В доме Брюллова на Васильевском острове намерены открыть музей ислама. Его будущий руководитель рассказывает, зачем нужен проект и как пройдет реставрация здания

Власти Петербурга намерены передать исторический дом Брюллова на Васильевском острове новому музею исламской культуры — об этом стало известно из ответа вице-губернатора Евгения Елина на письмо депутата Закса Алексея Ковалева. Ранее на здание претендовало Всероссийское общество охраны памятников.

Новостью об открытии музея ислама возмутились многие петербуржцы. На Change.org появилась петиция против передачи здания, собравшая уже более 4 тысяч подписей. Протестующие считают, что «мусульмане не являются важной культурной составляющей» города, и подозревают, что музей будут спонсировать зарубежные фонды, которые сделают его «агентом иностранного влияния».

Будущее учреждение возглавит Ефим Резван — замдиректора Кунсткамеры, исламовед и доктор исторических наук. Он рассказал «Бумаге», чем проекту помог Михаил Пиотровский, почему для музея выбрали именно дом Брюллова и почему разговоры о нем на самом деле начались раньше времени.

Как появилась идея создать музей ислама в Петербурге

— Идея создать в Петербурге музей ислама появилась 5 лет назад, и тогда она была совершенно сумасшедшей — для этого нужно было здание. Идея была на уровне «хотелок». Но «хотелок» вполне серьезных: мы длительное время обсуждали экспозицию Кунсткамеры, и каждый раз выходило, что исламская экспозиция в музее не получается. В этнографическом музее уже есть экспозиция, посвященная Центральной Азии. А нам, [чтобы выставить исламские экспонаты], пришлось бы убирать Австралию и Океанию.

Из-за этого наши выдающиеся коллекции, которые стали результатом деятельности многих ученых, экспедиций, лежат в фондах. И мы думали: как же так? Хотелось показать эту историю.

В процессе обсуждения выяснилось, что эта идея показалась нужной и важной многим людям и из бизнеса, и из государственных структур. Тогда я понял, что найти деньги на реставрацию какого-либо здания, если его нам предоставит город, в принципе возможно.

Как директор Эрмитажа помог договориться с властями о создании музея ислама

— Я пришел с идеей музея к [директору Эрмитажа] Михаилу Борисовичу Пиотровскому. Сказал, что мы с директором Кунсткамеры готовы подписать письмо к губернатору Петербурга. Михаил Борисович загорелся, он ведь и сам исламовед, и подписал письмо на имя губернатора.

После этого город эффективно и быстро рассмотрел наше предложение и предоставил два здания на выбор. Одно в районе Литейного, другое — на Васильевском острове. Поскольку научно-методическим обеспечением будет заниматься Международный центр исламских исследований — структура Кунсткамеры, — мне очень хотелось, чтобы музей ислама был недалеко от Кунсткамеры. К тому же здание очень хорошее — его, кстати, не так давно хотели отдать восточному факультету СПбГУ.

Затем нужно было найти средства на реставрацию этого памятника культуры. Задача очень серьезная, интерьеры там полуразрушенные. Мы берем на себя обязательство по научной реставрации особняка со всеми существующими требованиями и по очень бережному приспособлению к музейному пространству. Тем более там когда-то был музей Санкт-Петербурга, мы даже видим какую-то преемственность.

Как долго и на какие деньги будут реставрировать дом Брюллова

— Реставрацией здания и созданием общественного пространства займется фонд «Аль-Макам», который организует в Петербурге фестиваль искусств Востока Dairafest. Фонд создан российским бизнесменом Игорем Панковым.

Реставрация займет от трех до пяти лет. Это очень трудоемкий процесс согласования, ведь речь о памятнике архитектуры. Никаких изменений в облик здания мы вносить не намерены. Да и у нас просто отберут здание, если мы что-то сделаем не по правилам.

Мы начнем музейную и научную деятельность, как только музей будет зарегистрирован. Наши проекты появятся на других дружественных площадках. То есть музей будет существовать уже во время ремонта дома Брюллова. А потом мы уже въедем в него с работающим коллективом.

Для нас важно, чтобы все деньги, которые пойдут на обустройство музея, были из России. Мусульманский мир очень разделен. Если мы делаем музей на саудовские деньги, не получится показать иранцев — и наоборот. На российские деньги мы сможем показывать то, что считаем нужным, а не то, что хотят навязать зарубежные спонсоры.

Городской бюджет [не будет участвовать] ни в коем случае. Это будут частные инвестиции. Существуют фонды, заинтересованные в спонсировании такого рода проектов.

Кому нужен музей ислама в Петербурге и что там можно будет увидеть

— У нас [в городе] громадное число мусульман. Мы делаем музей для петербуржцев. На музейные выставки сейчас в основном ходят люди в возрасте около 30 лет. И это наша фокус-группа.

Мы хотим сделать интересное общественное пространство, где будут кинопоказы, например, с иранским арт-хаусным кино, концерты, лекции. Мы бы хотели, чтобы общественное пространство работало до 23 часов. Это должен быть очень живой музей.

Мы очень рассчитываем, что у нас будут предметы из музейных собраний Кунсткамеры. Например, лет 10 назад я с дочерью бывшего президента Узбекистана делал выставку «Русский авангард и шелка Бухары». Выставка была очень популярной, а все шелка были из коллекции Кунсткамеры. Если не будет музея ислама, их никто больше не увидит. И это касается многих предметов.

Кроме того, в Петербурге есть очень богатые частные коллекции. Некоторые из них настолько богатые, что могут сравниться с исламской коллекцией Эрмитажа. Это и живопись, и рукописи. И их никто не видит.

Как автор идеи музея реагирует на петицию против проекта

— Стоит завести речь о строительстве мечети где угодно — автоматически появляется петиция. Люди опасаются, что вокруг мечети будут бородатые мужики, а вслед за ними будут бородатые мужики с автоматами, гастарбайтеры и так далее.

Люди, подписавшие эту петицию, не представляют, против чего они протестуют. Пишут, что мы берем иностранные деньги, что мы что-то собираемся [в здании] менять. Если вы интересуетесь историей России, то прекрасно знаете, какую громадную роль сыграл ислам в русской истории и культуре.

Хорошо, что в России есть возможность высказать любое мнение. Эти люди высказали свое — с моей точки зрения, странное. Просто оно не основано на реальной информации. Я бы хотел всех тех, кто подписал эту петицию, пригласить в наш музей. Больше чем уверен, что петицию подписали люди во многом неравнодушные. А раз они неравнодушные, им интересно жить в городе, где происходит много необычных культурных событий. В таком случае им понравится в нашем музее.

Как культура Петербург связана с исламом

— Мусульмане были среди первых строителей города и первых его жителей. Петербург ведь строила вся страна. Петербургская соборная мечеть, признанный шедевр архитектуры, вплоть до начала XXI века считалась крупнейшей в Европе. Потому что Российская империя включала огромное мусульманское население.

В петербургских музеях — в том числе в Кунсткамере — есть замечательные коллекции, связанные с исламом. Людей, интересующихся исламским искусством, в Петербурге достаточно много.

Все знают, например, что Петербург — столица балета. Но что у нас существует школа исламоведения мирового уровня, что у нас есть музейные коллекции мирового уровня, связанные с исламом, — это мало кто знает.

В классических петербургских интерьерах рубежа XIX и XX века очень был популярен мусульманский Восток. Поэтому присутствие в классических интерьерах особняка Брюллова исламской композиции будет в рамках петербургских традиций и не покажется притянутым за уши.

Это всё часть петербургской культуры. Если люди этого не знают или не замечают, то очень жаль. Думаю, в том числе и поэтому нам нужен музей ислама.

Почему разговоры о музее ислама начались преждевременно

— На самом деле все обсуждения происходят раньше времени. Они возникли в связи с ответом вице-губернатора на письмо депутата. Михаил Пиотровский, например, еще не получил ответ, из которого стало бы понятно, как будет оформлено соглашение с городом по дому Брюллова.

Так что все разговоры в некоторой степени условны. Но когда о музее ислама пишут уже все газеты, невозможно игнорировать вопросы о нем.

Мы сейчас должны утвердить устав музея в Министерстве юстиции, затем должны представить его городу, город должен принять или отклонить его, затем уже мы заключаем какое-то соглашение. Ничего из этого еще не произошло.

Фото на обложке: скриншот Google Maps

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.