17 апреля 2017
«Бумага» публикует монологи петербуржцев, чьи профессии многим не нравятся. Почему они выбрали именно эту работу и чем она полезна обществу, расскажут те, кому часто приходится сталкиваться с агрессией и непониманием

Профессии, которые ненавидят: интернет-тролль — о «фабрике», патриотизме и Милонове

Сколько комментариев и постов в день оставляют работники «фабрики троллей», почему оттуда увольняют, кому нужно равняться на Милонова и как тролли меняют понятие патриотизма?

Попавший под сокращение сотрудник «фабрики» анонимно рассказал «Бумаге», как его работа была устроена изнутри и почему он не видит вреда от этой профессии.

Почему вы выбрали эту профессию и как начали работать?

В 2014 году я окончил философский и не знал, куда идти. А еще у меня были большие долги, которые нужно было быстро раздать. Тогда из какой-то статьи я узнал о «фабрике» и понял, что там можно быстро заработать. Многие мои коллеги, кстати, узнавали о работе точно так же.

Когда пришел на собеседование, уже знал, что буду писать проправительственные агитки в интернете. И я даже не удивился, когда мне дали в качестве теста задание написать комментарии на тему «фашистской составляющей США». Мне, конечно, было одновременно стыдно и смешно, но я это сделал. И меня взяли.

В 2014 году я окончил философский и не знал, куда идти

Всё же поначалу было сложно привыкнуть: непонятно, зачем я вообще сижу в этом душном офисе по восемь часов, зачем делаю то, что делаю. Но меня соблазнили легкий труд и хорошие деньги. Я смирился и начал просто наслаждаться тем, что ничего не делаю и при этом хорошо зарабатываю.

Наша работа строилась так: мы приходили в офис, садились впятером в комнату в 20 квадратных метров и каждый день отписывали по 200 комментариев и 20 новостей-постов с разных фейковых страниц. На «фабрике» неимоверно много различных отделов и сайтов, куда пишут эти отделы. В конце 2016 года, точно знаю, оставались отделы об Украине и о выборах в США. О том, куда писал я, мне говорить запрещено подписанным контрактом.

За что вашу профессию не любят?

Тролли пишут абсурдные вещи, которые никто другой бы никогда не написал. Каждый раз, когда я придумывал текст, это был настоящий полет фантазии. Нам разрешалось извращать изначальную информацию как угодно, чтобы подстроить ее под то, что нужно получить. А люди не любят читать такой бред. Тех, кто в действительности верит в «особый путь России», очень мало.

Мы якобы были такими поборниками патриотизма. Но, даже если не уметь определять, что тот или иной комментарий оставил тролль, такая тематика всё равно будет бесить. Комментарии с «фабрики» создают образ русского патриотизма-национализма, при котором хорошие только мы и верить нужно только нам одним. А реальный патриотизм куда шире — и подсознательно все это понимают. И нас не любят за то, что мы искажаем понятие патриотизма.

Нам разрешалось извращать изначальную информацию как угодно, чтобы подстроить ее под то, что нужно получить

А еще нас действительно много. По моим подсчетам, из нашего центра ежедневно в интернет выливается более 5 тысяч комментариев и постов. А это захламляет ленту. Всем нормальным людям как бы плевать, на это уже мало кто обращает внимания, но надоедает, как спам в свое время.

Эту профессию не любят даже те, кто в ней работает. Все понимают, что занимаются бредом. Хотя сейчас всё немного иначе: после частых появлений «фабрики» в СМИ руководство стало сокращать людей, в том числе уволили и меня. Набирают они уже тех, кто верит в то, что будет писать. Теперь нужно доказать, что ты патриот, чтобы оставлять комментарии за деньги. Так руководство минимизирует возможности «сливов», как это произошло с Мальцевой и Савчук.

Сколько вы зарабатывали?

Достаточно. Троллей даже кризис нисколько не коснулся. Если ты там работаешь долго, то со всеми премиями за перевыполнение плана и надбавками за хорошую работу можно получать в месяц 80–90 тысяч.

На работе я оставался только из-за такой зарплаты. За то время, пока я там проработал, я купил себе «Мазду» «шестерку», например.

Как в идеале должны работать люди вашей профессии и что мешает им это делать?

Мне кажется, идеалом интернет-тролля должен быть [депутат Госдумы Виталий] Милонов. Всё, что он говорит и делает — это настоящая фантасмагория. Например, его недавний законопроект, в котором он предлагает наказывать людей за агитацию к оппозиционным публичным собраниям. Бред бредом. Но нашим патриотам не нравятся любые действия Навального, в том числе и его митинг [26 марта против коррупции]. А этим вбросом — по-другому и не назовешь, ведь никто не воспринял это серьезно, — Милонов нехило задел либеральную общественность и поднял авторитет власти у своих поклонников. Он практически сделал то, чем по логике вещей должны заниматься тролли.

Троллей даже кризис нисколько не коснулся. На работе я оставался только из-за такой зарплаты

А если говорить более серьезно, то профессиональный тролль должен чувствовать тех, с кем общается, и полностью отдавать себе отчет в том, к чему это ведет. И, главное, не терять творческой жилки, потому что каждый раз изо дня в день придумывать что-то новое — невероятно сложно.

Чем эта работа полезна обществу?

Я не могу назвать ни одного плюса, если честно. Мне всегда было стыдно там работать, поэтому я даже пытался никому не рассказывать, где тружусь. «Фабрика троллей» — это далеко не о пользе. И, мне кажется, это понимают все. Это такая корпорация, которая наподобие желтой прессы выполняет заказы и пытается нажиться, не особо утруждаясь.

Но такая работа не приносит и вреда. Лично я считал и считаю, что эта деятельность в реальности не приносит результата вообще. Тем более того, на которой надеются спонсоры. В наши посты не верит никто: ни мы, ни остальные. Спорят с троллями такие же тролли. Мне кажется, подавляющее большинство просто уже не обращает внимания на такие комментарии.

Если вам кажется, что вашу профессию тоже ненавидят,
пишите нам на news@paperpaper.ru

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Вся лента

все новости
Читайте еще
Профессии, которые ненавидят: гардеробщица — о скуке на рабочем месте, кражах и заискивании
Профессии, которые ненавидят: кассирша супермаркета — об агрессии подростков и пренебрежении к обслуживающему персоналу
Профессии, которые ненавидят: сотрудница регистратуры в поликлинике — об ответственности, очередях и маленьких презентах
Зима в Петербурге
Прошедший февраль стал самым холодным в Петербурге с 2012 года. Зато солнца было больше, чем за декабрь и январь вместе взятые 🥶🌞❄
Петербургские водители массово жалуются на ямы. В Смольном объяснили, почему дороги пришли в негодность
Вода Адмиралтейского и других каналов окрасилась в ярко-желтый цвет. Горожане называют водоемы «горчичными» и сравнивают с Хуанхэ
Петербуржцы массово жалуются на ямы, которые стали заметны на дорогах после оттепели
Жители Центрального района жалуются на склад снега на Орловской — улицу затопило, людям мешает спать шум техники
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге прививку от коронавируса теперь можно сделать в восьми торговых центрах
За два месяца в Петербурге две дозы вакцины от коронавируса получили 64 тысячи человек — это меньше 1 % от реального населения
В Смольном рассказали, как в торговых центрах будет проходить вакцинация от COVID-19. Предварительная запись не нужна
В России зарегистрировали третью вакцину от коронавируса — ее разработали в центре Чумакова. В марте в гражданский оборот поступят 120 тысяч доз
В Петербурге пункты вакцинации откроют в четырех ТЦ, в том числе «Невском центре» и «Охта Молле»
Коллеги «Бумаги»
Анастасия Пустовойтова — самая известная женщина-арбитр в российском футболе
Разговор инвалида по зрению с задержавшими его полицейскими
Что россияне думают о фильме «Дворец для Путина»
Чьи агенты? Документальный фильм «7х7»
Протесты в Петербурге 2021
Петербургским школьникам раздают памятки о последствиях участия в несанкционированных митингах
Эксперты представили доклад о свободе интернета в России в 2020-м. Петербург снова попал в «красную зону»
Петербургское управление МВД не усмотрело нарушений при задержаниях журналистов на январских акциях протеста
Запрет на проведение протестных акций нельзя отменить, так как требование использовать СИЗ противоречит закону о митингах, заявил Беглов
В центре Петербурга заметили автомобили Росгвардии, у «Горьковской» установили заборы
Подкасты «Бумаги»
«Партнерство — это свобода выбора». Чайлдфри, синглы и многодетные родители рассуждают о семье, отношениях и стереотипах о браке
«Разучиться летать в космос — это реально». Говорим про будущее лунных миссий, ракеты и космический мусор
«Моя семья пережила одну из самых страшных катастроф XX века». Сотрудники «Бумаги» рассказывают истории родственников, прошедших блокаду
«Человечество — как оркестр: в нем нужны разные инструменты». Как люди с психиатрическим диагнозом публично говорят о жизни с расстройствами
Слушайте семь подкастов «Бумаги» за 2020 год. В них говорим о дружбе, ЛГБТ, путешествиях по России и медицине
Утрата памятников архитектуры
История дачи Громова в Лопухинском саду — от купеческой виллы до ленинградской телестудии. Отрывок из письма «Бумаги»
«Меня привлекает обшарпанность города». Как художница создает конструкторы в виде петербургских дворов — с гаражами, деревьями и надписями на стенах
У апостола на фасаде казачьего собора оторвали руку — возможно, во время митинга. Возбуждено уголовное дело
Суд отказался отзывать разрешение на перестройку дома Басевича. Активисты считают, что иск подал человек, связанный с застройщиком
В Ленобласти произошел пожар в усадьбе Пименовых-Шараповых, построенной в XIX веке. Пострадавших нет

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.