17 апреля 2017
«Бумага» публикует монологи петербуржцев, чьи профессии многим не нравятся. Почему они выбрали именно эту работу и чем она полезна обществу, расскажут те, кому часто приходится сталкиваться с агрессией и непониманием

Профессии, которые ненавидят: интернет-тролль — о «фабрике», патриотизме и Милонове

Сколько комментариев и постов в день оставляют работники «фабрики троллей», почему оттуда увольняют, кому нужно равняться на Милонова и как тролли меняют понятие патриотизма?

Попавший под сокращение сотрудник «фабрики» анонимно рассказал «Бумаге», как его работа была устроена изнутри и почему он не видит вреда от этой профессии.

Почему вы выбрали эту профессию и как начали работать?

В 2014 году я окончил философский и не знал, куда идти. А еще у меня были большие долги, которые нужно было быстро раздать. Тогда из какой-то статьи я узнал о «фабрике» и понял, что там можно быстро заработать. Многие мои коллеги, кстати, узнавали о работе точно так же.

Когда пришел на собеседование, уже знал, что буду писать проправительственные агитки в интернете. И я даже не удивился, когда мне дали в качестве теста задание написать комментарии на тему «фашистской составляющей США». Мне, конечно, было одновременно стыдно и смешно, но я это сделал. И меня взяли.

В 2014 году я окончил философский и не знал, куда идти

Всё же поначалу было сложно привыкнуть: непонятно, зачем я вообще сижу в этом душном офисе по восемь часов, зачем делаю то, что делаю. Но меня соблазнили легкий труд и хорошие деньги. Я смирился и начал просто наслаждаться тем, что ничего не делаю и при этом хорошо зарабатываю.

Наша работа строилась так: мы приходили в офис, садились впятером в комнату в 20 квадратных метров и каждый день отписывали по 200 комментариев и 20 новостей-постов с разных фейковых страниц. На «фабрике» неимоверно много различных отделов и сайтов, куда пишут эти отделы. В конце 2016 года, точно знаю, оставались отделы об Украине и о выборах в США. О том, куда писал я, мне говорить запрещено подписанным контрактом.

За что вашу профессию не любят?

Тролли пишут абсурдные вещи, которые никто другой бы никогда не написал. Каждый раз, когда я придумывал текст, это был настоящий полет фантазии. Нам разрешалось извращать изначальную информацию как угодно, чтобы подстроить ее под то, что нужно получить. А люди не любят читать такой бред. Тех, кто в действительности верит в «особый путь России», очень мало.

Мы якобы были такими поборниками патриотизма. Но, даже если не уметь определять, что тот или иной комментарий оставил тролль, такая тематика всё равно будет бесить. Комментарии с «фабрики» создают образ русского патриотизма-национализма, при котором хорошие только мы и верить нужно только нам одним. А реальный патриотизм куда шире — и подсознательно все это понимают. И нас не любят за то, что мы искажаем понятие патриотизма.

Нам разрешалось извращать изначальную информацию как угодно, чтобы подстроить ее под то, что нужно получить

А еще нас действительно много. По моим подсчетам, из нашего центра ежедневно в интернет выливается более 5 тысяч комментариев и постов. А это захламляет ленту. Всем нормальным людям как бы плевать, на это уже мало кто обращает внимания, но надоедает, как спам в свое время.

Эту профессию не любят даже те, кто в ней работает. Все понимают, что занимаются бредом. Хотя сейчас всё немного иначе: после частых появлений «фабрики» в СМИ руководство стало сокращать людей, в том числе уволили и меня. Набирают они уже тех, кто верит в то, что будет писать. Теперь нужно доказать, что ты патриот, чтобы оставлять комментарии за деньги. Так руководство минимизирует возможности «сливов», как это произошло с Мальцевой и Савчук.

Сколько вы зарабатывали?

Достаточно. Троллей даже кризис нисколько не коснулся. Если ты там работаешь долго, то со всеми премиями за перевыполнение плана и надбавками за хорошую работу можно получать в месяц 80–90 тысяч.

На работе я оставался только из-за такой зарплаты. За то время, пока я там проработал, я купил себе «Мазду» «шестерку», например.

Как в идеале должны работать люди вашей профессии и что мешает им это делать?

Мне кажется, идеалом интернет-тролля должен быть [депутат Госдумы Виталий] Милонов. Всё, что он говорит и делает — это настоящая фантасмагория. Например, его недавний законопроект, в котором он предлагает наказывать людей за агитацию к оппозиционным публичным собраниям. Бред бредом. Но нашим патриотам не нравятся любые действия Навального, в том числе и его митинг [26 марта против коррупции]. А этим вбросом — по-другому и не назовешь, ведь никто не воспринял это серьезно, — Милонов нехило задел либеральную общественность и поднял авторитет власти у своих поклонников. Он практически сделал то, чем по логике вещей должны заниматься тролли.

Троллей даже кризис нисколько не коснулся. На работе я оставался только из-за такой зарплаты

А если говорить более серьезно, то профессиональный тролль должен чувствовать тех, с кем общается, и полностью отдавать себе отчет в том, к чему это ведет. И, главное, не терять творческой жилки, потому что каждый раз изо дня в день придумывать что-то новое — невероятно сложно.

Чем эта работа полезна обществу?

Я не могу назвать ни одного плюса, если честно. Мне всегда было стыдно там работать, поэтому я даже пытался никому не рассказывать, где тружусь. «Фабрика троллей» — это далеко не о пользе. И, мне кажется, это понимают все. Это такая корпорация, которая наподобие желтой прессы выполняет заказы и пытается нажиться, не особо утруждаясь.

Но такая работа не приносит и вреда. Лично я считал и считаю, что эта деятельность в реальности не приносит результата вообще. Тем более того, на которой надеются спонсоры. В наши посты не верит никто: ни мы, ни остальные. Спорят с троллями такие же тролли. Мне кажется, подавляющее большинство просто уже не обращает внимания на такие комментарии.

Если вам кажется, что вашу профессию тоже ненавидят,
пишите нам на news@paperpaper.ru

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
Профессии, которые ненавидят: гардеробщица — о скуке на рабочем месте, кражах и заискивании
Профессии, которые ненавидят: кассирша супермаркета — об агрессии подростков и пренебрежении к обслуживающему персоналу
Профессии, которые ненавидят: сотрудница регистратуры в поликлинике — об ответственности, очередях и маленьких презентах
Гид по пригородам Петербурга
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
В Приморске — старая финская кирха и пирс, на котором испытывают ледоколы. Прогуляйтесь по берегу залива и заказнику с морскими видами
В Выборге — средневековая крепость, парк со скалами и северный модерн. Прогуляйтесь по узким улочкам и найдите один из старейших жилых домов России
В Кронштадте — форты, вид на залив и заказник. Приезжайте посмотреть на «тюленью гряду» и старейший маяк России
Как всё дорожает
Петербург вошел в топ-10 городов мира по росту цен на элитное жилье, обогнав Лос-Анджелес и Москву
С 1 мая подорожают входные билеты в Ботанический сад Петра Великого
Вход в Ленинградский зоопарк для взрослых подорожает с 1 мая. Это связывают с ростом цен на корм для животных и другие расходы
Поход в Эрмитаж теперь обходится дороже на 100 рублей. Почему так? И вернут ли льготы?
В некоторых петербургских ресторанах планируют поднять цены на позиции в меню — из-за подорожания продуктов
Вакцинация от коронавируса
Петербург находится на высоком плато по заболеваемости коронавирусом, заявили власти. Первично вакцинировано более 10 % населения
Маломобильных жителей Петербурга начали вакцинировать от коронавируса на дому
В Петербурге могут запустить программу поощрения для привившихся горожан. В Смольном прорабатывают меры
В Петербург поступила вторая партия «ЭпиВакКороны». Привиться смогут более 7 тысяч человек
Роспотребнадзор разрешил прививать петербуржцев от коронавируса на дому. Эту возможность получат маломобильные горожане
Коллеги «Бумаги»
Спасти «Медузу»
Екатерина Шульман — о «варягах», федерализме и активистах в регионах
Виталий Манский — о сорванном «Артдокфесте» в Петербурге, переезде и творчестве
В Петербурге начинается посмертный суд над погибшим в СИЗО бизнесменом Валерием Пшеничным
Утрата памятников архитектуры
После падения штукатурки в Центральном районе организовали внеплановую проверку всех зданий — чтобы выявить аварийные и представляющие угрозу
Облицовку старинной печи из петербургской квартиры продают под разборку на «Авито». Она не охраняется
На Малой Морской улице на голову женщине упал кусок штукатурки. Ее госпитализировали в Мариинскую больницу
На территории дач Кирхнера и Кинга в Зеленогорске построят комплекс с отелем, кемпингом и спортивными площадками
В доме Полежаева десятки лет была тайная лестница. Как жильцы добились, чтобы ее открыли, и нашли исторический лифт, о котором никто не знал
Подкасты «Бумаги»
«Я была абсолютно не готова к отсутствию комфорта». Горожане, переехавшие в деревни, рассказывают о сельском быте, отношениях с местными жителями и одиночестве
«Без деревьев нет человеческой жизни». Как леса влияют на климат планеты, температуру в городах и наше самочувствие — в новом подкасте
Как наша еда влияет на окружающую среду? В этом подкасте обсуждаем экопродукты, потери продовольствия и органические фермы
Что будет с планетой? Слушайте наш новый подкаст об экологии «Послезавтра» — его ведет журналистка Ангелина Давыдова
«Каждые полградуса имеют большое значение». Как меняется климат Земли и к каким последствиям это приведет — слушайте в новом подкасте «Послезавтра»

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.