Тысячи туристов застряли за границей из-за коронавируса. Как они возвращаются домой — три истории петербуржцев

С 16 марта Россия ограничила авиасообщение со странами Евросоюза, а с 18 марта закрыла границы для всех иностранцев. Тысячи российских туристов застряли за границей и вынуждены искать способы добраться домой. По данным Ростуризма, в разных странах находятся около 100 тысяч организованных путешественников из России.

«Бумага» поговорила с петербуржцами, которые столкнулись с проблемами при выезде из зарубежных стран во время пандемии коронавируса. Они рассказывают, как добирались в Россию и помогали ли им авиакомпании и консульства.

Софья Вольянова

Журналист

— Мы купили билеты в Португалию еще в сентябре 2019 года. Поехали в Лиссабон, провели там пару дней, а затем отправились еще на несколько дней в Порту. На следующий день мы узнали, что Россия прекращает авиасообщение с Германией (авиасообщение сохранилось только между столицами стран — прим. «Бумаги»). Обратно мы должны были лететь через Франкфурт. Мы сразу позвонили в Lufthansa, но там нам не ответили.

Честно говоря, у меня было абсолютно нереалистичное представление, что не надо ни о чем беспокоиться, что авиакомпания сама с нами свяжется и расскажет, что нам делать. Как я прочитала позже, некоторые авиакомпании так и сделали, но в нашем случае всё было не так. Мы пытались дозвониться до Lufthansa четыре дня, благо в одном из телефонов у нас была установлена Drimsim (международная сим-карта для путешествий — прим. «Бумаги»), но никто не брал трубку. Мы звонили не только в российский офис авиакомпании, но и в офисы в Португалии, Германии, Беларуси и Украине. На сообщения в соцсетях они отвечали, что нам нужно прийти в день вылета к стойке и там нам помогут со всем разобраться.

В конце концов мы отчаялись и решили попробовать вернуть деньги за билеты. Тем более что позже сотрудница Lufthansa, которая также является администратором группы компании во «ВКонтакте», сообщила, что нам должны вернуть деньги за весь рейс — не только из Франкфурта, но и до него.

Мы очень испугались, когда границы начали быстро закрываться, а авиа- и железнодорожное сообщение приостанавливаться. Сначала мы думали ехать через Таллин или Ригу, но пока рассматривали вариант с Ригой, Латвия закрыла границы. Часть людей советовала нам все-таки пойти к стойке регистрации в аэропорту, но, во-первых, мы тогда уже запросили возврат, а во-вторых, не верили в то, что компания сможет разобраться на месте. Наши друзья звонили в консульство Германии и на горячую линию по коронавирусу. Но там тоже сказали обращаться в авиакомпанию.

Тогда мы поняли, что никакой помощи не будет и нужно выбираться самостоятельно. Стали думать, кто может не закрыть границы. Самой доступной страной была Финляндия, но нужно было решить, когда покупать билеты и как вновь не оказаться за закрытыми границами. Сначала мы увидели билет за 35 тысяч, но в итоге купили за 43, так как до последнего оттягивали покупку. Это был большой стресс из-за того, что везде стали появляться новости, что Россия и Финляндия обсуждают закрытие границ (границы закрыли 18 марта — прим. «Бумаги»).

Была еще опция вылета через Стамбул с ночевкой там. Билет стоил 70 тысяч рублей. Был вариант прямого рейса из Лиссабона в Москву от «Аэрофлота» за 143 тысячи рублей.

В итоге мы приехали из Порту в Лиссабон за шесть часов до самолета и там выяснили, что главное здание аэропорта закрыто на дезинфекцию. Из-за этого всех пассажиров, которые вылетают ночными рейсами, отправили в небольшое помещение, где стояли стойки для бронирования машин. Там не было ни стульев, ни скамеек, ни туалетов. Люди просто сидели на холодном полу, очень близко друг к другу, кто-то кашлял, кто-то был в маске, кто-то укрывал лицо платком. Еще там был небольшой предбанник, где тоже сидели люди. Обстановка там была совсем инфернальная — там были ребята, которые выглядели как бездомные, и был мужчина, который выглядел очень больным, его губы и подбородок были белого цвета, как от засохшей пены. Там мы пробыли три часа до открытия аэропорта, я спала на полу.

После этого мы сели в самолет Finnair. На рейсе за 43 тысячи не было ни еды, ни даже кофе или чая. Но долетели. После этого мы сели на «Аллегро» и там узнали, что с завтрашнего дня движение поездов между Россией и Финляндией прекращается. В итоге мы потратили 43 тысячи на билет на самолет и 8 тысяч на поезд. Мы пока не знаем, сколько нам вернет Lufthansa. Пока никакого ответа нет. Вероятно, нам придется ехать в Пулково и писать заявления. Пока мы самоизолировались и не сможем это сделать раньше чем через две недели.

Татьяна Пантелеева

Соосновательница Doing Great Agency

— Я должна была лететь в Россию рейсом Коломбо — Бахрейн, а затем — Бахрейн — Москва авиакомпанией Gulf Air. Но вчера ночью они отменили второй рейс из-за ситуации с коронавирусом в своей стране.

Когда я приехала в аэропорт, то выяснила, что до Бахрейна мы тоже не сможем долететь. И вообще никуда не сможем долететь, авиакомпания просто отказалась нас везти. Всего на рейсы до Бахрейна и до Москвы не пустили 15 человек из России. Потому что Бахрейн закрыт для транзита, а Москва якобы не может нас принять. Мы предлагали довезти нас до Стамбула, а оттуда добраться до России, но авиакомпания отказалась от такого варианта. Они предложили долететь до Минска и потом куда угодно, но сделать это после отмены билетов через их сайт, а это долго.

Сначала авиакомпания не хотела нам помогать, мы восемь часов провели в аэропорту, безуспешно звонили в консульство. Утром я говорила с консулом, и он мне сказал, что «есть компания „Аэрофлот“, которая доблестно выполняет свою миссию» и можно лететь их самолетом. Ближайший рейс 20 марта и он стоит 40 тысяч рублей, а буквально тремя часами ранее он стоил 34 тысячи.

Мы с трудом смогли заселиться в отель — местные начинают плохо относиться к туристам, боятся. Утром мне сказали, что если мы не выселимся, то приедет полиция и нас посадят на карантин на две недели.

При помощи консула удалось попасть в офис авиакомпании Gulf Air. Они долго просматривали варианты и в итоге предложили вылететь в девять вечера. Сначала мы полетим до Абу-Даби, а оттуда уже в Москву. Пока мы были в офисе, они просили нас выйти на 30 минут и говорили, что предоставят билеты потом, но мы не ушли, и вот получили билеты.

Михаил Иванов

Основатель книжного магазина «Подписные издания»

— Мы отдыхали в Барселоне, а затем в Валенсии. Должны были улетать из Барселоны 17 марта через Франкфурт, но за неделю, находясь в Валенсии, я прочитал, что все рейсы оттуда отменяются. При этом Lufthansa до сих пор не прислала письмо об отмене рейсов, только в личном кабинете увидел, что это действительно так.

Мы начали искать варианты из Валенсии, но там либо лететь сутки, либо ненадежно в плане отмены рейсов. Тогда уже пошли новости, что 16 марта закроют авиасообщение со всеми городами, кроме столиц. В Мадрид нам ехать не хотелось по понятным причинам.

Утром следующего дня мы нашли билет из Барселоны в Хельсинки, экстренно сели в такси и за 4,5 часа к ночи добрались до Барселоны. В аэропорту было много людей, больше, чем когда в августе все эвакуировались из Испании. Большая часть пассажиров летела через Хельсинки транзитом в Китай.

В Хельсинки никто и ничего не проверял, мы доехали до вокзала, а там сели в «Аллегро». Финская пограничница спросила только «не кашляете ли вы», затем уже в России зашла женщина в бордовом кителе с тепловизором, походила по вагонам, но так его и не расчехлила. Видимо, не работал. Вот уже четвертые сутки сидим дома, не выходим, самочувствие нормальное.


Актуальные новости о распространении COVID-19 в городе читайте в рубрике «Бумаги» «Коронавирус в Петербурге».


Фото на обложке: unsplash.com

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.