17 апреля 2017

Профессии, которые ненавидят: интернет-тролль — о «фабрике», патриотизме и Милонове

Сколько комментариев и постов в день оставляют работники «фабрики троллей», почему оттуда увольняют, кому нужно равняться на Милонова и как тролли меняют понятие патриотизма?

Попавший под сокращение сотрудник «фабрики» анонимно рассказал «Бумаге», как его работа была устроена изнутри и почему он не видит вреда от этой профессии.

Почему вы выбрали эту профессию и как начали работать?

В 2014 году я окончил философский и не знал, куда идти. А еще у меня были большие долги, которые нужно было быстро раздать. Тогда из какой-то статьи я узнал о «фабрике» и понял, что там можно быстро заработать. Многие мои коллеги, кстати, узнавали о работе точно так же.

Когда пришел на собеседование, уже знал, что буду писать проправительственные агитки в интернете. И я даже не удивился, когда мне дали в качестве теста задание написать комментарии на тему «фашистской составляющей США». Мне, конечно, было одновременно стыдно и смешно, но я это сделал. И меня взяли.

В 2014 году я окончил философский и не знал, куда идти

Всё же поначалу было сложно привыкнуть: непонятно, зачем я вообще сижу в этом душном офисе по восемь часов, зачем делаю то, что делаю. Но меня соблазнили легкий труд и хорошие деньги. Я смирился и начал просто наслаждаться тем, что ничего не делаю и при этом хорошо зарабатываю.

Наша работа строилась так: мы приходили в офис, садились впятером в комнату в 20 квадратных метров и каждый день отписывали по 200 комментариев и 20 новостей-постов с разных фейковых страниц. На «фабрике» неимоверно много различных отделов и сайтов, куда пишут эти отделы. В конце 2016 года, точно знаю, оставались отделы об Украине и о выборах в США. О том, куда писал я, мне говорить запрещено подписанным контрактом.

За что вашу профессию не любят?

Тролли пишут абсурдные вещи, которые никто другой бы никогда не написал. Каждый раз, когда я придумывал текст, это был настоящий полет фантазии. Нам разрешалось извращать изначальную информацию как угодно, чтобы подстроить ее под то, что нужно получить. А люди не любят читать такой бред. Тех, кто в действительности верит в «особый путь России», очень мало.

Мы якобы были такими поборниками патриотизма. Но, даже если не уметь определять, что тот или иной комментарий оставил тролль, такая тематика всё равно будет бесить. Комментарии с «фабрики» создают образ русского патриотизма-национализма, при котором хорошие только мы и верить нужно только нам одним. А реальный патриотизм куда шире — и подсознательно все это понимают. И нас не любят за то, что мы искажаем понятие патриотизма.

Нам разрешалось извращать изначальную информацию как угодно, чтобы подстроить ее под то, что нужно получить

А еще нас действительно много. По моим подсчетам, из нашего центра ежедневно в интернет выливается более 5 тысяч комментариев и постов. А это захламляет ленту. Всем нормальным людям как бы плевать, на это уже мало кто обращает внимания, но надоедает, как спам в свое время.

Эту профессию не любят даже те, кто в ней работает. Все понимают, что занимаются бредом. Хотя сейчас всё немного иначе: после частых появлений «фабрики» в СМИ руководство стало сокращать людей, в том числе уволили и меня. Набирают они уже тех, кто верит в то, что будет писать. Теперь нужно доказать, что ты патриот, чтобы оставлять комментарии за деньги. Так руководство минимизирует возможности «сливов», как это произошло с Мальцевой и Савчук.

Сколько вы зарабатывали?

Достаточно. Троллей даже кризис нисколько не коснулся. Если ты там работаешь долго, то со всеми премиями за перевыполнение плана и надбавками за хорошую работу можно получать в месяц 80–90 тысяч.

На работе я оставался только из-за такой зарплаты. За то время, пока я там проработал, я купил себе «Мазду» «шестерку», например.

Как в идеале должны работать люди вашей профессии и что мешает им это делать?

Мне кажется, идеалом интернет-тролля должен быть [депутат Госдумы Виталий] Милонов. Всё, что он говорит и делает — это настоящая фантасмагория. Например, его недавний законопроект, в котором он предлагает наказывать людей за агитацию к оппозиционным публичным собраниям. Бред бредом. Но нашим патриотам не нравятся любые действия Навального, в том числе и его митинг [26 марта против коррупции]. А этим вбросом — по-другому и не назовешь, ведь никто не воспринял это серьезно, — Милонов нехило задел либеральную общественность и поднял авторитет власти у своих поклонников. Он практически сделал то, чем по логике вещей должны заниматься тролли.

Троллей даже кризис нисколько не коснулся. На работе я оставался только из-за такой зарплаты

А если говорить более серьезно, то профессиональный тролль должен чувствовать тех, с кем общается, и полностью отдавать себе отчет в том, к чему это ведет. И, главное, не терять творческой жилки, потому что каждый раз изо дня в день придумывать что-то новое — невероятно сложно.

Чем эта работа полезна обществу?

Я не могу назвать ни одного плюса, если честно. Мне всегда было стыдно там работать, поэтому я даже пытался никому не рассказывать, где тружусь. «Фабрика троллей» — это далеко не о пользе. И, мне кажется, это понимают все. Это такая корпорация, которая наподобие желтой прессы выполняет заказы и пытается нажиться, не особо утруждаясь.

Но такая работа не приносит и вреда. Лично я считал и считаю, что эта деятельность в реальности не приносит результата вообще. Тем более того, на которой надеются спонсоры. В наши посты не верит никто: ни мы, ни остальные. Спорят с троллями такие же тролли. Мне кажется, подавляющее большинство просто уже не обращает внимания на такие комментарии.

Если вам кажется, что вашу профессию тоже ненавидят,
пишите нам на news@paperpaper.ru

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&M в России начнется 1 августа
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.