31 декабря 2018

У «Спасибо!» 120 контейнеров для сбора старой одежды — в ТЦ, офисах и даже жилых домах. Но не все бизнесы готовы к благотворительности. Нужно ли их переубеждать?

Проект «Лучше здесь» — это серия встреч петербургских предпринимателей и рубрика «Бумаги» и Банка «Санкт-Петербург» о петербургском бизнесе.

Если вы занимаетесь бизнесом в Петербурге — расскажите нам о себе, пожалуйста, заполнив короткую форму в конце материала. Мы будем рады с вами познакомиться!


«Бумага» запустила рассылку с историями петербургских предпринимателей. Раз в две недели бизнесмены рассказывают о пережитых кризисах, опыте и идеях, которые помогают их делу развиваться. Первые письма мы публикуем на сайте, подписаться на нее можно здесь.

В этом выпуске генеральный директор сети благотворительных магазинов «Спасибо!» Наталья Галечьян рассказывает, как убеждает торговые центры и других партнеров собирать старую одежду.

«Спасибо!» уже 8 лет принимает ненужную одежду, которую потом продают, передают нуждающимся или отправляют на переработку. Почти всю прибыль «Спасибо!» также отправляет благотворительным организациям. Одно из направлений работы сети — контейнеры для одежды, установленные в торговых комплексах, магазинах, офисах и даже в жилых домах.

Сейчас у «Спасибо!» около 50 партнеров. Многие устанавливают контейнеры по собственной инициативе, но переговоры с бизнесом могут быть и сложными, а порой компании вовсе не хотят сотрудничать. Как привлекать бизнес к благотворительности и почему большой объем одежды тоже проблема — в письме Натальи Галечьян.

Наталья Галечьян

Почему даже с лояльными компаниями бывает трудно согласовать благотворительный проект

Большинство компаний пришли к нам сами: «Максидом», «Призма», «Юлмарт», торговые центры «Континент». Не думаю, что это связано с имиджем: вряд ли на него может повлиять один контейнер. Скорее, им просто хочется поучаствовать в этой истории, чтобы сделать что-то хорошее.

Но даже в таких случаях бывают сложности. Ведь после того, как компания говорит «Да, мы хотим поставить у себя контейнеры», начинается длинная цепочка согласований. Мы высылаем информацию о контейнерах, об их виде, неделю-две в компании всё согласовывается, потом нам нужно посмотреть место для контейнеров: они должны быть доступны и для людей, и для водителя, который забирает содержимое.

Потом начинаются переговоры с техническими службами, подписание договоров. Ну и про нас часто просто забывают, ведь контейнеры — это не то, без чего не может существовать, например, торговый центр. Мы много раз о себе напоминаем и в хорошем случае через полгода контейнер удается установить.

Бывает и такое, что нас уже поставили, но потом что-то меняется. В одном торговом центре руководитель экологической службы поставил наш контейнер, а через год руководство комплекса передумало, и нас убрали.

Отчего не все компании готовы размещать у себя контейнеры для сбора одежды и нужно ли пытаться их переубедить

Хоть и нечасто, но мы сталкиваемся с компаниями, которые просто против подобной благотворительности. Приходилось слышать, что от этой одежды будет вонять, что там заведутся клопы и блохи. Они могут аргументировать это и тем, что люди должны сами всего добиваться, поэтому благотворительность не нужна. Что людям, условно говоря, надо давать удочку, а не рыбу.

Это, с одной стороны, правильная точка зрения. Но иногда рыба — это просто рыба. У человека сгорел дом — можно сколько угодно давать удочки, но ему просто не в чем ходить. И таких ситуаций я могу перечислить очень много.

С одним торговым центром, который после года сотрудничества попросил уйти, больше не работаем. Одна торговая сеть сначала отказалась, а потом сама же вернулась, увидев, что никаких блох нет. Еще один торговый центр в жесткой форме отказался, но увидел контейнеры в «Юлмарте», пришел обратно и очень быстро установил их у себя.

У меня ограниченные ресурсы и время. Я не иду в закрытые двери, потому что есть очень много людей, которые с удовольствием с нами работают. Нет смысла уговаривать одного, когда рядом есть 20 готовых пойти навстречу.

Кажется, что большое количество партнеров — это хорошо. Но это не совсем так. Какие проблемы могут возникнуть, если контейнеров становится много

Сейчас у нас примерно 120 контейнеров по Петербургу и около 50 партнеров. Но этого, конечно, мало. Долгое время мы сознательно не спешили с увеличением количества контейнеров. Это связано с тем, что в какой-то момент вещей стало слишком много, и мы не могли организовать продажу собранного, грамотно это выдавать. Потребовалось время, чтобы мы подросли, реорганизовали процессы и чтобы мы могли выполнять свои обязательства.

За месяц за счет контейнеров мы получаем от 100 до 140 тонн вещей. Это очень хорошо даже в сравнении с Европой, где контейнеров много и стоят они давно. В одном нашем контейнере в среднем набирается около тонны одежды. В Европе — 300–400 килограммов. Мы общаемся с европейскими компаниями, и их потрясают наши цифры.

Сначала было легче, потому что объемы полученной одежды были не такие большие. Но когда собирается 100 тысяч килограммов, это уже сложно. Нужно перестраивать помещения, нанимать и обучать людей. Сейчас у нас наступил период, когда мы наконец вышли на следующую ступеньку, готовы расширяться, и я возобновила переговоры об установке контейнеров.

Сейчас темпы появления новых контейнеров медленные, мы только в октябре решили, что пора увеличивать их количество. За два месяца поставили пять-шесть контейнеров — это очень мало. Думаю, к весне темпы увеличатся. До конца 2019 года должны дорасти до двухсот контейнеров, а в 2020-м — до трехсот. Думаю, на сегодняшний день мы освоили не больше 5 % городских пространств.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Давление на свободу слова
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.