инструмент временных рамок, и ты можешь выбирать эпоху. Можно исключить современность или, наоборот, выбрать только современность. Или ты можешь пройти по конкретному историческому периоду. Например, можно выбрать Петербург XIX века, и контекст твоей прогулки станет контекстом XIX века.

Тут должна возникнуть магия, потому что когда ты идешь в другой языковой и смысловой среде, ты ментально путешествуешь во времени. Это не то же самое, что слушать роман XIX века, гуляя по Петербургу, нет — ты идешь по улице и слышишь плоть от плоти жизни, которая писалась в этих домах. Твои нейронные щупальца буквально прорастают в среду, и связка с ней становится глубже.

«Любовные письма» — это возможность и исследовательского путешествия. Бытование языка любви в XIX веке отличается от бытования языка любви в советскую эпоху. 1905 год и 1945 год — это совсем разные языки, разные способы выражения и артикуляции чувства.

Новые письма будут приходить в административную панель. Сейчас с ней работаем я и звукорежиссер, но у нас есть искусствоведы, которые будут нашими модераторами. Надеюсь, появятся еще люди. Мы не можем проверять историческую достоверность, но можем проверять нормативность — наше приложение 12+, но наверняка будет и хулиганство, которое нам придется удалять. Дальше звукорежиссер будет обрабатывать запись: корректировать громкость, убирать оговорки — и запись появится на карте наряду с другими письмами.

Как шла двухлетняя работа над проектом

— Масштаб затрат в этом проекте — личностных, временных — несопоставим для меня ни с чем прежним. За время работы сроки разработки увеличились в два раза, бюджет увеличился в два раза. Я работал больше, чем когда-либо. На последнем этапе я начинал в девять утра и заканчивал, когда меня совсем рубило в два часа ночи.

Конечно, от такой работы наступает не только физическая усталость. Я на этом проекте дважды выгорал. Было много сложностей с мобильной разработкой: обычно всё зависит от меня, а тут я не мог ни на что повлиять.

Недавно я словил странное ощущение. Бывает, что после премьеры наступает депрессия — опустошение. Похожее ощущение у меня было за неделю до запуска: практически всё готово, но зачем всё это, нужно ли это, зачем я трачу столько времени? Это было недолго, потом я сел за компьютер и продолжил работать.

Любой мой проект — это сумасшедшее вложение. Когда проект придуман и начинается его разработка, я смотрю на спектакль с позиции зрителя. Я хочу, чтобы проект вдохновлял меня как зрителя, чтобы я кайфовал, вылавливал инсайты. А это сложно, это челлендж. «Любовные письма» по всем параметрам гораздо сложнее всего, что я делал раньше: в них больше уязвимости, потому что это документальный проект с огромным количеством неизвестных. Но кажется, что нам именно это сейчас и нужно — не сильная жесть доминантного творца, а искусство взаимоотношений.


Читайте интервью с создателем проекта «Прожито» о том, что можно узнать из старых дневников и чем записи в них похожи на посты в соцсетях. А также вступайте в Клуб друзей «Бумаги», чтобы еженедельно получать письма о самых интересных петербургских спектаклях, концертах и выставках.

Фото на обложке: Виктор Юльев

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
В Петербурге почти месяц действует военный «режим базовой готовности». Что это такое? И касается ли он горожан?
Россия проводит ядерные учения. Что об этом нужно знать
«Меры безопасности усиливаются». Беглов — о режиме базовой готовности в Петербурге
Мобилизация
Песков призвал не обращать внимание на сообщения о готовящейся волне мобилизации
«Или вы едете, или в тюрьму». В Петербурге двое мобилизованных пожаловались на отказ в госпитализации. По их словам, их готовят к отправке в неизвестном направлении
Беглов поздравил мобилизованных с окончанием военной подготовки и отправкой на фронт
Петербуржец побывал на войне, досрочно расторг контракт, а теперь пытается отменить решение о мобилизации, пишет «Фонтанка»
«А где в православии указано, что вы не должны убивать человека?» Как суд отказал в АГС мобилизованному Кириллу Березину
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
В Петербурге суд запретил 10 ссылок, которые «морально разлагают» россиян
Суд в Петербурге зарегистрировал иск прокуратуры о запрете песни Оксимирона «Ойда»
«Весну» признали экстремистской организацией
Чем известен Тимур Булатов, арестованный за вождение без прав. От доносов на ЛГБТ до аварии с Z на капоте
«Дождю» аннулировали лицензию на вещание в Латвии. С чем это связано?
Свободу Саше Скочиленко
«Би-би-си» внесло Сашу Скочиленко в список самых вдохновляющих и влиятельных женщин мира
Саше Скочиленко продлили арест до 10 апреля 2023 года
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Экономический кризис — 2022
На стриминговых платформах стали появляться альбомы ушедших из России лейблов. Песни загружают сами пользователи
Власти России рассматривают три сценария после введения потолка цен на нефть, пишут «Ведомости»
Как изменится прожиточный минимум в России в 2023 году?
За год мандрины в Петербурге подорожали более чем на 50 %
В 2023 году билеты на поезда дальнего следования в России подорожают на 8,1 %
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.