8 октября 2021

В Петербурге запустили аудиоспектакль «Любовные письма» — выберите дом на карте и послушайте признание. Режиссер Семен Александровский рассказывает о своем проекте

В приложении «Любовные письма» от «Pop up театра» можно выбрать дом на карте Петербурга и услышать послание о любви, отправленное или прочитанное по этому адресу. Письма озвучили как профессиональные артисты, например Елизавета Боярская и Дмитрий Лысенков, так и простые горожане. Одно из писем — от Екатерины Трубецкой мужу-декабристу в Петропавловскую крепость — прочитала главный редактор «Бумаги» Татьяна Иванова.

Автор проекта режиссер Семен Александровский рассказал «Бумаге» о двухлетней подготовке аудиоспектакля, чтении интимных переписок и превращении города в сценическую среду.

Скачать приложение можно бесплатно — вот ссылка на GooglePlay и на AppStore.

О чем спектакль «Любовные письма»

— «Любовные письма» — это сумма моих размышлений о городе, профессии, искусстве, коммуникации, социуме, экономике. Это логическое продолжение всего того, что я делал прежде: взаимодействие с городом, работа с документальным материалом, включение зрителей как соавторов.

Так или иначе, у меня давно присутствует технологическая упаковка: наушники, плеер, аудиогид. Для спектакля «Профсоюз работников ада» мы уже сделали приложение, и идти в эту сторону стало не так страшно. Но помимо технологического, в этом проекте есть и идейное.

Вообще, зрительский опыт в театре — это специфический ритуал: приход в театр, ряды кресел, темнота в партере, приподнятая сцена. Это иерархическая структура, модель общества и мира, которая была сформирована в прошлые века. Этот ритуал и некая память тела, сопоставление сил, транслируют определенные философские идеи и смыслы.

Мне всегда хотелось менять этот ритуал, замкнутость театральной практики в коробке. Раньше я пересаживал зрителей на сцену, менял диспозицию «зал — сцена» и так далее. Всё это логически привело к тому, что я начал использовать живую среду как сценическую и включать в спектакль жизнь вокруг, делать ее частью действия. В «Любовных письмах» весь город потенциально превращается в сценическую среду. И количество маршрутов может быть бесконечным.

Но вся эта работа была проделана только ради того, чтобы создать условия, в которых горожане захотят стать соавторами. Это городской горизонтальный проект, в котором формируется среда взаимоотношений, основанная на доверии и участии. Мне нравится цитировать экономиста Александра Аузана, который говорит о том, что культура, как оказалось, может быть одним из главных инструментов экономического роста, а изменение ценностных предпочтений и установок влияет на экономику. Казалось бы, где культура, а где экономика! Но вот так вот в жизни всё переплетено.

И в «Любовных письмах» я хотел, чтобы зрители увидели, что наряду с письмами великих может появиться письмо их родителей и прародителей. И эти истории зазвучат в городе на равных.

Это уравнивание истории моих родных, моей семьи и тех, кого мы считаем избранными, важный момент в мыслении себя как части культуры и части города. Если ты мыслишь себя наравне с любыми другими акторами исторического процесса, то в той же мере влияешь на этот процесс. И начинаешь брать за него ответственность.

Вот это и есть сердце проекта. Его мечта заключается не только в том, чтобы город заговорил на языке любви, но и в том, чтобы сделать нас всех равными в историческом процессе.

Зачем читать и слушать чужую интимную переписку

— Прежде я чурался личных переписок. Но когда я читал исторические письма разных людей, я видел — эти переписки сознательно хранили и архивировали, подразумевая, что они будут напечатаны и прочитаны.

Письма — это про открытость, транспарентность и эмпатию. Эмпатия не дана нам как орган, это некая мышца, которую мы тренируем. Если мы повторяем за Йозефом Бойсом, что каждый человек — художник, значит, и каждый акт написания письма — это акт искусства. И это возможность тренировать свою чувственность.

Во время спектакля ты работаешь с интуицией. Ты пытаешься понять, как это сделано, какие чувства задевает, ищешь формулировку. Это и есть самое ценное — когда человек, встретившись с произведением, не восхитился, а начал работать с собой. Это лучшее, что может дать человеку искусство.

Как только ты начинаешь испытывать сочувствие, следующий шаг — какое-то действие, попытка помочь. Это некий договор с миром, который довольно сложно заключить, потому что это абсолютное доверие. А у нас с доверием большие проблемы. Решиться сложно. Мы много говорим и думаем о границах, а «Любовные письма» в некотором смысле идут вразрез с этим.

Но границы становятся зыбкими. Мы — горожане, мы взаимодействуем с городом, хотим его присваивать, чувствуем его ограничения и неудобства, хотим, чтобы он был гибким. Но мы не можем этого добиться, потому что город статичен. А цифровая надстройка — это возможность создать общественное пространство, не меняя карты города.

Как будет работать пользовательский контент

— Я уверен, это когда горожане начнут присылать свои письма, это будет сумасшедше круто. Это может быть запись чтения исторического письма, письма из семьи или письма, которое ты можешь написать прямо сейчас.

Да, есть страх, что контент будет слишком разным. С другой стороны, в этом весь кайф: ты идешь по городу — и у тебя палимпсест языков, культур, контекстов, голосов. На одной улице одновременно сосуществуют история и современность.

При этом в приложении есть инструмент временных рамок, и ты можешь выбирать эпоху. Можно исключить современность или, наоборот, выбрать только современность. Или ты можешь пройти по конкретному историческому периоду. Например, можно выбрать Петербург XIX века, и контекст твоей прогулки станет контекстом XIX века.

Тут должна возникнуть магия, потому что когда ты идешь в другой языковой и смысловой среде, ты ментально путешествуешь во времени. Это не то же самое, что слушать роман XIX века, гуляя по Петербургу, нет — ты идешь по улице и слышишь плоть от плоти жизни, которая писалась в этих домах. Твои нейронные щупальца буквально прорастают в среду, и связка с ней становится глубже.

«Любовные письма» — это возможность и исследовательского путешествия. Бытование языка любви в XIX веке отличается от бытования языка любви в советскую эпоху. 1905 год и 1945 год — это совсем разные языки, разные способы выражения и артикуляции чувства.

Новые письма будут приходить в административную панель. Сейчас с ней работаем я и звукорежиссер, но у нас есть искусствоведы, которые будут нашими модераторами. Надеюсь, появятся еще люди. Мы не можем проверять историческую достоверность, но можем проверять нормативность — наше приложение 12+, но наверняка будет и хулиганство, которое нам придется удалять. Дальше звукорежиссер будет обрабатывать запись: корректировать громкость, убирать оговорки — и запись появится на карте наряду с другими письмами.

Как шла двухлетняя работа над проектом

— Масштаб затрат в этом проекте — личностных, временных — несопоставим для меня ни с чем прежним. За время работы сроки разработки увеличились в два раза, бюджет увеличился в два раза. Я работал больше, чем когда-либо. На последнем этапе я начинал в девять утра и заканчивал, когда меня совсем рубило в два часа ночи.

Конечно, от такой работы наступает не только физическая усталость. Я на этом проекте дважды выгорал. Было много сложностей с мобильной разработкой: обычно всё зависит от меня, а тут я не мог ни на что повлиять.

Недавно я словил странное ощущение. Бывает, что после премьеры наступает депрессия — опустошение. Похожее ощущение у меня было за неделю до запуска: практически всё готово, но зачем всё это, нужно ли это, зачем я трачу столько времени? Это было недолго, потом я сел за компьютер и продолжил работать.

Любой мой проект — это сумасшедшее вложение. Когда проект придуман и начинается его разработка, я смотрю на спектакль с позиции зрителя. Я хочу, чтобы проект вдохновлял меня как зрителя, чтобы я кайфовал, вылавливал инсайты. А это сложно, это челлендж. «Любовные письма» по всем параметрам гораздо сложнее всего, что я делал раньше: в них больше уязвимости, потому что это документальный проект с огромным количеством неизвестных. Но кажется, что нам именно это сейчас и нужно — не сильная жесть доминантного творца, а искусство взаимоотношений.


Читайте интервью с создателем проекта «Прожито» о том, что можно узнать из старых дневников и чем записи в них похожи на посты в соцсетях. А также вступайте в Клуб друзей «Бумаги», чтобы еженедельно получать письма о самых интересных петербургских спектаклях, концертах и выставках.

Фото на обложке: Виктор Юльев

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метра? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Саша Скочиленко остается в СИЗО. Суд продлил ее арест еще на один месяц
Военные действия России в Украине
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
«Все мы — милитаристы и имперцы». Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский дал интервью «Российской газете»
«Надписи несут надежду, что не все люди в городе конченые». Как стрит-арт стал главным инструментом антивоенных протестов
Минобороны РФ отчиталось об «успешном наступлении» на Северодонецком направлении, Украина заявила о готовящихся Россией обстрелах Харькова. Главное к вечеру 19 июня
Петербуржцы заметили колонну военной техники на КАД
Экономический кризис — 2022
В Петербурге повышают доход депутатов, чиновников и губернатора. На это уйдет 697 млн рублей из бюджета
Петербург опустился на 88-е место по уровню комфорта в рейтинге The Economist — из-за последствий войны в Украине
«Все будут воспринимать это как „Мак“». Первые посетители «Вкусно — и точка» — о качестве бургеров, ценах и бренде
Грозит ли России голод? Что будет с импортом, ценами и безработицей? Как изменится производство? Отвечают экономисты
На месте McDonald’s в Петербурге открылась сеть «Вкусно — и точка». Показываем один из ресторанов
Давление на свободу слова
«Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
Запрет Facebook и Instagram за «экстремистскую деятельность» вступил в силу. Чего опасаться?
«Ты не Петр I, ты Адольф II». Как Петербург протестовал в День России — с плакатами, самолетиками и пластилиновыми птицами
Школы и детские сады Петербурга готовятся ко Дню России. Дети танцуют под Газманова, рисуют триколоры и клеят на окна изображения голубей
С конца мая в телеграме травят музыкантов, выступающих против войны, — теперь их концерты в Петербурге отменяют. Что об этом известно
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.