31 декабря 2018

У «Спасибо!» 120 контейнеров для сбора старой одежды — в ТЦ, офисах и даже жилых домах. Но не все бизнесы готовы к благотворительности. Нужно ли их переубеждать?

Проект «Лучше здесь» — это серия встреч петербургских предпринимателей и рубрика «Бумаги» и Банка «Санкт-Петербург» о петербургском бизнесе.

Если вы занимаетесь бизнесом в Петербурге — расскажите нам о себе, пожалуйста, заполнив короткую форму в конце материала. Мы будем рады с вами познакомиться!


«Бумага» запустила рассылку с историями петербургских предпринимателей. Раз в две недели бизнесмены рассказывают о пережитых кризисах, опыте и идеях, которые помогают их делу развиваться. Первые письма мы публикуем на сайте, подписаться на нее можно здесь.

В этом выпуске генеральный директор сети благотворительных магазинов «Спасибо!» Наталья Галечьян рассказывает, как убеждает торговые центры и других партнеров собирать старую одежду.

«Спасибо!» уже 8 лет принимает ненужную одежду, которую потом продают, передают нуждающимся или отправляют на переработку. Почти всю прибыль «Спасибо!» также отправляет благотворительным организациям. Одно из направлений работы сети — контейнеры для одежды, установленные в торговых комплексах, магазинах, офисах и даже в жилых домах.

Сейчас у «Спасибо!» около 50 партнеров. Многие устанавливают контейнеры по собственной инициативе, но переговоры с бизнесом могут быть и сложными, а порой компании вовсе не хотят сотрудничать. Как привлекать бизнес к благотворительности и почему большой объем одежды тоже проблема — в письме Натальи Галечьян.

Наталья Галечьян

Почему даже с лояльными компаниями бывает трудно согласовать благотворительный проект

Большинство компаний пришли к нам сами: «Максидом», «Призма», «Юлмарт», торговые центры «Континент». Не думаю, что это связано с имиджем: вряд ли на него может повлиять один контейнер. Скорее, им просто хочется поучаствовать в этой истории, чтобы сделать что-то хорошее.

Но даже в таких случаях бывают сложности. Ведь после того, как компания говорит «Да, мы хотим поставить у себя контейнеры», начинается длинная цепочка согласований. Мы высылаем информацию о контейнерах, об их виде, неделю-две в компании всё согласовывается, потом нам нужно посмотреть место для контейнеров: они должны быть доступны и для людей, и для водителя, который забирает содержимое.

Потом начинаются переговоры с техническими службами, подписание договоров. Ну и про нас часто просто забывают, ведь контейнеры — это не то, без чего не может существовать, например, торговый центр. Мы много раз о себе напоминаем и в хорошем случае через полгода контейнер удается установить.

Бывает и такое, что нас уже поставили, но потом что-то меняется. В одном торговом центре руководитель экологической службы поставил наш контейнер, а через год руководство комплекса передумало, и нас убрали.

Отчего не все компании готовы размещать у себя контейнеры для сбора одежды и нужно ли пытаться их переубедить

Хоть и нечасто, но мы сталкиваемся с компаниями, которые просто против подобной благотворительности. Приходилось слышать, что от этой одежды будет вонять, что там заведутся клопы и блохи. Они могут аргументировать это и тем, что люди должны сами всего добиваться, поэтому благотворительность не нужна. Что людям, условно говоря, надо давать удочку, а не рыбу.

Это, с одной стороны, правильная точка зрения. Но иногда рыба — это просто рыба. У человека сгорел дом — можно сколько угодно давать удочки, но ему просто не в чем ходить. И таких ситуаций я могу перечислить очень много.

С одним торговым центром, который после года сотрудничества попросил уйти, больше не работаем. Одна торговая сеть сначала отказалась, а потом сама же вернулась, увидев, что никаких блох нет. Еще один торговый центр в жесткой форме отказался, но увидел контейнеры в «Юлмарте», пришел обратно и очень быстро установил их у себя.

У меня ограниченные ресурсы и время. Я не иду в закрытые двери, потому что есть очень много людей, которые с удовольствием с нами работают. Нет смысла уговаривать одного, когда рядом есть 20 готовых пойти навстречу.

Кажется, что большое количество партнеров — это хорошо. Но это не совсем так. Какие проблемы могут возникнуть, если контейнеров становится много

Сейчас у нас примерно 120 контейнеров по Петербургу и около 50 партнеров. Но этого, конечно, мало. Долгое время мы сознательно не спешили с увеличением количества контейнеров. Это связано с тем, что в какой-то момент вещей стало слишком много, и мы не могли организовать продажу собранного, грамотно это выдавать. Потребовалось время, чтобы мы подросли, реорганизовали процессы и чтобы мы могли выполнять свои обязательства.

За месяц за счет контейнеров мы получаем от 100 до 140 тонн вещей. Это очень хорошо даже в сравнении с Европой, где контейнеров много и стоят они давно. В одном нашем контейнере в среднем набирается около тонны одежды. В Европе — 300–400 килограммов. Мы общаемся с европейскими компаниями, и их потрясают наши цифры.

Сначала было легче, потому что объемы полученной одежды были не такие большие. Но когда собирается 100 тысяч килограммов, это уже сложно. Нужно перестраивать помещения, нанимать и обучать людей. Сейчас у нас наступил период, когда мы наконец вышли на следующую ступеньку, готовы расширяться, и я возобновила переговоры об установке контейнеров.

Сейчас темпы появления новых контейнеров медленные, мы только в октябре решили, что пора увеличивать их количество. За два месяца поставили пять-шесть контейнеров — это очень мало. Думаю, к весне темпы увеличатся. До конца 2019 года должны дорасти до двухсот контейнеров, а в 2020-м — до трехсот. Думаю, на сегодняшний день мы освоили не больше 5 % городских пространств.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
В Петербурге почти месяц действует военный «режим базовой готовности». Что это такое? И касается ли он горожан?
Россия проводит ядерные учения. Что об этом нужно знать
«Меры безопасности усиливаются». Беглов — о режиме базовой готовности в Петербурге
Мобилизация
«Или вы едете, или в тюрьму». В Петербурге двое мобилизованных пожаловались на отказ в госпитализации. По их словам, их готовят к отправке в неизвестном направлении
Беглов поздравил мобилизованных с окончанием военной подготовки и отправкой на фронт
Петербуржец побывал на войне, досрочно расторг контракт, а теперь пытается отменить решение о мобилизации, пишет «Фонтанка»
«А где в православии указано, что вы не должны убивать человека?» Как суд отказал в АГС мобилизованному Кириллу Березину
В Петербурге полиция меняет протоколы протестовавших против мобилизации. Так их можно привлечь к ответственности в 2023-м
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
«Дождю» аннулировали лицензию на вещание в Латвии. С чем это связано?
Правозащитный центр «Мемориал» исключили из государственного реестра юридических лиц. Суд утвердил это решение
Бар «Доски» уволил сотрудника после доноса основателя экстремистского «Мужского государства»
Распродажа ЛГБТ-литературы и книги «иноагентов» в обложке. Что происходит в книжных после принятия новых законов
Петербуржца признали виновным в «дискредитации» армии за лозунг «Слава Украине!»
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко продлили арест до 10 апреля 2023 года
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Экономический кризис — 2022
Как изменится прожиточный минимум в России в 2023 году?
За год мандрины в Петербурге подорожали более чем на 50 %
В 2023 году билеты на поезда дальнего следования в России подорожают на 8,1 %
Предельная плата за техосмотр транспорта в Петербурге вырастет почти вдвое
Туристы в Петербурге теперь будут платить курортный сбор. О какой сумме речь и кого это коснется?
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.